Шокофест-2016: приближая лето

0
03.06.2016 Сергей Коростелев в Museзачёт

«ШОКОФЕСТ»-2016: ПРИБЛИЖАЯ ЛЕТО. Фотограф Юля Тарасенко

20–22 мая близ села Волковского Тарусского района Калужской области – в двадцати километрах от подмосковного Серпухова – состоялся «Шокофест»-2016. Этот некоммерческий фестиваль, организуемый клубом «Шоколадная фабрика», стал ярким праздником для любителей живой русскоязычной музыки. Если исключить все бонусы, цена самого дешевого билета составила неправдоподобные по нынешним временам 11 рублей. И, помимо невиданного демократизма, «Шокофест» примечателен тем, что является первым открытым фестивалем лета. Хотя погода стояла далеко не такая теплая, как хотелось бы, «Шокофест» приближал долгожданное лето сердечной музыкой, доброжелательной атмосферой и приятным общением с единомышленниками.

От погоды порой зависит многое – далеко не только настроение. В прошлом году всего за две недели до начала на фестиваль обрушились серьезные проблемы: из-за подмыва опор высоковольтных линий передач администрация Дмитровского района Московской области запретила проведение мероприятия на территории Горнолыжного клуба Леонида Тягачева. Спасти «Шокофест» стоило тогда больших усилий – фестиваль был перенесен на территорию аэродрома Шевлино и прошел в полуэкстремальных условиях. Всем хотелось, чтобы на сей раз крупные неприятности обошли фестиваль стороной.

20 мая, пятница: ПРАЗДНИК НАЧИНАЕТСЯ

Новым пристанищем уже пятого по счету «Шокофеста» была выбрана усадьба «Отрада», расположенная близ села Волковского Тарусского района Калужской области. Ориентиром для москвичей служил подмосковный Серпухов: тех, кто приехал на электричке, на вокзале встречали местные косматые псы – настроены они были дружелюбно и занимались своими делами. В Серпухове поначалу распогодилось – небо над Москвой в пятницу плотно затянули тучи, шел дождь, – и предвкушение любимого «Шокофеста» усилилось. Солнца москвичи не видели уже несколько дней, так что на душе по дороге в усадьбу было светло. В забитом до отказа пазике (в тесноте – да не в обиде!) дискомфорта не чувствовалось, звучали шутки да прибаутки, которые достигли своего апогея на финишной прямой перед усадьбой: навстречу по узкой дорожке двигался трактор, и кто-то прокричал водителю:

– Жми до упора, шеф! Я уверен, что трактор свернет первым!

Первопроходцы «Шокофеста» наблюдали за тем, как фестиваль готовится к открытию – первые выступления были запланированы уже на шесть вечера. Тематические названия четырех сцен были связаны с 55-летием полета Юрия Гагарина в космос: главная именовалась «Большой Медведицей», малая – соответственно «Малой», а акустическая – она же бардовская – «Плеядами». Было еще закрытое помещение под названием «Одиссея»: там крутили научно-фантастические фильмы и мультфильмы про космос. Зал этот, правда, в основном пустовал: неудивительно, что абсолютное большинство предпочитало наслаждаться свежим воздухом.

…И вот главная сцена забурлила: Игорь Вишняков, «SARRA», Юлия Теунникова показала вместе «КОМПОзитом» свой техноблюз… Ударные стихотворные прелюдии «Беловодья» сшивали все песни группы в единое суровое полотно, и всё прибывающая публика постепенно заходилась в экстазе. «Здесь не Ямайка!» – постоянно напоминало нам солист Максим Липатов.

Барабанщик всея Руси Максим Демидов, готовясь к выступлению своих групп, – а в тот вечер его группами были «Берлога» и «ХБ», – радушно помогал коллеге Клящицкому из «Собак Качалова» настраивать повредившуюся тарелку. Поздним вечером было довольно прохладно, но вокалисту Максу Ильину такая погода пришлась по нутру. Он выступил с огромным удовольствием, а потом охотно ответил на пару моих вопросов.

Удалось ли повидаться с кем-то из друзей? – поинтересовался я, видя, что Макс собирается уезжать.

