Маргарита Пушкина: Если ты занимаешься творчеством, всегда найдется тот, кто настроен с тобой на одну волну

0
18.10.2016 Михаил Степанов в КубИнтервью

Маргарита Пушкина — поэтесса, журналист, переводчик, «заживо погребенная в роке» с 70-х годов прошлого века. Песни, написанные на ее стихи, любимы миллионами, и сложно перечесть всех деятелей отечественной культуры, с кем Маргариту Анатольевну связывают дружеские и профессиональные отношения. В следующем году исполняется десять лет одному из любимых детищ поэтессы — проекту «Династия посвященных». О новом альбоме проекта — рок-опере «Окситания» и ее концепции, об Александре Градском и Владимире Холстинине, о шоу «Голос» и своем собственном кинематографическом опыте — в эксклюзивном интервью Маргариты Анатольевны порталу MUSECUBE. pushkina

Отечественные поклонники тяжелой музыки с нетерпением ждут выхода нового альбома Вашего проекта “Margenta” – рок-оперы “Окситания”. На какой стадии готовности он сейчас находится?

Будем честными людьми и скажем точнее: «Некоторые поклонники тяжелой музыки ждут с нетерпением выхода нового альбома проекта Margenta — Династия Посвященных – рок-оперы «Окситания». Армия так называемых «маргентофанов» не столь велика, как может показаться на первый взгляд. Многие наш материал, наши песни считают чересчур сложными для восприятия. Что греха таить – действительно, мы с участниками проекта ориентируемся на людей, знакомых не только с узконаправленной стилистикой в рок-музыке, но знающих и музыку классическую, и прог-рок, и арт-рок, ориентирующихся в потоках современной и классической литературы и мировой истории. Вот такие мы «пафосные» и «напыщенные»… По мнению некоторых пользователей Интернета.

Думаю, что «Окситания» может несколько испугать тех, кто ждет от нас безудержного хард-н-хэви. Музыкальная полистилистика – вот что характерно для «Династии Посвященных-4». Это – и симфо-рок, и готика, и хард, и пауэр, и приближение к опере-буффа, и прифанкованность, и даже рэгтайм. И, наконец, просто рок-н-ролл. Всего в рок-опере наш композитор Сергей Скрипников насчитал 41 трек. Добавьте сюда увертюру, обязательные музыкальные связки… Получается солидное музыкальное полотно. Не отдельные песни, связанные общей нитью какой-либо истории, как, скажем у Йорна Ландэ и Тронда Холтера в недавно изданном альбоме «Dracula. Swing of Death», а три действия, плавно перетекающие одно в другое, сквозной сюжет. Почти как в «Риголетто» или в «Бале маскараде» Джузеппе Верди. Или как в «Мастере и Маргарите» Александра Градского.

На сегодняшний день записана бОльшая часть материала. Так как музыка сочиняется Скрипниковым на уже готовые фрагменты текста, он находится в полной ажиотации, как говорили наши предки. Теперь всё зависит только от него и приглашенных исполнителей. Литературный материал давно сочинен. Разумеется, в процессе работы над музыкой в тексты вносятся какие-то правки и уточнения, но они незначительны. Сергей – один из редких музыкантов, которые с трепетом относятся к предлагаемой лирике. Представьте, каково ему приходится в борьбе с таким объемом треков и характеров! Если измерять материал в CD – опера займет 3 диска. А в попугаях она будет еще длиннее – 333 попугайчика и множество попугаичьих крылышек (если вспомнить восхитительный мультфильм о том, как измеряли длину Удава: в слониках, мартышках и попугаях),

Точную дату окончания работы над «Окситанией» назвать не могу – человек я весьма суеверный. Боюсь СГЛАЗИТЬ. Но мы очень стараемся, чтобы интерес к проекту не угас, активно информируем маргентофанов о ходе записи с помощью самых активных сторонников, которые помогают нам в Сети.

Расскажите о концепции рок-оперы – о сюжете и персонажах.

По сюжету рок-оперы можно чертить целую схему, которая при желании сойдет за карту военных действий – если вооружиться толстыми красными и синими карандашами и рисовать жирные стрелки, как нас учили когда-то на военной кафедре в институте. Попробую рассказать содержание не очень пространно, но предупреждаю – некоторые имена и географические названия покажутся загадкой для тех, кто еще не вступил в ряды ожидающих релиз.

