Виктория Воронина: «Никто не споёт мои песни лучше меня!»

5
09.12.2015 Александр Ковалёв в КубИнтервью

Концепция нашего портала – знакомство читателей с творчеством. Мы не влезаем в личную жизнь артистов, стараемся не освещать около – музыкальные скандалы. Однако певица Вика Воронина попросила дать ей возможность высказаться по важным для неё вопросам и мы решили предоставить нашу трибуну. У нас состоялся 1,5 часовой эмоциональной разговор. Основные моменты я и представляю вашему вниманию.

При этом, если оппоненты захотят высказать свою точку зрения, мы так – же готовы предоставит им такую возможность.pr

— Виктория, я в курсе сложившейся ситуации, читал статью Михаила Филимонова. Но давай отталкиваться от того, что читатели не знают подробностей и постараемся с нуля осветить ту тему, которую ты хотела донести до зрителей. Предлагаю начать с истории группы «Пропаганда»: как всё развивалось?

— В 2001 году появилась группа «Пропаганда». Я — её создатель. Вместе с Викой Петренко и Юлей Гараниной. Я автор всех песен, за исключением двух, подаренных Вадимом Богатырёвым (это продюсер группы «Горячие головы»), который был другом нашего первого продюсера Сергея Изотова: это песни «Мари полюбила Хуана» и «Далеко ли до Таллина». Последняя песня, которую я исполнила в составе группы – песня «Знаешь». В 2010 – ом году мне принесли музыку, наигранную одним пальцем. Я категорически не хотела заниматься чужим материалом, но Сергей Иванов настоял. Автор музыки в этой песне DJ Янковский, а я написала текст. А так весь материал мой «Я-я», «СуперДетка», «Мелом», «Кто», «Дождь по крышам», «Холодно» и многие другие, все хиты – мои!

— Музыка или слова?

— И музыка, и слова – всё моё. В первом альбоме Юля Гаранина читала рэп. Точнее, речетатив. Вика Петренко тоже вносила посильный вклад, поэтому в некоторых треках мы с девочками из первого состава – соавторы. Вплоть до того, что в песне «Лужи» некоторые фразы придуманы Викой и авторские поделены так, что вклад каждой из девочек учтён в процентном соотношении. Все песни, которые крутились на радиостанциях, спеты моим голосом. За время моей работы в коллективы состав группы менялся 12 раз. Сергей Иванов пришёл к нам 14 февраля 2004 года на должность концертного директора. Сергей Изотов мне его представил и я его утвердила. Первый два года были безмятежными. Я Серёжу очень любила, я очень искренне к нему относилась. Я даже познакомила его со своими родителями, что очень нетипично для меня.

— Допустить в семью – это редкий случай для тебя?

— Очень! Мои родители знали даже не про всех мальчиков, которые за мной ухаживали, в кино приглашали. Я ведь ребёнок, воспитанный в жёстких «советских» устоях. Я до 19 лет даже не целовалась. Когда к нам пришла популярность, у нас в альбоме была песня «Про это» про интимные отношения, то я не понимала, как её петь.

— Давай вернёмся к истории с продюсерами группы.

— 6 лет мы отработали под руководством Сергея Изотова. Составы менялись. Но Изотов всегда знал, что, кто — бы ни стоял со мной на сцене (а бывали и симпатичные, но не поющие), я старалась поддерживать нормальные отношения. По сути, на руководство Сергея Евгеньевича Изотова я не могу жаловаться. Может, он и допускал какие – то погрешности в раскрутке группы. Некоторые песни, я считаю, «недокручены». Но я не представляю, в каких обстоятельствах он действовал. Сергей Изотов научил меня многому и в жизни, и на сцене, и в творчестве. Слухи были разные, но это всё глупость. Когда люди начинали говорить про нас гадости, я не отрицала, но и не комментировала. Зачем? Для меня он был дядя Серёжа и ближний круг знал, как он ко мне относится. Думаю, он уважал во мне творческую «искорку». Некоторые вообще думали, что он мой папа. Так что, до 2006 года у меня не было никаких проблем.

В 2006 Сергей Изотов заявил, что больше не будет нами заниматься. Сказал это резко, без объяснений, как будто хирург отрезал. Для меня это была сильная эмоциональная травма, потому что вся моя жизнь была завязана на творчестве. Я не спала, начала курить. Меня так штормило, что я резко похудела.