– Я бы сказал – из коллег. Особые дружеские чувства, как ты видел, во всей профессиональной среде только у барабанщиков. А мы – остальные музыканты – все эгоисты.

– Какие эмоции вызывает у тебя «Шокофест»?

– Этот фестиваль близок мне по духу: вызывает уважение, что организаторы стремятся сделать людям приятное, забывая про вульгарные меркантильные цели. На «Шокофесте» мы не в первый раз, и я замечаю качественное движение во всех направлениях. Фестиваль не стоит на месте.

– Впереди у вас и другие фестивали – «Быть добру», «Птица» в Великом Новгороде. Летняя программа у вас весьма насыщенная.

– Да, но без фанатизма. Мы всегда оставляем время для творчества и – для записи нового альбома. Я убежден, что жизнь группы определяется не только участием в концертах и фестивалях, но и постоянным творчеством. Если ты называешь себя музыкантом, будь добр, покажи мне свою новую пластинку. Если ты писатель, дай почитать твою новую книгу, – пусть в рукописи! А если ты журналист – покажи мне свою свежую статью.

На этом мы и распрощались: чтобы подтвердить звание журналиста, мне нужно было идти дальше – набираться впечатлений и собирать материал для этой статьи.

Следующим, с кем мне удалось поговорить, был вокалист «Берлоги» Сергей Дмитриев. На погоду он, в отличие от Макса Ильина, посетовал: Сергею, как и многим, хотелось настоящего лета:

– Если бы не дождь, если бы было теплее, уверен, народу было бы еще больше. Однако – по сравнению с предыдущими – этот «Шокофест» всё равно вне конкуренции. Мы выходим на новый уровень, приближаемся к идеалу.

– Каковы ваши дальнейшие планы?

– Хотя в нынешнем составе «Берлога» существует с 2007 года, мы до сих пор не записали ни одного альбома. Вечно мы начинаем, потом забрасываем и пишем снова… Надеюсь, этим летом этот пробел будет восполнен. Зато записаны песни для моего сольного акустического альбома – сейчас он сводится, мастерится.

Но лето еще было впереди, а пока – в субботу – Сергей отыграл акустику на «Малой Медведице».

Мощнейшим выступлением отметился «Проект ХБ» в составе Алексея Вдовина, Дмитрия Дуброва (Plotnik82), уже упоминавшегося Максима Демидова и, конечно, Павла Фахртдинова.

– Я очень люблю «Шокофест» – здесь можно показать самую классную программу! – признался Павел. – И состав музыкантов на этот раз просто потрясающий. Спасибо организаторам за то, что они всегда преодолевают препятствия и даже в тяжелых условиях дарят нам праздник. Как им это удается? Я сам порой не понимаю!

В субботу Павел, как и Алексей Вдовин, выступал на малой сцене с акустикой, а Plotnik82 «рубил» там же брейкбит – такого на «Шокофесте» еще, кажется, не было.

В центре программы, перевалившей с пятницы на субботу в глубокую темную ночь, были такие группы, как «Тролль Гнет Ель» и «Йорш». Посетившие фестиваль по дороге из Петербурга в Тулу, короли пивного фолка, ангелы фольклорного ада, берсерки пивной пены – это всё «Тролль Гнет Ель» – долго настраивали инструменты и выверяли звук, а затем, облаченные в свои традиционные фолк-одежды, наконец, пригласили зрителей – танцпол был уже полон! – присоединиться к «кругу братьев во хмелю». Пиво и вправду «текло по усам», но и в рот всё-таки попадало – а как без этого! Когда на сцене появился «Йорш», уже, кажется, светало, и тут-то началось форменное сумасшествие – разумеется, в хорошем смысле.

Многие приехали с работы, и максимально прожить первую фестивальную ночь было сложно – но возможно. А потом всё вдруг как-то резко потухло и стихло, и калужский Морфей вступил на престол.