Действие рок-оперы основано на реальных исторических событиях 13-го века, произошедших на юге Франции, в Окситании. В 1209 году Римским папой Иннокентием III было объявлено о начале так называемого Альбигойского Крестового Похода. Рыцари шли воевать не за Гроб Господень, не мериться в битвах с сарацинами силой, а желали искоренить «внутреннего врага», в первую очередь врага Римской католической церкви – катарскую или альбигойскую ересь. Кто-то из рыцарей вдохновлялся идеей именно религиозной войны, кто-то преследовал свои корыстные интересы. Катарская ересь была весьма распространена среди окситанской знати, а Церковь во все времена была не прочь прикарманить чужое богатство, прикрываясь лозунгом борьбы с вероотступничеством.

Происхождение названия «альбигойцы» одни исследователи видят в слове «albus» — белый. Белый цвет – цвет чистоты. Другие считают, что это название произошло от названия города Альби, где в 1165 году еретики были приговорены к смерти церковным трибуналом. Кроме того, Альби долгое время оставался одним из важнейших центров этого таинственного учения.

«Катары» — пошло от греческого слова, означающего «чистые». Так называли их те, кто восхищался простотой и строгостью их нравов. Народ еще считал их Совершенными или Добрыми людьми.

Основным мотивом катарского учения стали слова Святого Иоанна: «Пока у вас будет свет, верьте в свет. И вы станете детьми света».

Они провозглашали существование не одного, а двух Богов, имеющих более или менее равную силу, статус. Один Бог – «добрый», абсолютно бесплотен и чистый духом, это Бог любви. Но любовь несовместима с силой, а все материальные творения являются воплощением силы. Катары считали, что весь мир, все материальное, отмечено печатью зла, а вся Вселенная создана «Царем Мира»- Rex Mundi.

Интересна точка зрения катаров на людей. Человек, как существо из плоти, существо материальное, — есть творение Дьявола. Но в человеке есть душа – ее вдохнул в человека Добрый Бог, и он стремится освободить душу, чтобы вернуть ее в небесный мир. Однако из-за пропасти между божественным духом и материальным миром, созданным Люцифером, сам Добрый Бог не мог заняться освобождением человеческих душ. И он, по теории катаров, создает Посредника Иисуса, который был Его сыном, Его образом и самым прекрасным, самым безупречным и совершенным из Ангелов. Иисус, указав своим ученикам путь к спасению, отправился к Отцу своему, оставив на земле свою Церковь, душа которой дух Святой. Однако Властелин Зла продолжает свое темное дело: ведет людей по дороге заблуждений, разрушает чистую Христову Церковь и заменяет ее ложной – римской. На самом деле, считали катары и тем самым подписывали себе смертный приговор, эта церковь – церковь Дьявола, проповедующая отнюдь не учение Христа. Они вещали о том, что Римская церковь – нечистый Зверь Откровения, вавилонская блудница… Для них истинной и чистой церковью, владеющей Святым Духом, была лишь катарская церковь.

Вера катаров требовала полного воздержания от того, что ухудшает природу человека, от кровопролитий. Им дозволялось, если что, прикончить только змею. Но, как указывают источники, такое допущение не имеет отношения к Змею-искусителю, а в чем причина на самом деле, докопаться не удалось. Катары (альбигойцы) стремились к девственности во всем, верили в очищение при жизни, а главной святыней для них был Грааль, символ крови Христа и преобразования крови истинного посвященного.

Особенно в вопросы теологического характера мы, естественно, в рок-опере не вникаем – дело это тонкое, специальное, для религиоведов и ученых священнослужителей. Но материалов я перелопатила великое множество. Как автора идеи меня интересуют в первую очередь людские страсти, силой которых и создается история человечества. Интригует драматичность реальных событий, случившихся в те темные времена в Окситании, нон-конформизм тогдашних окситанцев, стремление противостоять навязываемым догмам, человеческая жертвенность, попытка осознать себя другими, свободными от косности и зашоренности. Словно песня, звучит фраза французского исследователя Жерара де Седа: « …еретик более, чем кто-либо другой, чувствует себя свободным».

Не стоит здесь развивать мысль относительно того, что абсолютной свободы не бывает, а любой, считающий себя свободным человек, становится несвободным в силу своей привязанности к идее освобождения от пут каких-либо постулатов. Не будем об этом.

Удивительны народные легенды, порожденные таким впечатляющим противостоянием, – я их использую в текстах. Кое-что придумываю сама – фантазия, к счастью, еще работает. В результате алхимических литературно-исторических опытов получилось этакое мистико-историческое сказание о «добрых» людях, крестоносцах и Внутреннем Свете.

