Yaffo: «Нас согревает верность идее»

1
30.01.2015 Юлия Домрачева в КубИнтервью

То, что противоположности притягиваются, известно давно. А возможно ли соединение вещей, не имеющих на первый взгляд ничего общего? Скажем, романтики 19 века и тяжелой музыки. Оказывается, еще как возможно. Основатели «викторианского гранжа», Алексей Соков и Анна Ефименко из группы Yaffo, рассказали нам о неформате, Джимми Пейдже, языковых концепциях и коротких композициях.

— Что бы изменилось, если идея о создании группы возникла не в порту Яффо?

— Анна: Мы часто путешествуем. Возможно, если бы мы по воле случая оказались в другом городе, поменялось бы название. Но сложилось так, как сложилось.

— Как и когда возник интерес к 19 веку? У Анны, наверное, он появился еще во времена учебы на историко-филологическом факультете?

— Анна: Я заинтересовалась еще до учебы, что, видимо, и определило пути моего поступления. Все началось в подростковом возрасте, когда происходят метания, выбор образов и кумиров.

— А у вас, Алексей?

— Алексей: Концепция 19 века целиком лежит на Анне. На мне – гранж, то есть вся музыкальная составляющая.

— А как вы представляете типичного любителя «викторианского гранжа»? Кто он?

— Анна: Наша аудитория настолько разрозненная, что трудно сказать. Судя из личного опыта общения с теми, кто слушает Yaffo – возраст колеблется от 12 лет до 62. Слушатели не привязаны к одной стране или одному городу. Нас слушают и любят и за рубежом.

— В текстах песен присутствуют строчки на французском, немецком и даже сербском языках. Какие еще языки планируются использовать?

— Анна: Латынь. В прошлом году у нас вышла песня «The Keys of Vatican», в которой параллельно основному тексту шла молитва. Пока что ограничиваюсь теми языками, которыми владею.

— Алексей: Возможно, будет итальянский.

— Анна: Да, когда я его выучу (улыбается). Стараюсь не лезть туда, где я не уверена в себе.

— Песня «Cantarella» рассказывает нам о Цезаре Борджиа. Есть ли некая современная персона, о которой группа Yaffo могла бы написать песню?

— Анна: Песня «Sabotage». Она целиком о моих отношениях с Джимми Пейджем — персоной, гитаристом, шоуменом, который больше всего повлиял на меня и мое мировосприятие. Правда, это XX век.

— А как насчет XXI?

— Алексей: Любое событие нужно пережить и осознать через призму времени, а уже после подкрадываться к нему медленно, постепенно.

— Анна: 15 лет – небольшой размах для анализа.

— Используете ли в текстах образы литературных персонажей?

— Анна: Мне очень нравятся реально существовавшие фигуры, например, Байрон или Лермонтов, и, в то же время и созданные писателями образы или их альтер-эго: Евгений Онегин, Чайльд-Гарольд. Вся эта романтика 19 века, викторианство, которое, так или иначе, переносим в музыку, используя в большей мере на сцене. А не писать песни из серии «перекладка Гарольда, песнь 25».

— В одном из интервью прозвучала фраза: «Только бы не продолжать традицию, не быть удобными». Но в таком случае может возникнуть страшный вариант стать неудобными никому… Вы не опасались этого?

— Анна: Не опасались. Более того, мы шатко-валко в таком состоянии и существуем пока что в андеграунде. Но мы верны идее. Эта верность нас и согревает. Вернуться к формату можно всегда, были бы желание, силы и умение. А вот чем-то отличиться… Если раз отличившись, подстроишься под формат, то потеряешь приобретенную публику и вообще пойдешь по наклонной. Нужно изначально очерчивать границы своей позиции, знать, с чем борешься и чему следуешь.

— Уже за первый год существования вы выпустили целых 3 клипа. Так получилось из-за желания как можно скорее показать визуализацию своей музыки?

— Алексей: Конкретной задачи снять клип не было. Просто так все удачно совпало, что у нас была песня, и людям она понравилась.

— Анна: Нам просто повезло. У нас очень хорошие поклонники. Они материализовались из ниоткуда и вызвались снять видео: «Хотим снять клип на эту песню. Видим такую идею, такую картинку». Мы только за.

— А планируете ли сейчас следующий клип?

— Анна: Планируем. В прошлом году мы были заняты путешествиями. Сейчас планируем запись нового материала, точнее он уже готов весь, и, разумеется, визуальное воплощение тоже.

— Как вы относитесь к кавер-версиям песен? Существует ли такая композиция, которая бы гармонично вписалась в репертуар группы Yaffo?

— Алексей: Каверы – достаточно опасная вещь. Надо выбрать песню, которая далеко не в твоем стиле, и сделать ее намного лучше оригинала или, по крайней мере, не хуже. Не каждому слушателю оригинала понравится твоя версия. У нас были задумки, и мы даже пытались что-то делать. Но так в итоге и не выпустили.