21 мая, суббота: КУЛЬМИНАЦИЯ

Субботнее утро – или это время суток принято называть днем? – выдалось на фестивальной территории тихим и неспешным. Часть народа на «Шокофест» только прибывала и мирно устанавливала палатки, а те, кто приехали в пятницу, приходили в себя после первой зажигательной ночи. И всё-таки на одном из участков «Отрады» наблюдалась чужеродная суетливая активность: на маленьком поле проходил футбольный турнир. Калужане и серпуховчане выясняли, кто лучше обращается с мячом и взаимодействует с партнерами по команде, точнее и сильнее бьет по воротам. Всё было довольно серьезно: судья отслеживал нарушения правил, кубки ждали победителей.

Гостей «Шокофеста» футбольные баталии в непосредственной близости от малой сцены не волновали вовсе. А ведь в 13.30 в нескольких городах страны синхронно стартовали игры последнего тура чемпионата России, в которых должны были определиться как чемпион, так и неудачники первенства! Но «Шокофест» на подобные вещи отвлекаться не собирался, и правильно делал: музыка, природа, общение – всё это было намного важнее.

И всё же я совру, если скажу, что большой спорт вообще никого не интересовал. Вокалист «Торбы-на-Круче» Макс Иванов был замечен у телевизора – болел за хоккейную сборную, которой не удалось пробиться в финал домашнего чемпионата мира. А лидер группы «Разные люди» Александр Чернецкий, – он серьезно занимался футболом, учился в спортивном классе, – исполнил вечером песню «Superбизоны»:

А ЦСКА под конец

подрался с «Buffalo Sabres»,

– эти строчки (хотя и касаются хоккея) подзадорили тех немногих, кто всё же следил за футбольными событиями, и на танцполе послышалось: «Красно-синий самый сильный!». Так болельщики приветствовали чемпионство футбольного ЦСКА.

Но вернемся в субботнее утро, или, точнее, день. В очертаниях палаточного городка, выросшего на территории усадьбы, я обнаружил нескольких районов. Некоторые гости фестиваля предпочли обосноваться поблизости от эпицентра – в поле, позади главной сцены. Когда выглядывало солнце, поле сочилось насыщенным желто-зеленым светом. Желающие временами играли там в волейбол – через сетку, не просто так! Другие посетители «Шокофеста» поселились в центре усадьбы – недалеко от малой сцены. Наконец, особую часть населения фестиваля составили те, кто выбрал себе место на отшибе, тяготеющем к сцене «Плеяды», – на живописном берегу Оки. Сложилось впечатление, что этих доблестных людей «безобразие», которое творилось на главной сцене, заботило мало; они жили в своем особом веселом мирке и культурно отдыхали. Такими же культурно отдохнувшими представали и некоторые выступающие на «Плеядах», – зрелище, скажу я вам, презабавное! Но это – барды. Такими им и положено быть.

В человеке в бандане и с густой щетиной, отрешенно бредущего по фестивальной поляне, я узнал Тимофея Яровикова и не преминул к нему подойти. Тимофей приехал на фестиваль один – без остальных участников группы «Сердце дурака». Объяснение этому самое простое и грустное: одному добраться из Беларуси значительно проще. Впрочем, Россию Тимофей, как кажется, покидает теперь довольно редко – и Москву изучил наверняка неплохо, и что «ни фига не понятно в российских рублях», уже не скажешь. Песню «Московская» уже нельзя воспринимать буквально, как и, наверное, «Могилевскую», хотя могилевским роком почитателей на Руси-матушке Тимофей балует постоянно, пусть и в акустическом обрамлении, – в моих глазах он вечный гастролирующий странник, да и самовосприятие Тимофея, думаю, с этими моим словами разнится несильно.

– В позапрошлом году ты приезжал на «Шокофест» с группой, и вот уже второй фестиваль приходится играть одному. Сожалеешь, что так получается?

– Сожаление относительное, потому что здесь куча классных авторов, и они прекрасно играют в акустике, всегда находят свою публику. Зрительским вниманием я никогда здесь обижен не был. На «Шокофесте» вообще множество разноплановых исполнителей – фестиваль прекрасен этим многообразием.

– Я слышал, что в «Одиссее» собираются читать стихи. Будешь ли ты участвовать? И в чем, по-твоему, разница между стихотворением и текстом песни?

