Arsenium. Для чего нужны продюсеры

0
21.06.2016 Александр Ковалёв в КубИнтервью

Не часто участники «мальчиковых» проектов делают удачную карьеру. В случае мега-успешной группы «O-Zone» у парней всё сложилось отлично: после мирового успеха бойз – бэнда, двое из троих участников реализуют успешные сольные проекты. Конечно, большинство зрителей помнит саму группу и их зажигательные хиты, но и певец Arsenium штурмует чарты с основательным успехом. Публика признала и полюбила артиста и его новые треки.

— Недавно у тебя состоялся релиз сингла «Только с тобой» и клипа на него. Расскажи подробнее об этой работе? pr

— Песню сочинил я вместе с соавторами. Двое из них из Румынии – это версия на английском языке. А на русском мы её написали вместе с Игорем Шавровым и Артёмом Умрихиным (Artik). Они помогли мне с текстом, у меня с русским не очень хорошо пока. Я могу на нём сочинять, но это не мой родной язык и ребята мне очень помогли. Получилось хорошо, все очень довольны. Она уже есть в эфире различных радиостанций.

Мы сняли клип с режиссером Катей Санниковой. Это наша первая совместная работа. В свою очередь, Катя предложила кандидатуры девушек на роль главной героини. Мы выбрали Энни, мне показалось, что она очень необычная. Тем более, мы отсняли клип на двух языках и я решил, что внешность девушки подходит как для России, так и для Европы.

— Она очень похожа на европейку. Из Испании, например.

— Да. А на самом деле она африканка. А некоторые говорят, что она похожа на индейскую девушку. Она очень милая и у неё здорово всё получилось.

При съёмках не обошлось без приключений. Я был сонный. Обычно я ложусь в 5 – 6 утра, а в этот день нам нужно было в это время выезжать на съёмку. У меня и так был стресс, а тут ещё не оказалось каких-то разрешительных документов на съёмку на крыше, полиция, охрана… Документы были, но что-то оказалось не так. И вроде бы продакшн-компания подписала что-то с каким-то мужиком, но меня удивило, что нас проводили через чёрный вход. А мужик исчез и выяснилось, что он не имел права давать разрешение. Мы отсняли на других локациях, а съёмки на крыше перенесли на другой день. Оказалось, оно и к лучшему! В первый день было слишком много солнца и это мешало кадрам, а нам была нужна облачная погода, которая и случилась в день съёмки. Клип получился красивый.

— Давай вернёмся к языкам. Ты на каком языке думаешь?

— В последнее время уже на русском, мне кажется. Но всё равно мой родной язык румынский. И в семье на нём общались. Конечно, в Молдавии все говорят на русском, но я не всегда это делал хорошо. Мне и сейчас иногда бывает трудно выражать свои эмоции на нём.

— Во время учёбы на каком языке преподавали?

— После школы я поступил на подготовительные курсы консерватории, где проучился два года. В саму консерваторию поступить не успел, у нас уже были концерты с «O-Zone» по всему миру. Я занимался с профессорами по нужным мне предметам – вокал и прочее. А преподавали всё на румынском языке.

— И при этом ты сам сочиняешь и на русском тоже?

— Первая песня, которая у меня вышла на русском языке – дуэт с Сати Казановой «До рассвета». Изначально песня была на английском. Но автор не я.

У меня много интервью, вся моя команда разговаривает на русском. А мой PR-директор к тому же говорит очень правильно и красноречиво. Так что, хочешь – не хочешь, научишься!

— Какие – то ещё языки знаешь?

— Итак: русский, румынский. В школе учил французский, но 10 лет на нём не говорил и стал общаться понемногу только при выезде на гастроли. Я жил в Италии 2 года и, соответственно, выучил итальянский. Я каждый год летаю в Испанию, у меня там промо и концерты, мои основные лейблы в этой стране. И приходится учить испанский. Есть продвижение на азиатском рынке, но их языки – это не моё.

— Легко даются иностранные языки?