— Анна: Мы играем их живьем. В основном, музыку 90-х годов, бритпоп, Oasis. До релиза дело не дошло.

— Были ли идеи насчет акустического звучания?

— Алексей: У нас даже была полная реализация идеи. Нас приглашали на onlinetv.ru, в формате которого – исполнение акустики. Для нас это был первый опыт, и, как показала практика, опыт удачный. Нам даже самим это все понравилось.

— Анна: Работать над акустикой мы были вынуждены в очень короткий промежуток времени. За 2 вечера мы переделали всю программу. Кроме того, мы выступали заграницей именно с акустическими сетами. Поэтому знаем, практикуем, любим.

— А где вы выступали заграницей?

— Анна: В Нормандии, во Франции, в Израиле и Берлине.

— Вы принимали участие в различных фестивалях: от мотофестиваля до фестиваля независимого кино. Где же золотая середина?

— Алексей: Любой фестиваль – это событие, независимо от его тематики. В любом случае, нам приятно выступать, если нас ждут. А где нас ждут, то там мы всегда готовы сыграть. Почему нет.

— Анна, вы поэт, писатель. Читаете ли вы свои стихотворения на концертах в перерывах между исполнением песен?

— Анна: Нет. Языковые концепции не смешиваю. Я резко против использования русского языка в текстах песен Yaffo. Поэтому применяю все богатство нашего языка в литературе, тихой атмосфере без музыки.

— Алексей: У нас было несколько перформансов на литературных вечерах. Но не в рамках группы Yaffo. Я играл на клавишах, Анна читала отрывки из своих книг или стихи.

— Анна: Но это была чисто интеллигентская облатка: фортепьяно, литераторы. Разбавлять рок-музыкой пока не хочется.

— Вы упомянули, что работа над новым материалом идет полным ходом. Что это будет: альбом, EP, сингл?

— Анна: Материал для нового альбома. Пишем и надеемся, что в этом году его выпустим.

— Алексей: До этого мы были заняты другими делами: поездки, репетиции, концерты. Пишем все сами, на студию не ездим. Так что есть некая свобода.

— Анна: В то же время, живя в режиме постоянного цейтнота, приходится выкраивать время для создания чего-то нового.

— А что нас ждет на новом альбоме?

— Алексей: Он будет чуть-чуть тяжелее предыдущего.

— Анна: И чуть-чуть более утрированным. На первом альбоме все же я чувствовала какое-то стеснение. Второй альбом будет совсем на наших рельсах.

— Алексей: Некоторые вещи из него мы уже потихонечку играем на концертах. Возможно, включим в альбом старые песни в новых аранжировках. Или даже акустические песни. Например, в альбоме «Latinitsa» у нас есть чисто акустические треки, которые живьем исполняются в электрическом варианте.

— На альбоме снова будут короткие треки? Это ваш сознательный выбор?

— Алексей: Да здесь дело даже не в выборе. Песня дольше 5 минут надоедает слушателю: он захочет переключить на что-то другое. Лучше сделать проще и короче, чем наворочено и непонятно.

— Анна: Долгие композиции требуют большей концептуальности. Вспомним Pink Floyd начала 70-х, когда песни были по 10 минут, при участии множества инструментов. Для этого нужно много инструментов, много музыкантов. Мы же привыкли полагаться на самих себя. И если мы запишем песню с оркестром, то должны будем потащить весь оркестр в клуб, что очень проблематично выполнить.

— Алексей: Если посмотреть на все известные вещи в музыке, они длятся не дольше 3 минут. Взять тех же The Beatles.

— То есть вы не считаете, что выпускать концептуальные альбомы – это для группы Yaffo?

— Анна: Концептуальные – нет.

— Вы за разнообразие?

— Анна: Мы за то, в чем нам комфортно. У нас были моменты, когда мы останавливали запись и удивлялись: «Почему песня длится всего 2:40? Надо что-то придумать еще». Но если начать вытягивать из пальца, то невозможно сваять действительно что-то запоминающееся.

— Алексей: Иногда бывает совсем по-другому. Скажем, приносили на репетицию короткую песню, а она потом разрасталась. Как маленький ребенок, у которого постепенно появляются ручки, ножки, носик, ротик. Позже песня обкатывается на концертах – ребенок начинает ходить.

— Первый концерт группы Yaffo в 2015 году прошел 8 января. Когда мы сможем услышать вас в следующий раз?

— Алексей: 1 февраля.

— Анна: В клубе Little Rock. Там же, где был и предыдущий концерт. С удовольствием всех вас ждем.

Беседовала Юля Домрачева, специально для MUSECUBE

Фото — Артем Дмитрич


Об авторе

Юлия Домрачева
Юлия Домрачева


Один комментарий


  1.  
    володя п

    Постмодернисты такие постмодернисты. Да ещё и с бородой.





Написать комментарий