Сергей Воронов: «Язык, текст, голос — такие же инструменты, как гитара, бас или ударные»

0
12.06.2014 Артём Тихомиров в КубИнтервью

13 и 14 июня на территории Измайловского кремля, одной из самых атмосферных площадок столицы, пройдет фестиваль «2 Days». Два дня призваны объединить поклонников качественной живой музыки и custom-культуры — уникальных мотоциклов и коллекционных авто. Накануне фестиваля корреспондент MUSECUBE встретился и поговорил с одним из участников и организаторов фестиваля – гитаристом, вокалистом и лидером группы Crossroadz Сергеем Вороновым.

voron1Сергей, расскажи немного о фестивале «2 Days». Как появилась идея его проведения?

До кризиса мы устраивали фестивали блюза в парке «Лефортово», и у меня давно была идея возродить подобный фестиваль. Решил осуществить эту идею вместе с Володей Рощиным, с которым сотрудничал в прошлом году на одном фестивале в Подмосковье. Володя — человек из мира байкеров, поэтому наш фестиваль объединил музыку c демонстрацией custom-культуры байкеров: мотоциклы, хот-роды. Фестиваль не совсем блюзовый — будут играть такие группы как Моральный кодекс и Серьга — но мы и не ставили себе задачу сделать только блюзовый фестиваль. Нет никаких рамок, приурочивания к какой-то дате. Просто сейчас начало лета, пора выходить из клубов, и все группы, которые мы пригласили, с энтузиазмом восприняли наш призыв.

Тем не менее, на фестивале, судя по афише, сыграют практически все известные в Москве блюзовые музыканты. Кого бы из них ты лично порекомендовал придти послушать?

Это, конечно, гитарист Вадим Иващенко, а еще группа Backstage, где играет Юрий Новгородский — он вообще мой любимый гитарист. У Михаила Мишуриса будет интересная программа и большой состав — с духовой секцией.

Crossroadz тоже выступит расширенным составом?

Да. Мы играем 14-го. С нами будет играть Алексей Сечкин на клавишных, Настя Концевая на бэк-вокале и Миша Владимиров (губная гармоника – прим MUSECUBE) — он практически всегда с нами.

А оригинальным составом – вчетвером – вы больше не играете?

Играем, конечно. В клубах, где очень маленькая сцена, но таких площадок все меньше и меньше. На гастролях, но, как правило, с нами кто-то еще едет. Настя Концевая нам помогает. Сейчас у нас много песен, где бэк-вокал просто необходим. Саша Торопкин, ударник, всегда со мной поет, но есть вещи, где нужно два бэка — ничего не поделаешь.

Что-нибудь новое будете играть в Измайлово?

Да, у нас есть пара новых песен, которые еще не вошли ни в какие пластинки.

В России есть аудитория у наших групп, исполняющих собственные песни на английском?

Если бы ее не было, то тогда как бы мы играли? Мы давно играем свои вещи. Новый всплеск случился после выхода моей сольной пластинки Irony – мы из нее играем много песен, зрители на концертах их знают и ждут. Например, начинаешь играть We Were Meant To Be или I Can’t Afford It — зал на них сразу реагирует.

А почему ты решил записать Irony не как альбом Crossroadz, а сольно? Не получалось всей группе поехать на запись в Лондон?

Нет, просто мой партнер по диску, спонсор записи, предложил мне записать мои песни именно сольно, в Лондоне, с одним из лучших продюсеров. Это было его условие. Мы вышли на Криса Кимси (Chris Kimsey), с которым я уже к тому времени был знаком. Крис собрал команду классных сессионных музыкантов, переигравших с Тиной Тернер, Родом Стюартом, Jamiroquai и много с кем еще.

Но зато группа Crossroadz играла концерты в Лондоне. Как тамошняя публика реагирует на русскую группу, играющую блюз?

Давно уже нигде не реагируют просто на русскую группу, играющую блюз. Если группа нравится, ее принимают хорошо, нет – никак не реагируют. В Лондоне у нас оба раза были отличные концерты. Обычно народ приходит на известные имена. К нам же люди приходили просто по афише клуба. У нас не было эфиров, особой рекламы, разве что маленькие анонсы в Time Out и в местной русскоязычной газете.

Помимо тебя все участники Crossroadz хорошо знают английский язык?

Не сказал бы, но и не всем надо петь. Вообще я считаю, что человеческая лень не знает границ, и люди, которые не учат иностранные языки, сами себя обкрадывают, но это отдельная тема. У меня все просто — я англоязычную музыку слушал с детства. И хотя я не знал языка (немножко говорить стал только к окончанию школы), не понимал, о чем там поется, мне нравилось само звучание. Потом я поступил в ин.яз и выучил английский. Так что я понимаю, о чем пою.