Опера начинается с фэнтэзийной части, основанной на прекрасной сказке Джона Мортона Дранкса Планкетта, 18-го барона Дансейни, большого друга более известного у нас англичанина Редъярда Киплинга и загадочного ирландца Уильяма Йетса.

Несколько лет назад я попробовала переложить эту сказку на музыку Виталия Дубинина, бас-гитариста группы «Ария». Однако номер не прошел, и мой «Каркассон» превратился в процессе перелицовки и переделок в заглавную песню альбома, в повествование о трудной судьбе живущей 500 лет, сгорающей и возрождающейся птице. Некоторые изменения претерпел и музыкальный размер композиции. Наверное, стоит напомнить читателям, что все тексты в группе «Ария» пишутся на уже готовую музыку, т.е. приходится «укладывать» ту или иную историю в заданные рамки ударений в словах и рифмовки строк.

Но за историю Каркассона, призрачного города, построенного сбежавшими от людей эльфами и феями, о котором поет рыцарям арфист Арлеон, я зацепилась. Арфист предупреждает молодых горячих парней о недосягаемости этого волшебного Каркассона, они (по легенде, придуманной лордом Дансейни) отправляется в путь: искать прекрасную мечту, искать красавицу Колдунью, хозяйку города-крепости. И один за другим рыцари погибают в битвах, от всяческих невзгод.

Итак, первое действие нашей рок-оперы посвящено этой легенде, начинаясь с отвергнутого Виталием и дописанного мной текста, и заканчиваясь развеселым хором эльфов, которые решили выдать замуж свою хозяйку Колдунью. Думаю, поклонники фэнтэзи благосклонно отнесутся к этой истории.

Веселье эльфов прерывается, и начинается второе действие – трагедия настоящего, исторического Каркассона, захваченного крестоносцами. Они, правда, не вырезали и не сжигали жителей-катаров и сочувствующих им, а выгнали за пределы города – идите, куда глаза глядят, без воды, без провизии, босые и беззащитные. По ходу дела во втором действии упоминается и разгром бродягами и чернью, подстрекаемыми крестоносцами, небольшого городка Безье. Население Безье, состоявшее из катаров и разделяющих их взгляды, было уничтожено полностью. Сцена так и называется «Резня в Безье». Третье действие полностью посвящено славной крепости Монсегюр, одному из последних оплотов еретиков.

Да, конечно, понимаю, что многое из уже сказанного мною для кого-то совершенно непонятно и непривлекательно. Но что делать – у каждого свои вкусы и предпочтения!Тема осады крестоносцами крепости Монсегюр и сопротивления находившихся там катаров во главе с двумя епископами, не нова для рока. Брюс Дикинсон, энциклопедист и вокалист группы «Iron Maiden», посвятил Монсегюру песню на альбоме «Dance of Death» , проникновенно поет об этой крепости и наш «Канцлер Ги», или наша «Канцлер Ги» — Майя Котовская..

Пожалуй, именно в третьем действии проявляется одно из главных положений катарского учения.

«Пока у вас будет Свет,

Пока у вас будет Свет,

Верьте в него

И станьте чадами Света,

Детьми Непрерывного Света!»

Именно в третьем действии появляется персонаж, напоминающий новозаветного Иуду, начинает сомневаться в своей правоте ортодокс-монах, сталкиваются любовь возвышенная и земная…

Всё заканчивается балладой о Святом Иоанне, самом чтимом катарами святом, и гимном во славу той древней Окситании, которая стала оплотом веры «чистых» людей, выступивших против погрязшей в пороках и жадности Римской церкви.

Итак, теперь о персонажах.

В первом действии это рыцарь-мечтатель, отправившийся на поиски сказочного Каркассона, и его любимая девушка, Колдунья и развеселая компания эльфов.

Во втором действии появляется Страж Времени – рассказчик, и (если так можно выразиться) «регулировщик» описываемых событий, сами Совершенные-катары, предводитель крестоносцев – «благородный граф» де Монфор, снискавший славу храброго воина в Палестине, но в Окситании, по легенде, превратившийся в волка-оборотня. Он погубил наивного хозяина Каркассона – молодого виконта де Тренкавеля, сдавшегося де Монфору, чтобы спасти от смерти жителей города.

Есть и Блаженный (рок-привет Юродивому из оперы «Борис Годунов» великого М. Мусоргского), который общается с небесными силами и знает будущее.

