Ночер сказок в доме кофе и книг

0
25.03.2014 Алена Муравлянская в Поэзия

«Табаки велел мне записать в дневнике, что «грядет Ночь Сказок»… («Дом, в котором». Мариам Петросян).

dolgareva19 марта в «Книгах и кофе» имел место быть Ночер Сказок. Нельзя сказать, что он прошел – и начало, и конец были как-то размыты, поэтому лучше всего сказать, что он просто был, где-то на изломе дня к вечеру. Если Ночер, то почему не ночью? Здесь дело не во времени, а в особом пространстве, в которое попали гости. Пространстве, отчасти похожем на Ночь Сказок из жутковатой и волшебной книги «Дом, в котором» авторства Мириам Петросян – книги, которая за несколько лет уже стала культовой в не таких уж и узких кругах. Отчасти – вовсе не похожем, своем собственном магическом мире, более приветливом и открытом для любого гостя, чем Дом, в котором.

Пока что Табаки влез на стремянку для объявления.
— Не все наши правила известны гостям, — заорал он. — Поэтому я, на всякий случай, их перечислю. Любой из присутствующих имеет право задать рассказчику один вопрос. Только один! Желательно, в конце, не прерывая рассказа. Реплики допустимы, но не приветствуются. Выкрики с мест запрещены… Всем все понятно? («Дом, в котором». Мариам Петросян).

На Ночере Сказок правила вслух не озвучивались — но, пожалуй, именно такими правилами все и ограничилось. Прочих формальностей не было. Билеты, потерявшиеся в самом начале вместе с организатором вечера – небезызвестным петербуржским поэтом Арчетом – даже и не были нужны: бланк и бланк, зачем он? Ведь все нашли зал и устроились совершенно самостоятельно. Начало растянулось – подтягивались опоздавшие, выходили на сцену выступающие, просили подождать – и нет, никто не нервничал, не смотрел с укором на часы. Общались, озирались по сторонам, здоровались.
poe1
Маленький столик у входа был завален подвесками, бусами, увенчан табличкой «Счастье для всех даром». Кто-то выбирал себе побрякушку симпатичнее на память, кто-то менялся в процессе Ночера. Поэтесса Сопрано совершила самый трогательный обмен: объявила со сцены, что ищет нового хозяина для своего игрушечного льва Андрея. Андрей в итоге был торжественно обменян на шляпу.

Там много чего пряталось, в этих историях, они все были с секретом, даже самые сказочные… («Дом, в котором». Мариам Петросян).

Ночер Сказок зазвучал разными голосами. Громче всего звучал голос Анны Долгаревой, известной в Сети как Лемерт – поэтессы, осевшей в Петербурге совсем недавно. Страшные языческие сказки, истории о любви – и той, которая похожа на вечность, и той, которая старательно не сознается в своем существовании, строки о несуществующих, но таких реальных мирах – под мягко падающий, совсем не мартовский, пушистый снег за окном.

Читал Арчет – чужое и свое, стихи и прозу, оживлял своего Шуршафчика под непрерывное девичье умиление (а девушки в зале были в подавляющем большинстве). Звучала Сопрано – сказками и рифмами, нежными и пронзительными, хрупкими, но со стальным стерженм.
Горела Александра Аксолотль Закирова – ярко, жгуче-остро, со смехом (а иногда — насмешливо).
Говорила Джезбел Морган – рассказывала жуткие сказки, которые, пожалуй, можно друг другу пересказывать в темноте под одеялом, прячась от чудовищ под кроватью.
poe2
Раздавались голоса и сказки, пах кофе, шуршали книги. Обещали волшебство – волшебство творилось прямо в этом маленьком зале, заставленном книгами. Оно возникало между людей, сидящих бок о бок и пряталось в молчании зрителей завороженно смотрящих на маленькую сцену и фигуру очередного Сказочника на ней.

Я лежал, кутаясь в свой краешек одеяла, и мне было хорошо. … Если бы утром кто-то сказал, что я проведу эту ночь вот так, разомлевший и счастливый, напиваясь и слушая сказки, смог бы я в это поверить?
Пожалуй, нет. («Дом, в котором». Мариам Петросян).

Алена Муравлянская, специально для MuseCube
Фотограф Дарья Гурина


Об авторе

Алена Муравлянская


Нет комментариев



Будь первым!


Написать комментарий