— Очень! Лучше и легче всего. Я с детства мог сидеть и часами учить иностранные слова, английский язык. Мне нравится. Думаю, что это из-за музыкального слуха.

— Песни «Bella» и «Loca» тоже твоего авторства?

— Да. «Bella» была после дуэта. А «Loca» — это кавер на мою песню 2006 года, с которой я выступал на «Евровидении». Я сделал её более акустической.

— Следишь за «Евровидением»?

— Специально – нет. Так, могу что-то посмотреть. Но мне не особенно интересен конкурсный формат. Всё очень стандартно, я не очень люблю такую музыку. Из всего конкурса обычно нравятся 1 – 2 песни. А моя песня «Loca» была не в формате конкурса. Она была хитом в Румынии и в нескольких странах Европы. Но мне просто было интересно, как это будет. И песня была распиарена ещё до «Евровидения».

— Ты участвовал в каких-то конкурсах после «Евровидения»?

— Я выиграл в конкурсе «Vina del Mar». Здесь его не очень знают, но он значимый. Сам конкурс проходит в Латинской Америке. Его смотрят в 80 странах, аудитория 300 000 000 человек. Из множества материала выбирают всего 6 песен. Мне там очень понравилось. Но, думаю, больше ни в каких конкурсах я участвовать не буду. Ни за что!

— Я увидел в интернете, что ты часто выпускаешь песни на русском и английском языках одновременно. Собираешься продолжать?

— Не факт. Это зависит от песни. Некоторые могут быть переведены, с некоторыми не стоит этого делать. Если я делаю песню на английском, но она подходит для российского рынка, то делаем русский текст. Это зависит от материала, от формата. Но, думаю, в будущем не буду переводить песни, буду делать оригинальный материал на каждом языке.

— Ты работаешь на многих рынках по всему миру. Я так понимаю, что везде есть своя специфика. В чём принципиальное отличие от российского шоу-бизнеса?

— Всё зависит от радиостанций. Хотя, в России есть все станции, ротирующие те же хиты, что и в других странах. Например «DFM» и «Европа плюс». Там можно услышать те песни, которые крутятся на станциях в Испании, например. В России есть своя музыка, которая крутится на «Русском радио», к примеру. Как и в любой стране, есть национальные артисты, есть иностранные.

— Хочу уточнить: ты там продвигаешься как иностранный артист или как европейский?

— Как иностранный. Как и здесь, в принципе. Хотя, в России меня уже воспринимают как своего из-за русскоязычного материала. Но и на английском у меня был хит несколько лет назад – «Remember me». Песня стояла на всех интернациональных станциях, очень интересная работа. А потом мы познакомились с Сати Казановой и сделали дуэт. Изначально он был англо-испанский, потом перевели на русский.

— О рынках: ты успешен в разных странах. Сейчас продвигаешься на азиатский?

— Да, есть движение. На самом деле, я там был известен и раньше. Ещё в 2005-ом, после распада «O-Zone», я выпускал там материал. Одна из моих первых песен «Love me, Love me» была очень продаваема в Японии. И «Rumadai» хорошо разошлась в азиатском регионе. Потом был перерыв, я сосредоточился на Европу и вот сейчас снова смотрю на Азию. Мы подписали контракт с лейблом, который работает по всей Азии. Это очень перспективный рынок.

— В России есть система платных радио и теле эфиров на некоторых станциях и каналах.

— Да везде такая же фигня! В Европе это есть. Если ты, конечно, неизвестный артист. Но там платят не за ротации. Там покупают рекламное время. Ты покупаешь рекламу и станция под неё презентует твою песню. Ты рекламируешь себя, как бы.

— Насколько ты пользуешься возможностями интернета?

— Настолько, насколько это вообще возможно. Соцсети – Инстаграмм и Фейсбук веду сам. Остальное делают пиарщики.

— А раскруткой на YouTube, например?

— Не я, а команда. Но у меня всё хорошо идёт само собой, поэтому особенно не загружаемся.

— А что скажешь про стриминговое вещание?

