Саша Dizzy («Адаптация пчел»): «Я постоянно натыкаюсь на хорошие, но не раскрученные коллективы»

0
25.11.2014 Юлия Домрачева в КубИнтервью

Незадолго до начала совместного концерта с «7 расой» вокалист «Адаптации пчел» Саша Dizzy рассказал нам, какие сюрпризы преподносит судьба, в чем опасность сочинения стихотворений и почему группа этой осенью не грустит.

— Сегодня «Адаптация пчел» играет с группой «7 раса», в октябре прошло выступление с группой «ИМПЛОZИЯ». Как вы думаете, в чем секрет плодотворного сотрудничества двух коллективов?ap

— В первую очередь все решает человеческий фактор. Неважно, что играют музыканты, но по духу мы должны совпадать, как, например, с группой «ИМПЛОZИЯ». У них музыка тяжелая и протестная, у нас — более мечтательная и сказочная, тем не менее, мы с ними подружились. Есть много примеров, когда группы успешно сотрудничают, хотя их музыка кардинально разная. И напротив, много примеров, когда группы играют в похожих стилях и постоянно конфликтуют.

— Вы участвуете в записи музыки для других проектов. Трудно писать не для себя, ведь, наверное, нужно подстраиваться под чужой стиль?

— Любое творчество — это поиск, неважно для кого ты это делаешь, поэтому стиль не играет существенной роли, гораздо важнее, чтобы совпало настроение. С «7 расой» у нас все получилось.

— В последнее время возникла тенденция для записи альбома обращаться к краудфандинговым платформам. «Адаптация пчел» использует для этого свой собственный сайт. Почему вы не обращаетесь к уже ставшим в этом деле специалистам?

— Сейчас краудфандинг поставлен на поток: появились платформы, которые предлагают свои услуги по сбору денег и сами зарабатывают на этом. Они к нам тоже обращались, но есть подводные камни, которые, конечно, не любят афишировать — они берут очень большой процент от суммы сбора. И я не понимаю, зачем обращаться к посредникам. Мы собираем сами и в свое время удивили этим общественность. Так получилось, что «Адаптация пчел» стала пионером краудфандинга в России. В первый раз мы собирали средства на запись альбома «Меланоя» в 2007 году, и тогда это было новым веянием, было много непонимания и неодобрения. Предложили эту идею наши слушатели: они нашли информацию, что на западе так и происходит. И это правильно.

— А пока средства только собираются, чем занимается группа: концерты, запись демо?

— Если говорить об альбоме «Сны из тюбика», то демки для него уже давно записаны. Он существует полностью в черновом варианте. Весь вопрос — это студия, которая стоит очень дорого. А так жизнь на этом не заканчивается. Мы сочиняем, репетируем, рисуем клипы, сотрудничаем с другими группами. Я пишу новый материал и стихи. Жду квартирники, чтобы попеть свои песни (с воодушевлением).

— А почему именно квартирники?

— Новые песни пока исключительно мои, то есть группа их еще не разбирала. Квартирники — это хорошая возможность исполнять новый материал. Пишу я постоянно, иногда публикую что-то: у нас на сайте есть специальный раздел, одно время выкладывал туда, сейчас перестал. Думаю опять начать.

— Кстати, почему ты перестал выкладывать на сайт стихи?

— До определенного момента я больше писал тексты, даже если получались стихотворения. Все дело в разнице размера и ритмики, и я стихи переделывал под структуру песни. Потом наступил момент, когда поэзия захлестнула меня. Я всегда прислушивался в первую очередь к слову: когда слушаю музыку, я слушаю слова. Поэтому мне более близка русскоязычная музыка, чем зарубежная.

Я и сейчас пишу. А почему не выкладываю? Стихи – настроенческий порыв. Например, летом прошел творческий вечер, на котором я попробовал почитать стихи. Сначала волновался, думал, может слушатели не поймут или больше будут песен ждать. А нет. Хорошо прошло: стихотворения потом даже просили почитать на бис.ap1

— А ты не думал стихотворения озвучить? Например, Тэм из группы Lumen приложил к сборнику своих стихотворений «Простор оков» еще и озвученную версию.