– Да, я с удовольствием почитаю свою стихи! Стихотворение и песня рождаются по разным законам, хотя в основе и того, и другого лежит смысл. Только в стихотворении смысл всегда выражается в слове. В песне – не обязательно. Мой любимый пример: мать, качающая в колыбели дитя: она напевает что-то, не произнося порой никаких слов. Но в этом ее «м-м-м-м-м» – бездна смысла.
Но и в стихах есть музыка, так что в каком-то смысле стихи – это тоже песня. Человек начинал с песни – стихи появились позднее. Собираясь на охоту, древние люди, еще не придумав языка, настраивали себя определенными звуками, и это уже была песня. Мне кажется, в этом есть что-то мистическое…

Тимофей – человек глубокий, и подобные рассуждения для него органичны. С ним можно было бы подискутировать, но вот прибежал кто-то из организаторов – Тимофея позвали на малую сцену, хотя время было неурочное. Заглянувший на «Шокофест» по пути в Калугу, Тимофей понял,что прикорнуть опять не удастся – и с улыбкой побежал за гитарой. И через пять минут, ловко подыгрывая себе время от времени на губной гармошке, он уже делился своим замечательным творчеством:

Знаешь, а ведь все мудрецы
разбросали мудрость, как камни,
чтобы уходить дураками.

Тут как тут был и Дмитрий Твердый – с группой «ТутКакТут» он готовился показать сразу три программы – на главной сцене, на малой и на бардовской. Твердый признался, что, как и Яровиков, он в последнее время чаще дает сольные концерты, но «Шокофест» – это святое, и сюда нужно было приехать именно в полном составе:

– Этот фестиваль позволяет нам выразить себя в полной мере – безудержно и неугомонно. Это место, где мы всегда можем встретить друзей и преданных слушателей.

К вящей радости этих самых друзей и слушателей группа исполнила новые песни – «Воля ваша», «Мир на измене».

Поспешив на главную сцену, – «разрываться» приходилось постоянно, – я застал там «Дарвинион» и «Дочь Монро и Кеннеди», легкий, игристый «Брют» и прекрасный, исключительно женский «Хелиум Джем». Пришла пора возобновить мое общение с музыкантами, только что выступившими на главной сцене. С пылу, с жару я их и перехватывал – разгоряченных, переполненных эмоциями, довольных.

– «Шокофест» прекрасен тем, что здесь собираются люди, которые делают одно большое общее дело. Сюда приезжают представители «андеграунда» и те, кто, скажем так, находятся в более известной среде. Здесь они все вместе, все рядом, и это очень здорово, – поделился своими впечатлениями вокалист группы «Весна в Сан-Бликко» Кирилл Нагорнюк. – В позапрошлый раз была плохая погода, и было меньше людей.

В прошлый раз фестиваль столкнулся с серьезными трудностями. Ну а в этот раз всё замечательно!

Первый представитель «Весны в Сан-Бликко» – Никита Казберов – пожаловал на «Шокофест» еще в пятницу. Кирилл Нагорнюк, Филипп Троицкий и Александр Ополовников присоединились к своему басисту позже – в субботу днем, незадолго до выступления. Группа живет нынче на три города – Москву, Ярославль и Кострому, и это сказывается и при передвижении, и при записи альбомов. «Другой Вселенной», нового альбома наших русских «Биттлз» – так я однажды назвал в шутку эту четверку – долго ждали не только мы, но и сами музыканты. Играть старые песни, какими бы любимыми они ни были, «Весна в Сан-Бликко» устала, поэтому группа жаждала «обкатывать» новый материал. Для большого полноценного концерта нужно 20–25 песен, так что на «сольниках» приходилось черпать из проверенного-старого. На «Шокофесте» же можно было сосредоточиться на новинках, и неудивительно, что из первого альбома – «Бал в твою честь» – ничего не прозвучало.

Вслед за «Весной в Сан-Бликко» появилась «Площадь Восстания». Накануне эта группа выступала на «Своем Радио» в программе Семена Чайки «Живые», где презентовала свой новый альбом – «ESTRADA». Однако на «Шокофесте» дорогой «Весны в Сан-Бликко» эта группа не пошла и сыграла ряд хитов, начиная с песни «Don’t tell Mama». Вокалист группы Андрей Новиков рассказал мне, что от своих старых композиций он нисколько не устает:

– Каждая песня звучит на каждом событии по-разному. Публика помогает мне заново переживать свое произведение. Я нахожу в нем новые смыслы – возможно, даже те, которые я не вкладывал, когда писал его. «Шокофест» – это незабываемое открытие лета. Я счастлив, что мы встретились здесь с замечательными людьми.