— То есть, вы вчетвером (ты, ещё две девушки — вокалистки и концертный директор) оказались в «свободном плавании»?

— Да. На тот момент это были Оля Морева и Ира Яковлева. А я обратилась к Сергею Иванову и сказала: «Ты – мой лучший друг! Ты только нас не бросай!». Иванов ответил: «Конечно!» и вот с этого момента всё и началось!

Начались бесконечные разговоры Сергея на тему того, что Изотов отберёт у меня все песни. Проходит неделя и Иванов заявляет, что Изотов передумал. Ещё через неделю говорит, что Изотов заберёт половину. Через неделю всё заново. Потом говорит, что Изотов требует 300 000 долларов. Как?! Что?! Откуда?! Месяцев девять продолжалась вся эта тягомотина.

— Откуда вообще взялась такая цифра -300 000 долларов?

— Понятия не имею! Цифра постоянно менялась. Были и 100 000 долларов.

— Но я так понял, что вы расстались с Изотовым без конфликтов и материальных претензий?

— Он просто сказал «До свидания» и всё. У меня с ним не было никаких разборок.

— Ты пыталась тогда пообщаться с Сергеем Изотовым и выяснить все эти вопросы?

— Меня не подпускали к нему ни под каким видом! Более того, у меня был такой сильный стресс, что я полтора месяца ездила в больницу, колола витамины и прочее. Спасибо Марине Борисовне, замечательному психотерапевту, которая просто меня вытащила из этого состояния. Ведь в лице Изотова я потеряла очень близкого человека, которого я очень сильно любила всем сердцем. Он потрясающе относился к моим песням! И ко мне относился по – отцовски.

— Что было дальше?

— Дважды Сергей Иванов давал мне подписывать пустые листы. Говорил, что это автографы для поклонников. В 2007 году Иванов мне сказал: «Ты должна подписать контракт, передать мне все права на песни, потому что я – продюсер! Или до свидания!». Я всё подписала и это была моя колоссальная ошибка.

— Ты не читала или просто не разобралась, что было в этих бумагах?

— Я не читала. Я бы всё равно ничего не поняла! Я вообще не понимаю, каким образом авторские права Вики и Юли оказались у Иванова, когда девочки с ним вообще ничего не подписывали! Вика тоже может дать интервью, что она видела Иванова один раз и ничего с ним не подписывала, а она ведь соавтор текста песни «Кто»!

А в моей ситуации… Я увидела контракт и подписала.

— То есть, на каждую песню отдельно никаких бумаг ты не подписывала?

— Там альбомы. Есть какие-то документы, которых нет у меня на руках – вторые экземпляры мне никто не передавал. На суде Иванов говорил, что я сама от них отказывалась.

— А у него они есть?

— Говорит, что есть. Я точно не знаю.

В 2007 он мне просто заявил: «Не подпишешь – пойдёшь на улицу!».

— И с этого времени по 2010 год вы функционировали под руководством Сергея Иванова?

— Да я просто испугалась! Поэтому и осталась. Практически, подписав этот контракт с Ивановым, я предала себя! Он никогда не занимался мной как талантливым артистом, который пишет песни. Он никогда меня не уважал. Он так – же воспитывал девочек в коллективе — «дружить против Вики». До сих пор одна из девочек позволяет себе оскорбительные высказывания в публичном пространстве в мой адрес, хотя я стараюсь этого избегать. Я узнала, что такое плохие друзья.

Если бы не Иванов и кое — кто из девочек, которые предали меня за 2 рубля, то, наверное, я бы никогда не научилась уважать себя. Они меня использовали – и поделом мне! Мне совершенно нет дела до того, что они обо мне думают, я им благодарна за урок и пусть у них всё будет хорошо! Я всех простила. Мне потребовалась 6 лет, чтобы всё это принять.

— Наступил 2010 год…

— 2008 и 2009 были самыми жуткими! А если быть точнее, то 2 года и 8 месяцев практически не было денег.

— Концертов не было?