— Да, эта тема активно развивается. Даже Apple заявили, что перейдут на стриминг. Для артистов, наверно, не очень хорошо, но так всё устроено. Думаю, через пару лет все окончательно уйдут в стриминг. Хотя, в Россию это придёт немного позже, мне кажется. Здесь бы музыку до конца легализировать, чтобы все покупали через iTunes и другие цифровые площадки. Тогда это будет большой шаг вперёд. Я за легальность. Артисты должны зарабатывать честно.

Я сейчас хочу открыть свой лейбл. Он будет работать интернационально. Мы будем брать иностранных артистов и здесь будем продвигать их. А российских артистов, у которых я увижу потенциал, будем раскручивать на другие страны. Буду их связывать со своими лейблами в той же Испании, например. У меня есть бизнес-план, команда – это будет большой лейбл. Думаю, месяца через два уже начнём движение. Мне это интересно. Сейчас у иностранных артистов не так много шансов на продвижение здесь. А российские артисты обычно не думают об этом. Если у них получается в России, то дальше и не рвутся. И времени на это особенно нет, все стараются сделать больше концертов. И есть проблемы с языками. Но не у всех, поэтому буду смотреть и выбирать. Вот Сати Казанова поёт на русском, но я слышал пару англоязычных демок и мне очень понравилось. Считаю, что это очень перспективная тема для неё. А продакшн мы можем адаптировать и там, и здесь. В России много потенциальных хитов.

— То есть, в этой истории ты выступишь и как глава лейбла, и как продюсер?

— Да. Буду продвигать свои творческие идеи. Я вполне могу сказать, посмотрев – послушав артиста: «Мне кажется, у тебя что-то может получиться в Европе. Давай тут слегка поменяем продакшн, чуть изменим твой имидж и вместе подумаем, как тебя лучше продвинуть». У меня много контактов за рубежом осталось как со времён «O-Zone», так и в бытность проекта Arsenium. Меня каждый год подписывают разные лейблы во всём мире. Плюс мой испанский деловой партнёр из «Eсo music service» работал с крупнейшими европейскими и испанскими лейблами – он очень влиятельный человек и мой менеджер. У нас есть все возможности, а теперь нужны крутые хорошие проекты, чтобы их представлять.

— Кроме Сати, ты ещё на кого-то обратил внимание?

— Есть артисты, но на данный момент не очень много и не совсем со своим творчеством. Есть те, у кого по одной песне подходит. А есть, которые имиджево могут подойти, каких нет в Европе. Если им сделать правильную песню под их вокальные данные, то всё может получиться. Это всегда индивидуальный подход к каждому артисту, к каждой песне. Я уверен, что есть огромное количество артистов, про которых не знает широкая публика, с отличным вокалом и крутым англоязычным материалом. Я давно об этом думал и мне это интересно. Техническими вопросами будут заниматься профессионалы. Будет и студия, в которой будут работать грамотные люди.

— Будешь сам контролировать процесс на всех стадиях?

— Я буду искать людей талантливых и которым я могу доверять. Принимать работу буду на финальной стадии. Но, конечно, могу и вклиниваться в процесс. Всё будет зависеть от песни, от ситуации. Но надо понимать, что очень трудно «поймать» песню, которая хороша и здесь, и там. Вот песня «Мегахит» Burito отлично на Западе пошла бы! И клип крутой.

— Тебя в Европе воспринимают как российского артиста или европейского артиста?

— Как восточно-европейского. Но точно не как российского. Там просто знают, что я живу сейчас в России. Я для них такой «интернешнл-артист». Может, более как румынский.

— Помню, был момент, когда румынские музыканты рулили модой на европейскую музыку.

— Да, было такое. Потом опять к шведам главенство ушло. Видишь, у многих из европейских стран бывают свои 5-6 лет успеха, пока не перейдёт к кому-то ещё. Так почему же у российских артистов этого не может случиться? Мне кажется, самое время. В России очень много мелодичного, хорошего материала. Нужно качество и немного адаптации. Для этого и нужны продюсеры.