Появляются бродяги-убийцы, учинившие резню в Безье, и монах-доминиканец со знаменитой фразой «Убейте их всех, Там Господь узнает своих!»

«Убейте их всех! Там Господь узнает своих! –

Хорошая фраза, но сказана, правда, не мною».

Периодически слышен голос, говоря современным языком, молодого поколения, пытающегося не задумываться о происходящем вокруг, мечтающего просто «жить и дышать». Это поколение олицетворяет Девушка, плетущая венки из роз

В 3-м действии нарисовывается Монсегюрский Иуда, о котором я упоминала выше. По легенде, один крестьянин за 30 сребренников показал крестоносцам тайную тропу, которая вела к неприступному на первый взгляд Монсегюру.

Образ Рыцаря в Фиолетовом Плаще навеян рассуждениями исследователей творчества М.А. Булгакова о явной осведомленности писателя в делах крестоносцев и катаров. Были высказаны предположения, что булгаковский Фагот – это именно рыцарь, верный катарам.

В него влюблена у нас Благородная Дама. Но так как катары-«чистые» люди не признавали никакой плотской любви, страдания Дамы – глубочайшая тайна, над которой насмехается путешествующая через различные миры Колдунья из фэнтэзийного Каркассона.

Чтобы продлить линию Рыцаря в Фиолетовом Плаще, придумала я такой ход – ставший мистическим персонажем Рыцарь отомстил Монсегюрскому Иуде… Семью не тронул, все разбежались сами, «поверив в злой рок», а в заброшенном доме на столе так и лежат серебряные монеты, темнеют от времени…

Есть у нас и Катарский Епископ, в уста которого вложены некоторые фразы настоящих катарских епископов, зафиксированные в трудах свидетелей альбигойского крестового похода. Такое цитирование в нашей «Окситании» встречается не редко. Например, с цитаты одного из высших церковных чинов начинается ария Сочинителя – написанная специально для Сергея Скрипникова, который отлично поёт. В реальности фраза была обращена к известной в те времена графине де Фуа, ярой проводнице катарских идей. Ее почитали как святую. Как-то раз графиня вступила в теологический спор со священнослужителями, один из них решил поставить на место просвещенную аристократку и произнес фразу: «Прядите свою пряжу, госпожа!» Дескать, нечего женщинам влезать в серьезные разговоры, знайте, графиня. свое место. Кстати, образ графини де Фуа и легенда о том, что она превратилась в голубку, послужили основой для создания упоминавшегося образа Благородной Дамы.

«Эй, госпожа, прядите свою пряжу,

Прядите свою пряжу, госпожа,

Все ваши рыцари стоят на страже,

И отличиться доблестью хотят.

А нам оставьте вздор ночных фантазий,

К звезде не меркнущей чудной полет –

И не цепляйтесь, я прошу, за фразы,

Порою сочинитель и соврет!»

В противовес жаждущей тишины и покоя Девушке, плетущей венки из роз выступает Молодой Альбигоец. Вероятно, это – трансформация во времени того самого молодого рыцаря, который в самом начале, в фэнтэзийной части, отправляется на поиски сказочного Каркассона. Он – человек действия (что свойственно молодости), которого не может поставить на колени сама Смерть.

Ближе к финалу появляется фигура Вечного Странника, подводящего итог нашей истории… И вновь звучит хор Совершенных.

Какие певцы и музыканты участвуют в записи “Окситании” на данный момент? Услышим ли мы на альбоме Ваш голос?

В записи вокальных партий «Окситании» принимают участие многие из тех, чьи голоса уже звучали на альбомах проекта «Margenta — Династия Посвященных». Это, в первую очередь, Михаил Серышев (экс-«Мастер», солист «Геликон-оперы», участник ДП-2, спел партию Иисуса в русскоязычной версии рок-оперы «Jesus Christ Superstar»), Андрей Лефлер (экс- «Маврик», солист театра А. Градского, участник ДП-2, кавер-группа «Raiden»), Сергей Сергеев (группа Форсаж, участник ДП-2). Михаил Житняков (экс-«Гран-КуражЪ», вокалист группы «Ария», участник ДП-2), энергичная Юлия «Муза» Полежаева (участница ДП-2, солистка группы «Cybersnake»), Джина «Rose of Steel» (участница ДП-3, солистка и вокалистка группы «Kruger», имеет собственную группу «Rose of Steel»), Андрей Кустарев (участник ДП-3, группа «Cтайер», др. проекты), Сергей Минаев (известный шоумен, артист, исполнитель партии Иуды в «Jesus Christ Superstar»), Николай Арутюнов (блюзмен, исполнитель фанка, так же в свое время певший в русской версии ««Jesus Christ Superstar»), Миласа – постоянная участница проекта «Margenta». Маргентофаны услышат треки в исполнении Антона Артамонова из Украины (участник конкурса Х-фактор, группа «Conquest», экс- «Deep Silence»), высокопрофессионального и разностороннего Петра Елфимова из Беларуси (сольная карьера, участвовал с казанской группой «Sphinx» в записи сингла проекта Маргента, группа «Битбуль»), Жанны Кипеловой (ДП-2). В записи хоров принимали участие и наши акционеры с Planeta.ru