— Если случался одни гастроли в три месяца – это было за счастье. В Москве было три клуба, в которых мы периодически выступали. Кстати, недавно они повесили афишу с моим лицом, что категорически нарушает мои права! Ну, вот они платили, но, даже вместе с авторскими, моего процента не хватило бы на оплату съёмной квартиры. У меня мама продавала мои вещи у метро, я этого не стесняюсь. Мне помогали моего подруги, при этом пытаясь меня не обидеть. Та же Ира Яковлева мне оплатила день рождения и сделал подарок деньгами, сделала это очень тактично и я ей за это очень благодарна, я всегда помню это. Ещё мама отдавала мне свою пенсию, чтобы я могла жить. Это было жуткое время!

Вот ещё о чём может упоминать Сергей Иванов: у моих родителей была квартира. Когда мы захотели сделать в ней косметический ремонт, оказалось, это невозможно: там прогнили все трубы, была плесень кругом. Квартиру пришлось продать. И мы на эти деньги жили. Вот замечательные хозяева моей съёмной квартиры постоянно понижали арендную плату, только чтобы у меня была возможность там жить, низкий им поклон! Иванов постоянно припоминает: «Вот она квартиру продала!». А мы эти деньги прожили — проели, потому что других возможностей не было! Да, я купила машину, которую потом за эти же деньги и продала – концертов то не было! Это хорошо, что было что продать, но все деньги ушли на жизнь. Всё это время я выживала, благодаря человеческому отношению родных и близких. В итоге я вернулась к родителям на кухню, в квартиру 20 метров. Я ничего себе не нажила, не напела.

— Вот мы дошли до истории группы «Пропаганда» в 2010 году.

— Я поняла, что я в тупике. Вся ситуация об этом говорила. Работать было невозможно. Девочки, которые были на 10 лет меня моложе, за моей спиной спрашивали у Иванова: «Когда ты её уберёшь?». А я ведь, по сути, на концертах пела за троих, постоянно пытаясь вытянуть фальш. Когда я пришла к врачу – фониатору, она мне сказала: «Вы, деточка, наверно, слишком много кричали». Конечно, попробуй во время выступлений переорать непрофессионально извлекающих звук людей!

Летом я попросила Сергея Иванова поднять мне зарплату, мне не на что было жить.

— Он об этом знал?

— Конечно, он же сам давал мне в руки деньги! Но я никогда не знала, сколько получает группа.

При Изотове у меня была трудовая книжка, шёл трудовой стаж, я расписывалась за зарплату, шли пенсионные отчисления. Поэтому, если Иванов, по его словам, выкупал «Пропаганду» у Изотова, то Иванов должен был получить все документы! Когда мы подошли к рубежу наших отношений, то Иванов заявил, что не отдаст мне трудовую, пока я не подпишу все необходимые документы.

И вот в июне 10-го, после просьбы поднять зарплату, Иванов вдруг вспомнил, что он не друг, а продюсер. Он мне сказал: «Ты толстая, косая, горбатая, старая! Твои песни не хиты! Я тебе зарплату не подниму, я подниму зарплату девочкам. Но ты знаешь, на тебя есть спрос как на сольную певицу. Давай работать 50/ 50 и уже есть предложения по сольным выступлениям».

— С теми же песнями, которые ты пела в «Пропаганде»?

— И с ними, и с новыми песнями. Вообще, у меня нового материала – громадьё! У меня на сегодняшний день 229 неизданных песен.

Было странно: если я такая кривая — горбатая, то какой на меня сольный спрос? Он меня обидел. Я пришла домой, от нервов у меня поднялась температура. Иванов позвонил через несколько дней. Я не ответила и не стала перезванивать. Дальше группа полтора месяца работала без меня.

— Но ты ещё не заявила, что уходишь из группы?

— Нет. Я просто не ответила на звонок. И через полтора месяца Сергей Иванов впервые мне позвонил и сказал, что отправил мне заказное письмо, в котором говорится, что я должна какие — то неустойки за сорванные репетиции. Конечно, это спланированный «развод» чистой воды! Он это сам знает. Я была в курсе, какой Сергей изобретательный на такие вещи, но никогда не примеряла подобные ситуации на себя. Я понимала, что – то происходит, но мне не хотелось в это верить. Я набралась сил и позвонила Сергею. Я сказала: «Серёж, мы не чужие люди, мы 6 лет шли рука об руку. Ты мой лучший друг». Мы встретились. Он в принципе прощения никогда не просит! Мои песни – «золотые» хиты группы, а ты говоришь, что я ценности не представляю. Как – же так?! Но при этом ты говоришь, что на меня есть спрос. Он, как всегда, уходил от ответа. В общем, мы договорились, что я дорабатываю до конца 2010 года и ухожу в сольный проект. Мы расторгаем контракт, перезаключаем новый и занимаемся моим сольным творчеством. Было полгода очень трудных гастролей из-за отношений в группе. В коллективе обстановка была невыносимой.

