Брюно Пельтье признался в любви

7
20.11.2017 Musecube в Museзачёт

Брюно Пельтье, как доброе французское вино, — с годами только лучше. В прошлый понедельник на московской сцене канадский певец, известный даже неискушенной публике как “длинноволосый парень в синем плаще” из мюзикла Notre-Dame de Paris, продемонстрировал, что в свои 55 по-прежнему не болеет звездной болезнью и способен погружать зал в транс с помощью одного лишь голоса и рояля.

На счету харизматичного канадца – десяток сольных альбомов, миллионы проданных дисков, дюжины музыкальных наград и тысячи разбитых сердец по всему миру. Россия — не исключение. Впервые Пельтье навел шороху в Москве еще в 2009 году, собрав два полных зала в театре Эстрады в отсутствие рекламного бюджета и сделав месячную выручку столичным продавцам цветов. Его голос мечтают услышать в Париже и Сеуле, но именно Москва – единственный город по эту сторону океана, куда певец, покоренный горячим приемом публики, возвращается с завидной регулярностью.

В этот раз снова аншлаг, а некоторые особо стройные зрительницы даже сидят по двое на одном кресле. В зале — публика всех возрастов, но существенный гендерный перекос в сторону юной женской аудитории подтверждает, что расхожий канадский анекдот 90-х годов “Где познакомиться с красивой девушкой?” — “Сходи на концерт Пельтье” для России по-прежнему актуален.

В воздухе витает ощущение предвкушения, на лицах публики — улыбки, а в руках — сотни бело-голубых флагов канадской провинции Квебек, откуда родом певец, отчего концертный зал с невероятно подходящим к случаю названием “Русская песня” смахивает скорее на штаб квебекских сепаратистов. Это работает изобретательный и многочисленный фан-клуб певца, участники которого съезжаются на концерты канадца со всей России, добираясь самолетом, пароходом и даже автостопом из таких отдаленных мест как Красноярск, Владикавказ и Новосибирск.

Герой вечера появляется на сцене под громкие аплодисменты. “Сколько лет, сколько зим!” — приветствует Брюно Пельтье аудиторию на русском, демонстрируя практически безупречное произношение, сияющие глаза и посеребренный сединой, но все равно какой-то мальчишеский ежик. “Сегодня вас ждет простой, но очень душевный спектакль,” — обещает певец.

Он действительно дает не концерты, а спектакли: два с лишним часа музыки, театра и stand-up comedy. В репертуаре певца — джазовые импровизации, рок-баллады, французский шансон, рождественские хоралы, оперные арии и поп-музыка. Такое разнообразие — большая неожиданность для публики, открывшей мощный голос канадца благодаря роли поэта Гренгуара в нашумевшем мюзикле и склонной ожидать определенной преемственности стилей и в сольном творчестве певца. Однако Пельтье, за 30 лет карьеры так и не научившийся делать то, что от него ждут, считает, что не стоит бояться быть самим собой. Преданные поклонники Брюно — “брюнетки” и “брюнеты” — не ропщут, с изрядной долей самоиронии признавая, что в его исполнении готовы слушать и телефонный справочник.

К счастью, 6 ноября Брюно Пельтье привез в Москву кое-что получше телефонного справочника.

Феерический трэк-лист, в котором соседствовали Эдит Пиаф и Metallica, Жак Брель и Radiohead, Майкл Джексон и Пуччини, песни из мюзиклов и сольные хиты Пельтье, был составлен “по просьбам публики”. Певец, по его собственным словам “никогда не позволяющий другим делать за себя выбор”, в этот раз изменил своим принципам. Программа концерта — результат открытого голосования на официальной странице Пельтье в Фейсбуке, где каждый желающий мог вписать в афишу любимую песню.

В этот вечер канадец пел на французском, английском, итальянском и русском. Певец начал выступление с классики французского шансона, La quête Жака Бреля, словно давая понять собравшимся, что проходных песен сегодня не будет. Следом без паузы — композиция You raise me up группы Secret garden, номинированная в исполнении Джоша Гробана на Грэмми в 2003 году. Версия Пельтье — столь эмоциональна и вдохновляюща, что даже та часть аудитории, которая предпочитает французский репертуар артиста, вознаграждает его заслуженными аплодисментами.