Партии гитар записываются несколькими гитаристами. Это – Константин Коныгин (группа «BalFor», группа Игоря Куприянова). Он не только играет на гитаре, но и поёт. На его долю выпала трудная миссия – записать партии бандитов-бродяг, уничтоживших жителей Безье. Первым начал запись гитар Сергей Ванюшин (группа «Артерия»), продолжили Олег Изотов (группа Ольги Кормухиной, группа «Trinity», ДП-2), Вячеслав Молчанов (группа «Кипелов», «Sixth Sense», ДП-3), Кирилл Дронов («NeoDuet»).

Бас-гитару записывает сам композитор Сергей Скрипников. pushkina1

Вы спрашиваете, услышат ли мой голос «маргентофаны» в рок-опере. Увы, хотя и пела когда-то в хоре, и похулиганила на альбоме «Отлетались», но не наделена я певческим талантом, достойным записи в «Окситании». Да, я начитала «Молитву к Леонардо» в начале альбома «Дети Савонаролы». После этого меня приглашали записывать прозаические фрагменты для нескольких рок-альбомов, да я и сама прочитала свои стихи и рассказы для аудиокниги «Берег, которого нет». Но это же не пение!

В самом начале работы над «Окситанией» Сергей Скрипников записал в студии, как я читаю первый вариант текста «Багровость». Получилось довольно нушительное полотно, которому, конечно же, не место в «Окситании», оно выходит за рамки оперы и было бы уместно где-нибудь в следующей аудиокниге, если я вновь решусь на подобный подвиг. «Багровость» была в корне переработана и вошла в окончательный вариант первого действия как многочастная ария с мужским и женским вокалом. Кто знает, может начитанный мной текст войдет в качестве бонуса в издание, если всё у нас получится.

Чем Вас привлекла история альбигойских крестовых походов? Почему именно ее Вы выбрали для сюжета Вашей рок-оперы?

Меня всегда интересовала тема противостояния человека и Системы. Альбигойский крестовый поход прекрасно вписывается в такие интересы. Человек (катар или альбигоец, чистый., Совершенный) – против Системы в лице Римской церкви, королевской власти и прикормленных властью крестоносцев. Человек, жертвующий своей жизнью во имя своей Идеи. Разве такое не может не волновать в наши смутные дни?

Всё началось с романа Курта Воннегута «Бойня №5 или крестовый поход детей», иносказательной отсылки американского писателя к тем временам, когда подростки Франции и Германии во главе со своими такими же юными предводителями-фанатиками, познавшими Откровение и узревшими видения, отправились в Святую Землю. История печальная и поучительная.

«Но море не расступилось перед ними».

Небольшое отступление.

В Москве в Театре Советской Армии в конце 70-х роман Воннегута был представлен на сцене. Спектакли шли с аншлагами. После окончания того спектакля, на котором была я с друзьями, на сцену вышла седая элегантная дама – Рита Райт-Ковалева, переводившая в то время романы Курта Воннегута. Впоследствии ее обвиняли в неточностях перевода и в том, что кое-какие моменты в текстах американца Райт-Ковалева смягчала. Но такие обвинения могут выдвигать лишь те, кто не жил в те дни. Мы же благодарны переводчице за то, что приоткрыла нам дверь в мир такого писателя.

Через несколько месяцев после премьеры спектакль был снят с репертуара Театра Советской Армии за недопустимую пропаганду пацифизма. Не помню уже фамилию режиссера, рискнувшего в таком театре поставить «Бойню», но я благодарна ему до сих пор.