За концерты в новогоднюю ночь с 10 на 11 год денег мне не заплатили. За альбом «Ты мой парень», состоящем из моих песен, мне тоже не заплатили и я не получила никаких авторских отчислений. Какие там бумаги были подписаны — я не знаю, их у меня нет. Эти документы лежат в компании «Никитин», которая ни разу мне их не предоставила.

— Ты пыталась их затребовать?

— Что – то пыталась сделать сама, что – то – через адвокатов..

1 января, не получив зарплаты, я ушла из коллектива и осталась просто, что называется «с голой ж**ой»!

Мы встретились в офисе на Мясницкой. Сергей был с юристом. Он сказал: «Денег я ей никаких не выплачу и никуда не отпущу, пока она не подпишет бумаги! Трудовую книжку без этого не отдам. Пусть подписывает прямо сейчас». Оказалось, что стажа у меня нет, налоги за меня не платились и я всё это время тупо пахала на Сергея, чтобы он нормально жил. Я вышла после трёхчасового разговора с ощущением, что Сергей – именно такой человек, каким я боялась представить его всё это время.

Надо сказать, что в 2009 Иванов сказал, что ПМИ неправильно считает мои авторские, я должна 1,5 миллиона и надо переподписать все договора на песни. Я была в шоке! Я со своими юристами встречалась с Максимом Дмитриевым (генеральный директор Первого Музыкального Издательства – прим.авт.) и он сказал, что в курсе, что Сергей Иванов распостраняет про меня всякие нелицеприятные слухи и Дмитриев готов решить все вопросы, если я отдам все права на новые песни. Тут я поняла, что я что – то стою. И не воспользовалась предложением Максима Дмитриева.

В общем, никакие документы мы с Ивановым не переподписали. Он удалил меня из истории группы.

— Ты говорила, что все песни, написанные тобой – автобиографичны.

— Да я про любую из этих песен могу тебе рассказать, как, когда и о чём она писалась! Песня «Мелом» — моё обращение к миру в тот время, когда мы познакомились с Сергеем Изотовым. Песня «Кто» посвящена мальчику Жене, который не отвечал мне взаимностью.

Песня «Так и быть» тоже посвящена человеку, который не обращал на меня внимания, это моё обращение к нему. Я жила в квартире, в которой было слышно проходящие под домом поезда метро. Я сидела на полу с яблоком в руках, передо мной стояли клавиши и написала песню «Я яблоки ела». Сергей Иванов взял – и всё это одним махом истребил! И при этом он ко мне на концерты ещё и УБЭП присылает!

— Последние 4 года ты выступаешь именно как Вика Воронина, а не как группа «Пропаганда»?

— Да упаси Господи, мне было бы стыдно! Я могу быть в лучшем случае «Экс- солистка» и «автор многочисленных хитов группы». Я имею право петь свои обнародованные песни, если они не изъяты из РАО – это закон. Даже если права переданы. Но я не могу контролировать афиши. Мы с моим директором Ольгой Александровной всегда согласовываем, что я — не группа! Группа – это же больше трёх человек, а я одна.

— В чём сейчас претензии конкретно к тебе и в чём суть судебных исков?

— В 2012 году я решила расторгнуть все договора. Их читали юристы и сказали мне, что все договора составлены безграмотно и неправильно и они никуда не годятся. В них была куча пробелов.

У меня была адвокат Немцева Ольга Борисовна. Это была ужасный адвокат, можешь об этом написать. Она толком не хотела заниматься моим делом, только кошмарила меня и вытягивала гонорары. Она потребовала с Иванова взыскать какие – то деньги. Я никогда с Иванова никаких денег не требовала! Она все суды проиграла. Она – нечистоплотный адвокат и я никому не рекомендую к ней обращаться.