Выступление «Площади Восстания» получилось чрезвычайно экспрессивным и артистичным: казалось, эти парни вот-вот разнесут сцену – прыгали и бегали музыканты больше, чем слушатели. Но публика явно завелась, и наиболее предприимчивая ее часть отблагодарила группу небольшим файер-шоу – первым на этом «Шокофесте». Мимика и телодвижения Андрея Новикова были поистине неподражаемы – по-моему, это «оформление» здорово сочетается с его надрывными песнями.

Вечером пошел довольно сильный дождь, поэтому на какое-то время танцпол опустел – публика переместилась на защищенные крышей трибуны. Отсутствие зрителей в непосредственной близости для иной группы (вроде выступившей чуть раньше развеселой тамбовской «Операции Пластилин») выдалось бы крайне болезненным, но на сцене, по счастью, оказался «Аффинаж» – для этого коллектива дистанция была, как мне кажется, не страшна и в чем-то даже символична.

«Аффинаж» приехал на «Шокофест» впервые. Более того, это был первый серьезный фестивальный опыт группы. Михаил Калинин объяснил это тем, что «Аффинаж» – коллектив, в первую очередь, клубный:

– У нас нет барабанов, и это накладывает свой отпечаток, но попробовать себя на открытой площадке нам было очень интересно. Впереди у нас еще два фестиваля – «Дикая мята» и «Троица». Везде мы выступаем на главной сцене, так что, скоро, думаю, и на «Нашествие» позовут. (Улыбается.)

Калинин был очень доволен, что на «Шокофесте» «Аффинаж» выступал перед «Торбой-на-Круче», признавшись, что с интересом следит за этой группой. Премьерами «Аффинаж» не побаловал, зато исполнил композиции из разных релизов – в сущности, это был своего рода дайджест программы большого тура (двадцать городов); он закончился за несколько дней до «Шокофеста».

– В этом году у нас настоящий прорыв, – отметил Михаил. – В 2015-м мы ограничивались небольшими «вылазками» – в Минск, Москву, которая уже стала для нас вторым домом, – нам очень нравится московская публика.
Теперь же, можно сказать, объехали всю Россию, за исключением Дальнего Востока – нашей крайней точкой стал Новосибирск.

Судя по всему, «Аффинаж» действительно вступил в эпоху расцвета: запросто общается с группой «25/17», записал совместную песню с Бранимиром («Птица-Счастье»). А басист группы Сергей Шиляев – разумеется, не без участия Михаила Калинина – выпускает программу «Аффинаж-Подкаст», куда приглашает симпатичных ему музыкантов.

«Аффинаж» оказался первым в череде групп, «ради которых» на «Шокофест» и приехала львиная доля любителей живой русскоязычной музыки, – имею в виду «Разных людей», «Оргию Праведников», «Дороги Меняют Цвет», «Обе-рек», «Адаптацию», «Торбу-на-Круче»…

Исполнив ряд своих восхитительных песен, Ермен Ержанов, более известный как лидер «Адаптации» Ермен Анти, поделился своими впечатлениями от «Шокофеста»:

– Нормальный фестиваль! Я рад, что в отличие от прошлого года, когда местные власти создали фестивалю проблемы, в этот раз всё получилось. Хорошая погода, хорошие группы – что еще нужно для слушателей! Всё у нас держится на таких энтузиастах, как Женя Сабельфельд и Лена Лилеева. Я желаю «Шокофесту» дальнейшего развития.

«Адаптация», «Аффинаж» – во всей их непохожести мне вдруг почудилось нечто общее. С одной стороны – утонченная надрывность северян из «Аффинажа», с другой – (внешне) стальная жесткость южанина Ермена. Но на самом деле и там, и там слышны ритмы израненной души. Только у «Аффинажа» эта душа обращена внутрь, на саму себя, а у «Адаптации» – направлена вовне, на всё, что находится «между любовью и ненавистью»: на планету, города, народы, зоны, военкоматы, войны, вождей, политические течения – всех людей, охваченных эпидемией цинги (как в одной из песен).