Итак, первое зерно интереса к крестовым походам было брошено в мою душу вот таким странным образом. Масло в огонь подлил ушедший в мир иной несколько лет назад поэт Борис Баркас, с которым мы дружили и иногда сочиняли тексты для группы «Автограф» или, скажем, «Рок-Ателье».

Борис буквально бредил идеей написать рок-оперу об ордене тамплиеров (кстати, некоторые исследователи считают, что корни происхождения тамплиеров и розенкрейцеров лежат именно в учении катаров). Так, благодаря Баркасу, в моей жизни появились тамплиеры. Потом был фильм Ридли Скотта «Царствие небесное», красиво снятый, с эффектными батальными сценами и ярким образом мудрейшего Салладина, предводителя сарацинов. Да, тамплиеры в этом фильме представлены не в лучшем свете, но такая трактовка истории полностью лежит на совести режиссера.

Некоторые отзвуки истории этого таинственного рыцарского ордена есть и в творчестве группы «Ария». Так, в одном из вариантов текста песни, ставшей в результате треком под названием «Новый крестовый поход» (альбом «Армагеддон»), упоминались и корабли, груженные богатствами тамплиеров, исчезающие в неизвестном направлении, и магистр де Моле, проклинающий перед смертью на костре французского короля.

В окончательном тексте сам де Моле исчез, но тамплиеры остались: в песне пересказывается свидетельство монахов-бенедиктинцев о небывалом свечении над телами погибших рыцарей, и о переходе Храма Гроба Господня то в руки тамплиеров, то в руки воинов Салладина. Захватив Храм, сарацины старательно мыли его розовой водой, стараясь уничтожить запах ненавистных европейцев.

Этот текст сочинялся за много лет до «Окситании», в которой мне с помощью друга-композитора удалось воплотить свои фантазии и кое-какие знания на тему бурной эпохи крестовых походов.

Когда-нибудь мечты должны осуществляться. Всему своё время.

В своей книге “Ария Маргариты”, где рассказывалось о работе над текстами для альбома “Химера” группы “Ария”, после каждого раздела Вы приводили перечень книг и фильмов, с которыми следует ознакомиться для лучшего понимания того, о чем поется в песнях. Какие бы источники Вы порекомендовали тем, кто заинтересуется исторической основой событий, изложенных в “Окситании”?

Когда писалась книга «Ария Маргариты», идея перечислить книги и фильмы, с которыми слушателям следовало бы ознакомиться для лучшего понимания содержания текстов, мне показалась забавной. Несколько любознательных читателей приезжали ко мне домой для уточнения списка.☺

Сегодня вряд ли стану повторять этот прием. Google вам в помощь, друзья мои! Хотя… Интернет – отличная ловушка для доверчивых пользователей. В поисках информации по той или иной проблеме, то и дело наталкиваешься на самые неимоверные фантазии. Например, удалось выяснить из материалов одного сайта, что катары все поголовно были славяне. Модная теория. Не буду акцентировать внимание на различной трактовке образа Иисуса Христа, которого «добрые люди» почитали как Доброго Ангела. Пишут много, пишут убедительно. Но так же, как и в случае со скандинавской историей и историей славян, больше всего я доверяла трудам настоящих ученых, а не любителей. Исследованием, заслуживающим доверия, мне показалась книга энциклопедиста Роже Каратини «Катары. Боевой путь альбигойской ереси». Многое можно почерпнуть из книги «Святая кровь и Святой Грааль» Майкла Бэйджента, Ричарда Ли и Генри Линкольна и из докладов французских исследователей на различных исторических конференциях – увлекательное чтение!

Предыдущие альбомы “Династии посвященных” тоже были объединены какой-то общей концепцией? Исходя из чего Вы отбирали для них песни?

Какой-либо серьезно выделяющейся сюжетной линии на предыдущих альбомах ДП нет. В них главным движущим мотивом является лично мой персональный выбор тем для песен. Если в работе с музыкантами других групп я чаще всего «подстраиваюсь» под их желания (хотя бывает и так, что наши мнения совпадают в самом начале работы над песнями), то здесь, в проекте «Margenta — Династия Посвященных» никакого «рабства чужих иллюзий».

В один прекрасный момент, солнечным летним днем в 2006 году в голову пришла мысль: «А не сделать ли то, что просит моя душа?» А душа моя давным-давно была настроена готически. Видимо, «готический» вирус был подхвачен моим организмом во времена детства, когда наша семья перемещалась преимущественно по западным районам СССР – Литва, Черняховск-Инстербург, Латвия, позже – Венгрия.