Дальше я пришла к Виктору Дробышу. Он сказал Иванову, что тот может судиться со мной сколько угодно, но чтобы Иванов не трогал меня как автора. Я очень благодарна Виктору Яковлевичу, что он поддержал меня в этом вопросе!

Я ходила к Жорину, который сказал, что это вообще – плёвое дело. Я вообще столько адвокатов прошла, могу назвать тебе кучу фамилий!

— А на какой срок были подписаны эти договора?

— Иванов говорит, что я – его раб! Он подавал на меня иск в Хамовнический суд, который ему отказал.

— Что он хотел?

— Он хотел всё! Он посчитал все какие-то выдуманные претензии и хотел взыскать за них с меня. 5000 долларов за каждое «нарушение». Он хотел запретить мне использовать своё имя в интернет – ресурсах. Хотел запретить мне записывать новые песни и гастролировать.

— На каком основании?

— На основании договоров. Судья выслушала нас обоих и признала наши отношения обоюдно расторгнутыми с 2011. Есть решение суда.

На данный момент с моей стороны нет исков, у меня нет претензий. Мне страшно, потому что я не знаю, что от Сергея Иванова ожидать – в Питере после концерта я реально от него убегала, он за мной гнался. Он меня кошмарит, говорит, что у него есть какие – то расписки по 20000 долларов, по 2000000 рублей. Да я их в жизни не видела! Конечно, в этом во всём надо долго разбираться, проводить какие – то экспертизы и так далее. Но я хочу справедливости и чтобы публика знала правду. Он говорит, что я не хочу с ним мириться и не выхожу на контакт. Это неправда! И я, и мои директора с ним общались. Я ему звонила не один раз. Мы даже встречались с ним и с Викой Петренко, с Юлей Гараниной, ещё были люди и адвокат, так – же адвокат Иванова, это было в ТЦ «Европейский». И на встрече Иванов говорил, что его достал проект «Пропаганда» и предлагал мне его выкупить за 4,5 миллиона рублей. Есть люди, которые это слышали.

— Ты отказалась?

— Да откуда у меня такие деньги?! Да и потом, он отказался показывать бумаги с правами на группу «Пропаганда», пока не увидит денег. А кто сказал, что они у него вообще есть? Никто ни разу эти бумаги не видел.

— На данный момент, что хочет от тебя Сергей Иванов?

— Чтобы меня не было, чтобы я не выступала. Он говорит, что это я исполняю его песни. Хотя эти песни написала я. Пытается изымать песни из «Вконтакте», даже новые.

Блокирует ролики в YouTube. Пытается испортить мне отношения с людьми. Занимается вредительством по отношению к моей профессиональной деятельности.

— Как ты считаешь, почему он делает всё это?

— Думаю, что он на меня обижен за то, что я ушла.

Знаешь, скажу тебе то, что раньше не говорила. Думаю, это из за того, что я не дала ему возможности меня выгнать. Потому что это было бы для меня колоссальным унижением! Я бы никогда не нашла бы в себе силы простить его после этого. А жить с таким грузом я не хотела бы.

— Кроме того, что ты хочешь, чтобы твоя точка зрения дошла до зрителей, чего ты по сути добиваешься?

— Есть организаторы, которым всё равно, кто у них выступает на концертах. Я хочу, чтобы плохая репутация группы «Пропаганда» не отражалась на мне. Я — это не они!

Моё желание – донести до людей правду. Я не сделала ничего из ряда вон выходящего, чтобы так со мной поступать.

Прошло 5 лет, как я ушла из группы. Моё восприятие жизни давно поменялось. А его поведение я даже не расцениваю как мужское. Мне жаль, что у человека существует потребность меня уничтожить. Хотя он уже морально развалил историю, которую создавал не он, а я с девочками и Сергеем Изотовым.

Знаешь, я простила для себя всё. Хотя это – подлость, но я смогла простить.

Всё равно, никто и никогда не споёт и не передаст мои песни лучше, чем я сама. Всё, что делает сейчас группа «Пропаганда» — мне неинтересно. Я бы с удовольствие помнила только хорошие моменты, которых было много в наших с Сергеем взаимоотношениях.