Для меня язык, текст, голос — такие же инструменты, как гитара, бас или ударные. Кто-то хорошо пользуется русским, кто-то английским, кто-то и тем, и другим, и третьим. У нас, кстати, есть одна вещь на немецком. Можно было бы еще написать, но…лень! У меня набросков для текстов полно, и на немецком есть парочка.

voron2Новых песен много пишется?

С музыкой проблем нет, проблема обычно в текстах. Либо не идет, либо лень. Как-то я два года потратил, пытаясь сочинять на русском, обращался за помощью к текстовикам. В итоге ничего толкового не придумал, да еще потерял навык написания английских текстов, пришлось наверстывать, снова окунаться в языковую среду. Это всегда полезно. В Америке не был уже лет 15, а надо бы. Каждый год планирую, но не получается пока.

По-моему, если пишешь текст на русском к роковой или блюзовой композиции, то нужно очень осторожно выбирать слова. У русского языка есть особенность превращать рок в эстраду. Согласен?

Абсолютно. У меня хорошее чувство русского языка, и я слишком ответственно к нему отношусь — вот в чем беда. У меня есть масса друзей среди русских рокеров, которые поют что бог на душу положит, и у них, кстати, все звучит органично, меня ничего не коробит. Но даже не могу представить, если бы я спел эти слова. Так что, несмотря на свободу самовыражения, какое-то ограничение здесь присутствует.

А у кого, на твой взгляд, получается сочинять хорошие рок-тексты на русском?

Мне кажется, очень удачный пример — Алексей Романов. В его текстах нет никаких соплей, никакого пафоса. У Гарика Сукачева много удачных текстов, которые легко петь, они уже стали частью нашей рок-музыки. Но они всю жизнь писали на русском. Я не собираюсь ограничиваться английским, хочу петь и на русском тоже. Мне есть что сказать людям, но просто жонглировать русскими словами мне труднее, чем вышеупомянутым ребятам. У них все лаконично, образно, и есть история в песне. Но думаю, песни на русском у меня будут. Уже есть одна.

Текст в соавторстве написал?

Нет! Сам родил! Текст либо легко получается, либо с ним лет пять приходится мучиться.

Сегодня, кстати, знаменательная, но грустная дата – 10 лет со дня смерти Рэя Чарльза. Я знаю, что тебе довелось и с ним поиграть, когда он приезжал в Москву на гастроли в 2000м.

Не совсем так. Мы играли с его оркестром в первом отделении его концерта, до того, как он сам вышел на сцену. После концерта, кажется, была встреча в посольстве, но я на нее не ходил.

А какую его вещь ты тогда исполнял?

Мы, кстати, до сих пор ее играем. Она называется Lucky Old Sun. Когда организатор предложил мне поучаствовать, я сначала выбрал Unchain My Heart – она проще. Но за день до концерта он вдруг звонит мне и говорит, что Рэй и его оркестр больше не играют эту песню. Сказал, чтобы я выбрал другую вещь, и оставил мне диск с песнями, которые они играют. И мне запала в душу эта песня, хотя она ужасно сложная! Выписал текст, послушал раз восемь, пришел на sound-check, быстро прогнал ее с руководителем оркестра. Дико переживал, выпил коньяку для храбрости. Вынесли мне пюпитр для текста. Я боялся забыть слова, все время смотрел в текст и на гитаре за всю песню, кажется, сыграл всего одну ноту! Когда оркестр заиграл, то в их аранжировке оказалось так много аккордов! – Мы-то играем упрощенную версию. Я спел, но, конечно, было сложно. Потом еще за сценой пил коньяк с Колей Арутюновым (вокалист и лидер групп Лига Блюза и Funky Soul – прим. MUSECUBE ) – он тоже пел в том концерте.

Рэю Чарльзу понравилось, как вы спели его вещи?

Нам не сообщили его реакцию. Но вообще я никогда так не волновался. Разве что в 1986 году, когда поехал с группой Стаса Намина в Японию. Мы играли на большом фестивале. До этого были в Америке, играли в клубах, джемовали с местными музыкантами, и я на джемах часто пел. А тут Стас мне говорит: «Ты же Imagine знаешь?» Я говорю: «Знаю». Он говорит: «Сегодня вечером будешь ее петь». А там стадион 60 000 человек народу – очень сильно волновался тогда.

Будем надеяться, что фестиваль «2 Days» соберет народу не меньше.

Этот фестиваль не просто вечерний, но и дневной – целый день музыки. Начало в 13.00. Так что приходите пораньше. Двери Измайловского кремля открываются в 12.30. Приходите! Будет custom-шоу, tattoo-шоу и еще много всего интересного!

Беседовал Артем Тихомиров, специально для MUSECUBE
Фотографии Владилена Разгулина и Екатерины Головиной


Об авторе

Артём Тихомиров


Нет комментариев



Будь первым!


Написать комментарий