Андрей Бухарин однажды написал, что Ермен выбрал себе трудную и неблагодарную стезю – «практически профессионально принимать всю боль этого мира на себя». Неслучайно после выступления Ермен был немного взвинчен – и в то же время невозмутим. А вот лидер «Торбы-на-Круче» Макс Иванов как обычно излучал добро и спокойствие. Думаю, что вытащить глубоко засевший в Максе дзэн крайне трудно – на это неспособно ни поражение сборной России по хоккею, ни непростое выступление посреди леса, как на предыдущем фестивале.

– В прошлом году ты выступал на «Шокофесте» в полуэкстремальных условиях. Вспомни, пожалуйста, как это было.

– Конечно, это было не похоже ни на одно из других наших фестивальных выступлений. В темноте, с фонарями мы пробирались к сцене – нужно было идти шаг в шаг. Это был полный форс-мажор, но… было круто! Воспоминания у меня остались исключительно положительные, потому что главное – это атмосфера и то, как справляются с нестандартными ситуациями организаторы, музыканты и зрители.

«Шокофест» – это фестиваль, который организует мой друг Женя Сабельфельд. Мы познакомились, кажется, тыщу лет назад, а если точнее – на «Нашествии» 2001 года. У меня брали интервью, а Женя был тогда оператором. Через несколько лет наши отношения переросли в настоящую дружбу. Я поддерживаю все его начинания, так как считаю Женю одним из светлейших людей.

«Торбу-на-Круче» встретили на «Шокофесте», пожалуй, наиболее тепло. А ведь фестиваль посетила еще и легендарная группа «7Б», которая сыграла почти полноценный – часовой – концерт, в конце которого прозвучали и вечно актуальные «Молодые ветра». Исполнив эту песню, Иван Демьян уступил место своему сыну Владу, который стоит во главе собственного музыкального коллектива.

22 мая, воскресенье: «ВОСКРЕСШИЕ»

На следующий день показания разнились.

Довериться своим собственным ощущениям я не мог, и принялся опрашивать других очевидцев. Большинство сходилось во мнении, что субботняя программа завершилась то ли в пять, то ли в шесть утра («7Б» и Влад Демьян были отнюдь не последними – после них выступили «Проект 3х3» и другие). Да-да, говорили мне, в пять–шесть. Что-то около того. Но были и те, кто утверждал, что на самом деле всё закончилось в семь утра! Ей-богу! Так «в беседе пылкой за бутылкой» обычно, варя уху, рыбаки рассказывают друг другу байки про то, какой величины рыбину они однажды выловили. Характерно, что после каждого следующего стакана размер добычи увеличивается… Я понял, что нужно остановиться, иначе придем к выводу, что выступления продолжались круглые сутки без остановки. Но нет: отдых тоже потребовался. Как сказал бы Макс Ильин: без фанатизма!

«Воскресшие» после бурных ночных событий собирались у малой сцены, где к полноценной жизни их пытался вернуть своим творчеством Дмитрий Вагин – тоже, впрочем, «воскресший». А еще старался чудный, чудной и чудесный рассказчик Дмитрий Бут: его африканские сказки звучали на калужской земле по меньшей мере странно, если не сказать сюрреалистично, но, возможно, это и было лучшим лекарством от музыкального (и не только) похмелья.

Главную сцену – перед появлением на ней популярной группы «Znaki» – разогревали «Сутра Подсолнуха», «НуДыкЧё?» и Павел Пиковский. Группа «Хьюго» до «Шокофеста», к сожалению, не добралась, и буквально за пять минут до выхода Павел договорился с баяном всея Руси Сашей Сомовым и лидером группы «Солнечный блюз» Юрой Каплей – те с удовольствием помогли ему сыграть. Этот абсолютный джем безо всяких репетиций возможен, наверное, только на таких фестивалях.