Я просто хочу, чтобы Сергей Иванов оставил меня в покое и, вместо очередных запугиваний и негативного настроя, человек просто занялся бы своим делом!

— Ощущаешь поддержку?

— Вчера я разговаривала с одним мальчиком – поклонником и он сказал: «Вика, мы с тобой, нас много, мы тебя не бросим!». Я по соцсетям вижу, что поклонники меня очень искренне поддерживают.

Александр Ковалев, специально для Musecube.

Фотографировал Евгений Николаев.


Об авторе

Александр Ковалёв
Александр Ковалёв


5 комментариев


  1.  
    Виктория Морозова

    Не хера она ничего не написала.Песни первый альбом и песня «холодно»и «йя-йя».Пренадлежат моему сочинению и моей сестре.Написанв они в 2001 году с октября.Группа образовалась позже.И на первом альюоме фотография ге Ворониной а моей сестры близняшки.А вообще наши песни поют многие.Перый альбом: группы «Глюкоза»,»Краски»,»Пропоганда»ПЛАТИНОВЫЙ АЛЬБОМ ШАТУНОВА.песни «Седая Ночь «и «Детсво»Ьолько я и моя сестра знаем ммысл этих песен.Я боялась публичности.Но сейчас,чаша терпения моего тереполнена.Столько лжи говориь Воронина.Я уважала только Жанну Фриске.Она тоже пела мои песни.Но лжи и хамства от такой наглости от неё не слышала.А Воронина обарзела,врёт и неморгает.




  2.  
    Виктория Морозова

    Не хера она ничего не написала.Песни первый альбом и песня «холодно» и «йя-йя».Пренадлежат моему сочинению и моей сестре.Написаны они в 2001 году с октября.Группа образовалась позже.И на первом альбоме фотография не Ворониной, а моей сестры близняшки.А вообще наши песни поют многие.Перый альбом: группы «Глюкоза»,»Краски»,»Пропоганда»ПЛАТИНОВЫЙ АЛЬБОМ ШАТУНОВА.песни «Седая Ночь» и «Детсво» Ьолько я и моя сестра знаем ммысл этих песеНе хера она ничего не написала.Песни первый альбом и песня «холодно»и «йя-йя».Пренадлежат моему сочинению и моей сестре.Написанв они в 2001 году с октября.Группа образовалась позже.И на первом альюоме фотография ге Ворониной а моей сестры близняшки.А вообще наши песни поют многие.Перый альбом: группы «Глюкоза»,»Краски»,»Пропоганда»ПЛАТИНОВЫЙ АЛЬБОМ ШАТУНОВА.песни «Седая Ночь «и «Детсво» только я и моя сестра сочинили, и только мы знаем смысл этих песен.Я боялась публичности.Но сейчас,чаша терпения моего переполнена.Столько лжи говорит Воронина.Я уважала только Жанну Фриске.Она тоже пела мои песни.Но лжи и хамства от такой наглости от неё не слышала.А Воронина оборзела,врёт и не моргает.Ну,ну…Пой «Ласточка» пой. Мы все под Богом ходим.Бог всё видит.




  3.  
    Анна Романова

    Да…, исповедь самонадеянной эгоистки. Когда-то очевидно жившей «на всю катушку», не взирая на нужды родителей и вдруг оставшейся без этой «Халявы «, что не только не сподвигло на необходимость пересмотреть правильность своего бытия, а хватило только ума, здоровой девахе сесть на шею родителям. Цитирую отрывок из этой статьи: «Ещё мама отдавала мне свою пенсию, чтобы я могла жить. Это было жуткое время! (прям как из СТС про 2-х блондинок)

    Вот ещё о чём может упоминать Сергей Иванов: у моих родителей была квартира. Когда мы захотели сделать в ней косметический ремонт, оказалось, это невозможно: там прогнили все трубы, была плесень кругом. Квартиру пришлось продать. И мы на эти деньги жили.» ( остается добавить ИУ….) Куда ж талант то несметный, приносящий доходы делся? Принцип жизни: общение с нужными людьми, все кто не за меня и не для меня — отстой. Бедный журналист который слушал весь этот бред полтора часа и за монетку написал непроверенные факты. Ну верно пишет В. Морозова, остается добавить, что каждому воздастся по его заслугам.





Написать комментарий