Стихи для ДП-1 сочинялись быстро – словно бесперебойно работал канал, связывающий мой мозг и космический Центр Информации☺ К работе подключились Сергей Терентьев и Сергей Скрипников. Кто кого порекомендовал, уже не помню. И вот появились Покровители, чьи лица скрыты капюшонами, ожила татуировка в виде змеи, ветер поднял пыль вокруг Андайского креста. Всё делалось без оглядки на аудиторию, нас не мучил вопрос, тормозящий процесс сочинения у многих знакомых мне музыкантов: «Поймут или не поймут?». Если ты занимаешься ТВОРЧЕСТВОМ, а не высчитываешь заранее коммерческую выгоду, никогда ничего не бойся. Главное, чтобы твоя душа летела и пела. Всегда найдется кто-нибудь, кто настроен с тобой на одну волну. Если не сегодня, то завтра.

Многие моменты сочинения и трактовки текстов первого альбома «Династии Посвященных» вошли в одноименную книгу, так что повторяться не буду.

В альбоме «Дети Савонаролы» подход к выбору тем тоже был чисто субъективным.

Интересна мне была личность яркого проповедника Джироламо Савонаролы – был написан текст, а Сергеем сочинена соответствующая музыка. Песня заканчивается мощной хоровой кодой – поют дети, готовые маршировать строем, ненавидящие тех, кто старше 30 лет (отработанный материал). Эта ненависть заставляет их предавать своих учителей и кумиров. Обычное дело не только для тех времен, но и для сегодняшнего дня. С необычайной легкостью люди переходят от любви к своим героям до откровенного поношения и отторжения.

На этом альбоме прозвучала в двухчастной композиции «Пепел» тема ереси. Так что к катарам мы шли с 2009 года.

«Sic Transit Gloria Mundi» — ДП-3 – двойной альбом, героями песен которого выступают опять же симпатичные мне персонажи, образы из моей мозговой копилки. Хотя несколько текстов написаны другими авторами – на Радио России мы с Дмитрием Добрыниным объявили конкурс на сочинение лирики для нового релиза «Margenta». Тема была обозначена – исторические личности. Пара текстов из тех, что были присланы слушателями программы, была отобрана.

Думаю, целая команда друзей-музыкантов отлично справилась с задачей озвучивания предложенных образов. Сочинители рады были «оторваться» на полях чистого творчества от своих обычных схем. Целая эпоха Возрождения, Шекспир с моей легендой о возвращении в замок Эльсинор Офелии, ария Кота Бегемота, ёрничающего после трагического рассказа о царице египетской Клеопатре, Дон Румата из «Трудно быть Богом», поэт Велимир Хлебников, подруга Амадео Модильяни – Жанна Эбютерн… Не знаете этих имен? Мои сожаления, господа ☺

В выборе тем для своего проекта, в композиционном построении текста я свободна, «словно птица в небесах, не во сне, а наяву»☺.

Так что общее у всех альбомов проекта «Margenta» одно – атмосфера и личные пристрастия госпожи Пушкиной, поддержанные авантюрным духом сочувствующих композиторов и исполнителей. За что великая им благодарность и признательность!

Сейчас Вы целиком погружены в “Окситанию”. Приостановлена ли работа над текстами для Арии, Кипелова и прочих коллективов?

Свою часть работы над «Окситанией» я давно выполнила. Так что рок-опера ничуть не мешает мне сочинять и фантазировать для моих старых коллег-музыкантов.

Группа «Ария» никаких претензий ко мне не имеет, т.к. новый материал у них еще не готов, находится в стадии «доведения до ума».

С группой «Кипелов» дела обстоят сложнее. Часть черновых вариантов для них была написана еще весной этого года, но из-за некоторых, не зависящих от нас обстоятельств, плотная работа над ними пока не начиналась. Однако чувствую — роковОй час приближается. ☺

Кстати, никакая «Окситания» интересной работе помешать не может! Тем более что я уже давно стараюсь не спорить с Валерием Александровичем, принимая его таким, какой он есть, с полным его соответствием знаку Зодиака.

Другие музыканты, с кем я сотрудничаю, берут готовые тексты и сочиняют на них музыку. Так делает и группа «Catharsis, и Тимофей Щербаков из «Sunburst», и уже упоминавшийся мною Михаил Бугаев из «Гран-Кураж».