— Декламировать стихотворения сложнее, чем петь. Для меня это новый жанр, я в поиске. Мне кажется, я еще не нашел нужную форму подачи своей поэзии, нужна практика. Сейчас читаю стихи своим знакомым и музыкантам в гримёрке перед концертом, заодно это снимает волнение перед выходом на сцену.

— Ну, вернемся обратно к музыке. Если посмотреть на список альбомов, выпущенных группой «Адаптация пчел», можно заметить в нем в основном двойные альбомы. Вам нравится записывать двойные альбомы?

— Первый альбом не двойной: «Точку невозвращения» мы считаем мини-альбомом. А так я пишу песни циклами, и их мы объединяем в альбом. Объем «меланойных» и «тюбишных» песен не вписывался в рамки стандартных альбомов. Как будет дальше – посмотрим. Я не буду зарекаться.

— На сайте написано, что сейчас идет запись уже третьей части «Снов из тюбика». Сколько тюбиков у тебя еще в запасе?

— Я надеюсь, что мы запишем последнюю часть. Хочу на ней поставить точку.

— Ты хочешь перейти к новым темам?

— Хочу в третьей части записать все оставшиеся тюбики. Мы думали, что запишем его гораздо быстрее. Материал-то готов давно. Но, то кризис, то еще что-то такое происходит в политике, в мире, в жизни, и это все, конечно, сказывается на музыке. Приходится прикладывать колоссальные усилия, чтобы заниматься любимым делом. Легче вообще ничем не заниматься. Никакого спроса и ответственности.

— «Сны из тюбика» рассказывают нам о детстве. Детство – время, когда ты придумываешь объяснения незнакомым явлениям, предметам. Например, многие люди под влиянием диснеевского мультсериала «Утиные истории» до сих пор уверены, что рисуя знак доллара, нужно поставить две вертикальных черты, а не одну. А какие иллюзии были у тебя в детстве?

— А я даже не замечал, одна или две черточки там (удивленно). Я до сих пор, значит, пребываю в иллюзиях. Я бы сказал, что «Сны из тюбика» рассказывают о приключениях, какой-то беззаботности — о том состоянии, в котором мы пребываем в детстве, но которое можно сохранить и будучи взрослым. Я знаю много людей, которые живут легко. Я не считаю, что жизнь борьба. Во всяком случае, есть вещи гораздо важнее борьбы.

Да, в альбоме есть «Детство налегке» и другие песни, в которых тема детства развивается. Мне важно состояние той удивлённости, когда нам кажется, что мир большой и добрый. Сказки. Сказки и приключения…

— В недавнем радио-интервью ты говорил, что любишь открывать для себя молодые группы. Как ты их находишь: случайные попадания на концерты или советы знакомых?

— С ними меня случайно сталкивает судьба. Так, например, получилось с группой «Пляски мага»: читал в интернете новости, увидел рекламу дебютного альбома, понравилось название группы. Когда мне что-то нравится, я обычно не стесняюсь делать комплименты. В общем, я им написал. А оказывается, они давние слушатели «Адаптации Пчёл» и даже когда-то писали нашему администратору. Так что это судьба. Недавно мы ездили в Беларусь, где я познакомился с музыкантом группы Avias, вернувшись домой и прослушав подаренную пластинку, очень порадовался за ребят – отличная команда, особенно мне понравился их сингл 2014 года. Я, так понимаю, это их новое творчество. Мне нравится, когда группа развивается и не стоит на месте. Поэтому вдвойне приятно за группу «ИМПЛОZИЯ»,которая на последних концертах играет песни с будущего альбома, с нетерпением жду его выхода. Материал очень мощный.

А так я постоянно натыкаюсь на хорошие, но не раскрученные коллективы. Если бы все молодые группы поддерживались на серьезном уровне, то у нас бы была мощная волна альтернативной гитарной и «негитарной» музыки в России.ap2

— Ты как автор текстов в первую очередь обращаешь внимание на слова. Сможет ли хороший текст перекрыть для тебя недостатки не очень хорошей музыки?

— Может. В свое время мне пытались поставить послушать группу «Гражданская оборона», и мне она совершенно непонравилась. А потом отдельно показали стихи Егора Летова. Я почитал с бумаги и понял, что он настоящий поэт-современник. После этого их музыка перестала меня раздражать.