Франко-канадец, который в отличие от своих соотечественников Селин Дион, Гару и Рока Вуазина за 30 лет карьеры так и не выпустил ни одного англоязычного альбома, остается преданным родному французскому. “В Квебеке нас 8 миллионов франкофонов в окружении 300 миллионов англоговорящих, и мы знаем, как важно сохранять свой язык,” — объясняет он московской публике. Это — еще одна причина, по которой Пельтье считает необходимым оказать уважение неизменно тепло принимающей его российской аудитории, говоря со зрителями на их языке. В руках у певца — ворох уже традиционных “щпаргалок”, с помощью которых он по-русски рассказывает о каждой песне. С 2009 года, когда канадец впервые огорошил публику познаниями в русском, его произношение существенно улучшилось — теперь он перешел на следующий уровень и, похоже, работает над интонацией. И все же великий и могучий сложно дается франкофону: канадец местами спотыкается на шипящих и свистящих, и старательно, как школьник у доски, проговаривает трудные слова. Упорные фонетические упражнения в исполнении мировой звезды настолько трогательны и комичны одновременно, что зал буквально умирает от восторга, и даже из-за рояля раздается сдавленный смех — это не выдерживает пианистка Жюли Лямонтань, единственный музыкант, сопровождающий Пельтье в этом турне. Жюли впечатляет виртуозной игрой на фортепьяно, а также концертными туфлями на десятисантиметровых шпильках, которые абсолютно не мешают ей изящно управляться с педалями инструмента.

После развлекательной паузы один за другим следуют французские хиты: Mon Dieu Эдит Пиаф, La chanson des vieux amants и Amsterdam Жака Бреля. Последняя вещь, посвященная незамысловатой жизни моряков, судя по реакции зала и последующим комментариям в соцсетях, больше всего запала в душу зрителям. В звуках фортепиано чудятся завывания ветра и плач аккордеона в портовой таверне, а владеющая французским часть публики может оценить, как точно соответствуют тексту “надменные жесты” и “гордый взгляд” морского волка в исполнении Пельтье — танцующая фигура у микрофона в лучах софитов демонстрирует замершей аудитории настоящий моноспектакль. Финальная трепещущая нота, взмах руки, прерывающий музыку, и — прежде чем зал взорвется аплодисментами — несколько секунд над ним висит пронзительная, звенящая тишина.

А Пельтье, не давая зрителям прийти в себя, продолжает программу песней “Клоун”, с первыми нотами которой над залом проносится тихое “Ааах…” — эта щемящая композиция с сольного альбома “Un monde à l’envers”, написанного после развода с женой, находит особый отклик у русской аудитории. Пельтье, уже несколько лет счастливый в новом браке, доносит этот горький и откровенный рассказ о невозможности заменить тысячами “браво” одного любимого человека с такой искренностью, что в голосе слышится плач. Неудивительно, что после этой композиции у многих в зале заблестели глаза. Кажется, только артист на сцене сохраняет ясный взгляд и ведет за собой последних обезоруженных скептиков к кульминации спектакля, где их ждет целый калейдоскоп сменяющих друг друга образов.

Перед зрителями — то всесильный граф Дракула с хищным профилем, королевской осанкой и арией Règne из мюзикла “Дракула: между любовью и смертью”, впервые звучащей в сольной программе; то сам Пельтье тридцатилетней давности — неловкие движения и смущенный взгляд испуганного конкурсанта, проходящего прослушивание на роль в звездном мюзикле. ”Вы — мое жюри,” — говорит обладатель World Music Awards, назначая зрителей своими судьями, и поет арию Жана Вольжана Bring him home из Miserables. “Так я получил эту роль?” – лукаво интересуется он по-русски у зала по завершении “кастинга”.

Пельтье, всегда готовый посмеяться, в первую очередь над собой, неожиданно органично смешивает в спектакле возвышенные чувства и скетчи на грани фарса. Он создает подходящие моменты сам и оперативно реагирует на подачи из зала. “Я не претендую на статус оперного певца, но мне очень нравится их репертуар. И я хочу сегодня спеть вам оперу”, — объявляет Пельтье. “Ооо,” — произносит кто-то в партере таким недоверчивым тоном, что публика заходится от смеха, а канадец охотно подхватывает эту реплику: на протяжении следующих минут он разыгрывает целую пантомиму на тему, что куда уж ему-то, в ряд с оперными певцами. В тот момент, когда у зрителей от смеха уже начинает сводить скулы, Пельтье, внезапно становясь серьезным, поднимает руку, прося тишины. И столь неоспорима его власть над аудиторией, что, неуправляемое, казалась бы, веселье зала смолкает в доли секунды – и певец представляет на суд публики весьма достойную версию арии Nessun dorma из оперы “Турандот” Джакомо Пуччини. “Ну как, пойдет?” — интересуется он у слушателей, вытянув последнюю ноту. “Bellissimo!” — выносит вердикт аудитория, и в подтверждение этой оценки в разных концах зала появляются плакаты с соответствующей надписью. “Спасибо за вашу терпимость!” — иронично благодарит артист.

На самом деле, Пельтье не впервые петь оперу. В этом году у него своеобразный юбилей — 20 лет назад классическая песня Miserere из репертуара Андреа Бочелли, исполненная молодым Брюно на крупном канадском фестивале, за один вечер круто изменила карьеру певца, превратив подающего надежды рокера в звезду первого эшелона: вышедший вскоре одноименный альбом Пельтье стал дважды платиновым в Канаде.