Я тем временем встретил своих добрых знакомых – Артема Кеворкянца и Максима Иванова, составляющих дуэт «завтраккусто». Артем вернулся из трехнедельной поездки в Америку. Ездил по личным делам, но несколько концертов на Брайтон-Бич в Нью-Йорке окупили все затраты – песни «завтраккусто» и «Акул на прогулке» уважают и по ту сторону океана.

Кстати, проект «Акулы на прогулке» временно заморожен, и остается только сожалеть, что мы пока не услышим вживую в полном электрическом звуке таких классных песен, как «Афалины», «Тулуза», «Грета», не говоря уже о чем-то новеньком. Правда, дуэт не унывает и обещает «компенсировать» эту потерю новыми свершениями группы «завтраккусто». Ребята просили не раскрывать все карты, скажу только, что скоро почитателей их творчества ждут приятные сюрпризы. Но и «Акулы» попробуют собраться еще хотя бы один раз – на десятилетие группы, которое грядет в октябре.

– Если всё сложится, выпустим мы и новый альбом «Акул», – пообещал Максим. – Он уже два года лежит на полке и никак не сведется…

– Проблема еще и в том, что всё последнее время у нас пишутся в основном песни, которые подходят по стилистике «завтраккусто», – подхватил Артем. – Играть их в «Акулах на прогулке» не хочется. Однажды мы пробовали в рамках «Акул» песню «Черный Джинн», но ничего не получилось.

Артем и Максим являют собой редкий пример сотворчества – кто еще, подскажите мне, пишет стихи – или, тьфу, тексты песен – вдвоем? На «Шокофест» этот слаженный дуэт приехал впервые. И впервые же группа «завтраккусто» выступила на открытом фестивале. Новую песню «Шаги» ребята не сыграли – композиция получилась отчасти экспериментальной. Кроме того, для выступления на открытом воздухе эта песня показалась им слишком тихой – для нее нужен бит, которым группа пока не обладает. Зато прозвучала совсем новая (еще не записанная) песня «Мио, мой Мио» – до «Шокофеста» «завтраккусто» исполнял ее буквально пару раз.

«Шокофест» оставил массу впечатлений, дал обильную пищу для размышлений, и рассказывать об этом можно еще долго. Отмечу, что возвращение в грешную Москву позволило мне полнее ощутить этот непередаваемый фестивальный дух – братства, доброжелательности, взаимопонимания.

Напоследок же надо дать слово еще одному – и самому главному – «воскресшему», имя которого уже упоминалось. По его собственным словам, «Шокофест» отлучил его от нормального человеческого сна на трое суток. Но это того стоило! Так пусть же финальным аккордом прозвучат слова главного организатора «Шокофеста», арт-директора «Шоколадной фабрики» Евгения Сабельфельда, который подведет итоги фестиваля:

– В прошлом году из-за бюрократических препятствий «Шокофест» прошел не совсем в том формате, как мы планировали, и было много переживаний. На этот раз серьезных проблем удалось, к счастью, избежать. Выступили практически все, кто хотел. Обидно, что из-за небольших технических неполадок, – от них никто не застрахован, – сорвалось выступление такой важной для нас группы, как «Веселые трутни».

Мне кажется, мы нашли для «Шокофеста» хорошее место: территорией усадьбы «Отрада» почти все довольны. Я беседовал с владельцем «Отрады», и велика вероятность, что эта усадьба станет для «Шокофеста» постоянным домом.

– Фактор близости к Москве имеет, как я понимаю, большое значение.

– В первую очередь, важен фактор Калужской области. Московская, как показывает практика, подобным мероприятиям противится: сразу возникает множество политическо-бюрократических сложностей.

– Мы слышим и видим, что «Шокофест» не преследует коммерческих целей. А какие же цели он преследует?

– Мы просто хотим, чтобы любой человек – сколько бы денег в кошельке у него ни было – мог послушать живую музыку. Например, программу фестиваля закрывал Юрий Наумов – артист с большой буквы, гений своего дела. Билеты на его концерты дорогие, а «Шокофест» дал возможность посетить его выступление почти бесплатно. Кроме того, мы ставим цель развивать молодых перспективных музыкантов, которые могут расти бок о бок с именитыми, состоявшимися коллегами.

– Есть ли информация, сколько человек посетило фестиваль?