Гораздо сложнее слушать, если музыка сделана грамотно, а слова — криво. А если к хорошим словам подтягивается хорошая музыка, то это просто идеальное попадание.

— Можешь назвать примеры таких идеальных попаданий?

— Меня удивляет, что музыканты в своих интервью чаще всего высказываются негативно о русскоязычной сцене, являясь при этом ее частью. Лично я считаю нашу сцену очень интересной и разноплановой. Поэтому примеров могу привести много.

Белорусская группа «Петля пристрастия» — яркий коллектив со своеобразными трагикомичными текстами, орловская группа «Пластика», московская группа «Sakura», минская группа «Avias», благовещенская группа «Пляски Мага», тверская группа «Проект-Проект», московские «Sti»,«Имплоzия», «7Раса», питерские «СВСМ», «Текто», ростовская группа «Фруктовый кефир»… Этого уже достаточно, чтобы «завертеть» такую мощную новую волну современного рока, что старый добрый русский рок мог бы со спокойной совестью отправиться на заслуженный отдых. И хотя ничего не имею против старого рока, та же группа «Агата Кристи», на которой я рос, нравится мне до сих пор, но должна быть преемственность, движение, ничто не должно стоять на месте. На мой взгляд, Игорь Растеряев, поющий под гармошку доступные для народа песни, намного актуальнее и интереснее Шевчука.

— В социальных сетях часто можно встретить обращение к группе – «адаптики». Кто его придумал?

— Все атрибуты случайно получались. Мы не придавали этому значение. Видимо, это моя склонность давать всему название: Dizzy – Шалтай-болтай, персонаж, который любил давать всем названия.

— То есть все пошло со стороны группы, а не поклонников?

— Мне не нравилось, как по-английски звучит «Адаптация пчел» — «adaptation of the bees» или «bees adaptation», и я немножко исковеркал на французский манер«ля бизадаптИк», получился «beesadaptic». Наверное, оттуда и пошло – «адаптик». Игра слов.

— На улице осень. Все вокруг хмурое и серое. Что ты делаешь, чтобы противостоять «десанту траура» по прошедшим теплым и солнечным денькам?

— Да, после лета, конечно, тяжело приходится. Но у нас получилась очень насыщенная событиями осень, мы готовили концертные программы к разным по формату мероприятиям. Так что хандрить нам не приходится.

— Вы сами подавали заявку на разогрев «Blue Fondation»?

У нас очень разноплановая музыка, поэтому мы одинаково гармонично смотримся на одной сцене как с тяжелыми гитарными коллективами, так и с трип-хоп командами, как «BlueFondation». И то, что они выбрали нас в качестве саппорт-команды, это подтверждает. Нам было очень приятно с ними выступить на одной сцене, мы давно знакомы с их творчеством и с теплотой относимся к датской сцене.

— А вообще ты любишь хандрить?

— Знаешь, если захочется, можно и летом похандрить. Когда угодно. На меня иногда наваливается такое настроение. Может быть, потому что я рыба: могу неделю веселым ходить, а потом раз — и задуматься.

— В последнее время мир такой безумный: день ото дня новости становятся более на грани. Что ты делаешь, чтобы не впасть в состояние «Шизейды»?

— Книжки читаю. Чтение погружает тебя в другой мир, неважно, сказки это или Достоевский. Эффект получается отрезвляющий. Либо работаю над песнями, пишу новые стихи. Можно недели две писать текст и быть в состоянии релакса. Кстати, это опасно: в такое время ты всегда задумчив, смотришь только в себя, и для окружающего мира ты странен. Со стороны люди подумают, то ли человек спит, то ли под чем-то. Особенно на пешеходных переходах нужно быть внимательным.

— Уже бывали случаи?

— Бывали, да. Задумываешься, а потом обнаруживаешь, что идешь на неположенный свет.

— Спасибо большое за интервью!

— Вам спасибо.

Беседовала Юлия Домрачева, специально для MUSECUBE

Поделиться через:
Share on VKShare on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on TumblrPin on PinterestShare on LinkedInShare on Reddit


comments powered by HyperComments


Об авторе

Юлия Домрачева
Юлия Домрачева