Конечно, Miserere тоже есть в программе концерта. “Как удивительна моя жизнь,” — затягивает Пельтье на итальянском, и с этими словами, словно иллюстрирующими превратности судьбы артиста, над залом поднимается море квебекских флажков, качающихся в такт мелодии. Вооружившись таким же, певец начинает дирижировать аудиторией, не прекращая выводить “Господи, помилуй” (именно так переводится “Miserere” с итальянского): сотни бело-голубых символов Квебека, повторяя движения дирижера на сцене, то трепещут высоко над головами зрителей, то резко падают вниз. Все это происходит под торжественные звуки оперной арии, взрывы смеха публики и недоуменные взгляды охранников. “Вы — потрясающие!” — благодарит зал Пельтье в конце этого представления.

Эта публика и в самом деле невероятная. Увидеть визжащий танцпол или охранников, расталкивающих истеричных фанатов, несложно на концертах многих звезд. Наблюдать столь единодушное трепетное отношение зала к артисту можно, пожалуй, лишь в гостях у Брюно Пельтье. В первой же паузе между песнями к сцене несут цветы. “Как, уже?” — смеется певец и деловито готовит место у рояля под грядущую клумбу. И действительно, букеты и подарки прибывают, как река в половодье. Среди сувениров — бумажный самолетик, прилетевший из Сибири, фигурка Гренгуара в формате мягкой игрушки и даже портрет самого Брюно, который удивленный певец продемонстрировал залу.

Один из самых трогательных моментов вечера случился во время исполнения La Manic. Эта песня отсылает к истории Квебека, где на реке с одноименным названием в 60-е года прошлого века велась грандиозная стройка гидроэлектростанции национальных масштабов. Работать на этот канадский БАМ приезжали со всей страны, оставляя семьи и любимых. Песня, написанная известным канадским поэтом Жоржем Дором в 1966 году — это письмо рабочего стройки, обращенное к возлюбленной: простой, но трогательный текст о тяготах жизни вдали от родных мест и близких людей.

В исполнении Брюно Пельтье эта классика прошлого века обрела новую жизнь в Квебеке 2000-х годов, и с тех пор певец включает ее в программу каждого выступления. Исключением не стал и московский концерт. На словах “Si t’as pas grand’chose à me dire écris cent fois les mots «Je t’aime»” (“А если нечего сказать — просто напиши сто раз “я тебя люблю”) сотня человек в партере одновременно подняла листы с надписью “Je t’aime”.

Вдохновленный мощной поддержкой зала, под конец вечера певец окончательно разошелся: он демонстрировал залу “лунную походку” Майкла Джексона, балетные па под фортепьяно и хулиганскую стрельбу глазами по партеру под I’ll be watching you группы The Police. Попурри из эффектно переплетающихся мелодий Billie Jean Джексона, Nothing else matters Металлики и собственной J’oublie ma folie в блюзовой интерпретации стала одним из лучших моментов вечера. А разноцветные огоньки в руках зрителей под “Свечи зажги” — песню, написанную частично на русском и частично на французском другом Пельтье и продюсером его московских гастролей Борисом Орловым — погрузили слушателей в атмосферу приближающихся новогодних праздников.

Ирина Никифорова, специально для MUSECUBE

Автор фото — Маруся Гальцова

Поделиться через:
Share on VKShare on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on TumblrPin on PinterestShare on LinkedInShare on Reddit


comments powered by HyperComments


Об авторе

Musecube
Musecube


Alex
2017-11-23 01:22:38
Ничего себе) Я слышал этого певца (не живьем), круто поет, но что такая программа, и на концерте такая движуха... Бомба!
2017-11-22 18:51:43
Даже захотелось сходить :)
Диана
2017-11-22 19:48:48
Браво, Автор! За каждое слово и переданные эмоции! Была на концерте, и, действительно, все так было и есть! Окунулась в ностальгию)) Брюно уникальный! Ждём новых концертов, а за ним таких крутых и честных статей!
Мария
2017-11-22 22:32:10
Спасибо! Отличная статья про прекрасного исполнителя! Пишите побольше о французских и квебекских исполнителях, я уверена, в России у них есть своя огромная аудитория!
Светлана
2017-11-23 00:33:50
Прекрасная статья о прекрасном концерте и великолепном артисте! Довелось там побывать и наблюдать за происходящим из первого ряда...Никакие слова не могут описать той прелести,того великолепия,царившего в зале и на сцене..Очень хочется,чтобы люди узнавали о таких Артистах и ходили к ним,а Брюно чтобы приезжал и приезжал,потому что его здесь любят и ждут.Спасибо!!
Natalia
2017-11-27 11:06:29
Спасибо! прекрасная статья, все так и было
2017-11-22 13:15:00
Супер! Спасибо за прекрасную статью!