Invade My Soul: «Стараться преобразить мир своей музыкой — наше призвание»

0
28.03.2014 Юлия Домрачева в КубИнтервью

Постер1800х1200-1200x796Многие из нас мечтали создать свою рок-группу, записать парочку альбомов, ездить по городам с концертами. Чьи-то мечты так и остались мечтами, а чьи-то – стали вполне реальной действительностью. Группа Invade my soul доказала на своем примере, что все усилия вознаграждаются, собрав достаточную сумму для записи альбома «Вторжение в душу» в краудфандинговом проекте. Вокалист Станислав Полянский объяснил нам, почему не все группы переезжают в столицу и насколько важны мечты.

МС — Юля Домрачёва

МС: Давайте познакомимся. Расскажите немного о своей группе.

Группа Invade my soul — это горячая сибирская смесь альтернативного метала, электро-рока, экстрим-вокала с глубокой лирикой на русском языке. Место нашей дислокации — Пыть-Ях/Сургут, Ханты-Мансийского автономного округа-Югра. Invade my soul — это Станислав Полянский (лидер, вокал), Илья Сорока (экстрим-вокал), Кирилл Шпак (гитара) и Максим Кордубан (ударные, сэмплы).

МС: Насколько трудно играть рок, находясь так далеко от мегаполисов?

Не будем скрывать, трудно. В провинции не так развита рок-сцена, да и вообще культура находится на невысоком уровне: не так уже часто организуются концерты, не такие уж большие аудитории слушателей, как хотелось бы.

МС: Большинство групп в поисках скорого признания, быстрой славы уезжают в столицу. Вы не последовали их примеру. Это сознательный выбор?

Сегодня столичная сцена перенасыщена, и слушатель избалован. Наивно полагать, что столица ждет тебя с распростертыми объятьями. В конце концов, Россия – это не только Москва и Питер. Конечно, централизация ресурсов огромна. Но, в конце концов, а почему бы не ездить с концертами из своего родного города? Именно так мы решили поступить.

МС: Вас нередко сравнивают с группой Linkin Park. А сами видите сходство?

Конечно, видим. LP повлияли на рождение и развитие мечты о рок-банде. И нам до сих пор нравится их творчество: музыканты не стоят на месте продолжают экспериментировать в стилях.

МС: Вас приглашают выступать на концертах в честь Дня города не только у себя, в Пыть-Яхе. Как известно на такие мероприятия приходят люди, далекие от рок-музыки. Как они реагируют на тяжелые риффы и экстрим-вокал? Может быть, кто-то из них стал фанатом группы?

В каждом городе есть определенной число любителей рока. К тому же, Invade My Soul – это не только тяжелые риффы и экстрим-вокал, но и послание веры, надежды, любви в сердце каждого слушателя. И люди слышат это в нашей лирике. По крайней мере, те из них, кто способен смотреть за рамки шаблонов и клише.

МС: Группа существует уже 10 лет. Известность понемногу стала приходить к вам в последние 3-4 года. Что не давало сдаться и перестать играть?

В вопросе возраста группы у нас у самих была небольшая путаница. Но, по сути, Invade my soul только 4 года. До того, как мы осознанно поставили перед собой большие цели и серьезно занялись музыкой, играли в другом проекте, в другом стиле и качестве. Тем не менее, все эти 10 лет трое из нас вместе благодаря мечте, горевшей в юных сердцах и горящей до сих пор. Думаю, что стараться преобразить мир своей музыкой, вселить надежду и укрепить веру в сердцах слушателей — наше призвание. Оно просто не дает нам покоя. Только в нем мы по-настоящему счастливы.

МС: Некоторое количество времени вы играете без бас-гитариста. Справляетесь без него или поиски продолжаются?

Приходится справляться. Наш басист уехал учиться, и достойную замену пока найти не удалось. Роль баса в группе играет ноутбук (playback). Но мы с радостью приняли бы в свои ряды человека, искусно владеющего инструментом и разделяющего наши цели.

МС: Музыку пишут гитарист и барабанщик, тексты – вы и второй вокалист. Такое разделение «обязанностей» было изначально?

Изначально писать и делать аранжировки песен приходилось мне, затем работали над деталями и нюансами вместе. Теперь роли распределены иначе: я пишу тексты, музыку – Кирилл и Максим, а потом все вместе развиваем и совершенствуем идею.

МС: У вас есть акустический сайд-проект, в котором вокалисткой является Анастасия Полянская. Не было мыслей разбавить мужской коллектив Invade My Soul женским вокалом?

Такие мысли были. Но у нас с Анастасией разные музыкальные вкусы и предпочтения, поэтому пока что с ее участием мы делаем облегченные/акустические версии и пишем бэк-вокал для некоторых песен.

МС: Кроме того когда-то существовал поп-сайд-проект «Life in Motion». Некоторые песни из его репертуара в измененных версиях перешли в Invade My Soul. Откуда такая любовь к сторонним проектам?

Хаха, как далеко вы копали. Году в 2003-2004 проект «Life in Motion» был моим дебютом в написании музыки и стихов: мы с двумя вокалистками записали один альбом и на этом всё закончилось. Потом появились парни, и в моей жизни начался «рок-период». А сейчас просто появляются талантливые музыканты с классными идеями, и мы говорим: «А почему бы и нет?» Мы стараемся реализовывать хорошие идеи, ведь они открывают перед нами новые двери.

МС: Какую из ваших песен считаете самой важной?

Очень сложно ответить на этот вопрос однозначно. В каждую песню вложена частичка души, переживаний, эмоций. У каждого члена группы есть несколько любимых песен, а самую важную выделить еще сложнее. По крайней мере, первыми в голову пришли: «Вечность» и «Тишина». Хотя внимание общественности к группе привлек сингл «Герои нашего времени».

МС: Этот год ознаменован выходом вашего дебютного альбома «Вторжение в душу». Были попытки самостоятельно записать альбом до участия в краудфандинговом проекте?

Ранее мы пытались и записали своими силами мини-альбом «Надежда нации». Но из-за недостатка бюджета всё делали самостоятельно, в том числе сведение, дизайн и печать обложки. Результат нас не очень радовал, да и весь процесс долго очень затягивался. Материал накапливался, а денег на качественную запись всех песен не было. Записывали по одному синглу в 3-4 месяца.

МС: А кому пришла мысль о краудфандинге?

Даже не припомню, откуда информация о краудфаундинге попалась мне на глаза. Сначала я подумал, что это бессмысленная идея. Но, увидев, что другие проекты реально получают поддержку, подумал: «А может и у нас получится?»

МС: Были споры о количестве песен для альбома?

Споров не было: количество песен напрямую зависело от суммы финансовой поддержки. Мы определили, что мы должны записать минимум 9-10 песен. А потом еще добавили бонусом две акустических версии. В итоге на CD и в iTunes 9 основных треков и 2 дополнительных.

МС: Теперь вы верите, что желания исполняются?

Несомненно! Но не без приложенных усилий, поддержки друзей и благорасположения Небес.

Вопросы задавала Юлия Домрачева, специально для Musecube

 

 

Поделиться через:
Share on VKShare on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on TumblrPin on PinterestShare on LinkedInShare on Reddit


comments powered by HyperComments


Об авторе

Юлия Домрачева
Юлия Домрачева