– Точных данных у нас нет, но, по моим ощущениям, от трех до четырех тысяч. А музыкантов было больше сотни.

– Что было самым сложным в организации этого «Шокофеста»?

– Мы позиционировали этот фестиваль как волонтерский, но волонтеров в итоге так и не дождались. Над всеми локациями трудились, по сути, лишь несколько человек. То есть надеялись мы на поддержку – но не получили ее… Ну а в остальном всё прошло гладко, кроме проблем с электричеством, из-за которых программа выступлений сильно сдвинулась. Для групп из других городов это, конечно, неприятно – нужно, чтобы расписание соблюдалось. Пусть это будет самой большой проблемой «Шокофеста»! Но мы, разумеется, приложим все силы, чтобы больше это не повторялось.

– Наверняка не все группы, которых вы приглашали, сумели приехать.

– Мы очень хотели увидеть здесь группу «Василий К. и интеллигенты» и Александра Щербину с его командой. В прошлом году они не выступили, но всячески нас поддерживали и тепло отзывались о «Шокофесте». К сожалению, из-за гастролей они не приехали и на этот раз.

– В чем отличие этого «Шокофеста» от предыдущих? Есть ли прогресс?

– Главное отличие в том, что, как я уже говорил, мы теперь очень довольны местом проведения. А прогресс в том, что… «Шокофест»-2016 – после прошлогодних неурядиц – всё же состоялся! Потому что если бы в этом году у нас не получилось, возможно, «Шокофест» вообще умер бы. Но «Шокофест» живет, и мы готовы идти вперед!

– Есть ли уже планы на будущее – какие-то замыслы относительно следующего фестиваля?

– Нет, сейчас нам нужно отдохнуть. Осмысливать, анализировать ошибки будем позже. Впрочем, одно могу сказать уже сейчас: мне кажется, нам не стоит ограничиваться исключительно музыкой. Нужно представлять на фестивале искусство во всех его проявлениях.

Формально этот «Шокофест» был приурочен к 55-летию полета Гагарина в космос, и мы хотели это позиционировать. Отчасти это удалось… Нужно подумать, какая тема будет в следующем году.

– В 2017-м будет отмечаться столетие русских революций.

– Не уверен, что революционная тематика нам подходит. (Смеется.)

Сергей Коростелев, специально для MUSECUBE

Группа «Йорш» ударно выступила на «Шокофесте» в пятницу, но вспоминали о ней еще долго. Андрей Грейчайник, «Дороги Меняют Цвет». Фотограф Александр Высочанский

Макс Ильин из «Собак Качалова». Фотограф Ева Минина

Пятый по счету «Шокофест» проходил близ села Волковского Калужской области – в двадцати километрах от подмосковного Серпухова. Фотограф Алекс Арр

Вокалист «Площади Восстания» Андрей Новиков как всегда экспрессивен. Фотограф: Юля Тарасенко

Максим Липатов из «Беловодья»: «Здесь не Ямайка!». Фотограф Ева Минина

Мария Лебедева из группы SHEDDA в составе «Тролль Гнет Ель». Фотограф Ева Минина

Ночное выступление на малой сцене – «Малой Медведице». Фотограф Ева Минина

Иван Демьян и группа «7Б» посетили «Шокофест» впервые. Фотограф Ольга Кайро

Дуэт «завтраккусто»: Максим Иванов и Артем Кеворкянц. Фотограф Ольга Кайро

Дмитрий Твердый на главной сцене был тут как тут… Фотограф Ольга Кайро

Тимофей Яровиков – один из любимцев «Шокофеста». Фотограф Ольга Кайро

Ермен Анти («Адаптация») принимает всю боль этого мира на себя. Фотограф Ольга Кайро

Александр Чернецкий: «А ЦСКА под конец подрался с “Buffalo Sabres”». Фотограф Ольга Кайро

Макс Иванов. «Торбу-на-Круче» встретили на «Шокофесте», пожалуй, наиболее тепло. Фотограф Ольга Кайро

У «Аффинажа» в этом году случился настоящий прорыв. Фотограф Ольга Кайро


Об авторе

Сергей Коростелев
Сергей Коростелев


Нет комментариев



Будь первым!


Написать комментарий