— Но у нас есть ещё такой момент: в России некоторые себя считают продюсерами, не имея отношения к творческому процессу. Почему-то в России считают продюсерами людей, которые находят деньги.

— Вот это меня очень сильно удивило, когда я приехал в Россию! Типа, кто зарабатывает – тот делает проект. А по сути, самое важное – музыкальный продюсер! Тот, кто решает творческие вопросы. А с деньгами любой может назваться продюсером. Тут очень важно поменять у музыкантов концепцию восприятия.

— Ты выпустил один полноформатный альбом несколько лет назад. Сейчас ты выпускаешь отдельные синглы. Такой подход вообще стал общей тенденцией. В твоём случае с чем это связано?

— Допустим, в Европе для больших артистов лучше выпускать альбомы – им это легко сделать. Мне лучше всего работается по отдельным синглам. Не все синглы хорошо идут по разным странам. Какая-то песня хорошо идёт в Испании, в Латинской Америке, какая-то в России. Если пойдёт хороший сингл для всех стран (а лучше два) – тогда есть смысл продавать альбом. Я бы очень хотел сделать альбом для России. Думал, на каком языке здесь лучше петь, у меня же нормально шли и на английском, и на румынском, и на русском. Думаю, сейчас сделаю на русском EP, а бонусы на английском. Конечно, это очень круто – выпустить альбом. Если ты всё правильно угадаешь, конечно. И ничего не поменяется с саундом, пока ты этот альбом делаешь.

— А если записывать альбом, то в российской студии или на Западе?

— Неважно. Главное, чтобы я стоял рядом и говорил, как я хочу. Если что-то будет недотягивать по стилю, то можно доделать в Европе или в Швеции. Можно сделать сильную сеть, в которой все делают своё дело, а финальный продукт адаптируется.

— У тебя подход как у продюсера, а не как у певца.

— Только так, по-другому не получается. Я – любитель пробовать разные вещи, миксовать. Только тогда получается что-то крутое. Люблю с кем-то в соавторстве работать. Это очень помогает результату, ведь мы мыслим в разных направлениях. Этим летом будем делать в Испании студийную сессию, на которую пригласим разных авторов, певцов, партнёров. Пригласим людей со всего мира в кемпинг на неделю или две и будем там сочинять и записывать музыку. Сделаем это в июле, если не успеем – в августе. Мне кажется, это самое прикольное, что можно придумать. Получается всё по-другому.

— Как у тебя обстоят дела с концертами в России?

— Всё хорошо. С новым синглом – всё больше и больше приглашений. Но у меня и в Румынии, и в Испании концерты. Так что на все предложения не успеваю откликаться. Постоянно в перелётах. В основном — корпоративы, клубы. Я кризис не чувствую. Я люблю петь. Сколько бы не было концертов – я пойду на все.

— А что в ближайшее время?

— Клубные концерты. Делать большой сольник где-нибудь в «Крокусе» пока рановато для России, мне кажется. Чуть позже подумаю. Придёт время. Может, к концу года. Осенью планирую новый сингл выпускать.

— Нет искушения собрать «O-Zone» и дать пару хороших денежных концертов?

— Много раз предложения поступали. Вряд ли это возможно. У Дана Балана всё нормально с сольной карьерой. Раду Сырбу в Румынии, у него студия, занимается продюсированием. Каждый из нас пишет музыку, каждому есть что сказать. Поэтому и получается всё. Но если придёт действительно серьёзное предложение – подумаем. Почему бы и не спеть один – два раза вместе. Время покажет.

— Традиционно: творческие планы?

— Будут выходить новые песни. Готовы уже четыре. Следующий сингл очень крутой, ещё круче нынешнего. Будет танцевальная, радийная, форматная музыка. Я повзрослел, но мне нравится качественная танцевальная музыка.

Александр Ковалев, специально для Musecube.org

Фотографировала Диана Рыбакова:


Об авторе

Александр Ковалёв
Александр Ковалёв


Нет комментариев



Будь первым!


Написать комментарий