Характер у меня такой – не могу сидеть на месте и ждать одобрения или неодобрения предложенного коллегам текста. Период такого ожидания превращается в сочинение «свободных» стихов, песенной лирики на звучащую внутри меня музыку, написание прозы, или трактата на тему полюбившегося мне сериала. Или вдруг срываюсь и с помощью друзей выпускаю книгу, как это случилось с «Оттопыренностью». Серьезные издательства внимания на меня не обращают (наверное, правильно делают), а побаловать своих фанатов очень хочется. Тираж маленький – зато какое удовольствие!

Вы неоднократно упоминали, что при работе над текстами для песен группы “Ария” у Вас часто возникают трения с Владимиром Холстининым. А как обстоят дела при работе над песнями для “Margenta”? Ваш внутренний цензор сильнее Холстинина?

Да, слухами о моих трениях с Владимиром Холстининым при работе над песнями группы «Ария» земля русская полнится. Лично я вроде ничего подобного не говорила.

В свое время Владимир и Виталий частенько приезжали ко мне, и мы вместе «колдовали» над песенной лирикой.

С Владимиром интересно работать – человек он начитанный, эрудированный. Одно время он увлекался творчеством Альбера Камю, приносил мне напечатанные самиздатовским способом романы. До сих пор хранится где-то отксерокопированный экземпляр «Падения» в грубой такой обложке а ля дермантин. Благодаря Владимиру Камю проник в творчество группы в моем переложении. Это и «Ночь короче дня», и знаменитый «Антихрист». И в песне «Бой продолжается» есть холстининский идеологический вклад – он много говорил о своих впечатлениях от фильма «Рэмбо. Первая кровь». Добавьте сюда мое личное общение с бывшими «афганцами» и получите стимул для написания «Боя». Думаю, что огромной творческой удачей можно считать композицию «Палач». На этот раз предложение по теме поступило от меня, Владимир углубился в чтение книги Нобелевского лауреата по литературе Пера Лагерквиста и, проникнувшись атмосферой произведения, выдал эпическое музыкальное произведение, в рамки которого я, в свою очередь, вписывала содержание скандального произведения.

Момент непонимания между нами действительно был. И в этом исключительно моя вина – интуиция подкачала, комплекс Кассандры не сработал. Разошлись мы в оценке и понимании книги Л. Чудиновой «Мечеть Парижской Богоматери». Не верилось мне тогда, что описанное писательницей может стать реальностью. И, памятуя о достижениях Востока в математике, поэзии, медицине и философии, заявила, что книга – полный бред. Поторопилась. События последних лет показали, что Чудинова была права – Восток занялся поглощением Запада, тронулся с места, опровергая слова Р. Киплинга. Владимир понял, что текста на чудиновскую тему от меня не дождешься, и обратился к своему старому другу Игорю Лобанову. Прекрасно его понимаю: все-таки мужчине легче работать с мужчиной. И общность мужских интересов, и отдохнуть можно вместе на «отлично», и не церемониться в выборе лексики в разговорах. Но, не в обиду Володе будет сказано, к текстам, написанным Игорем, он не столь требователен, как к моим☺

Справедливости ради отмечу, что на предпоследнем «арийском» альбоме «Феникс» Холстинин предложил мне сочинить лирику для одной из своих песен. Высказал пожелание сохранить в припеве слова, звучавшие в «рыбе» припева. На беду, этими словами оказались «Jesus Christ».

Вспомнилась одна история, то ли где-то прочитанная, то ли услышанная, как один человек в баре беседует с незнакомцем, оказавшимся Иисусом. Появился текст «Барный Иисус», но он не подошел. Владимир предложил обратиться к «451 по Фаренгейту» Рэя Бредбэри. Мне показалось, что тема эта не совсем вписывается в предложенную музыку… Короче говоря, опять не получилось сотрудничества с Владимиром Петровичем. Но кто знает, может быть, еще всё впереди. Никогда не говорю «никогда», и другим не советую.

Наступившие времена – отличная пора для «внутренних цензоров». У кого эти цензоры были отключены в 90-е годы и в начале 2000-х, похоже, нажали сегодня на запылившуюся кнопку. Как сказал в одном из интервью кинорежиссер В.Абдрашидов, наступила эпоха конформизма – у кого-то вынужденная, у кого-то вполне естественная. Решивший стать нон-конформистом может нарушить слишком много законов, принятых в последнее время, и «загреметь под фанфары» (выражение из старого советского фильма «Тени исчезают в полдень»). Кому хочется доказывать, что он — не жираф, людям, ослепленным догмами и субъективным пониманием момента? Да никому.

К сожалению или к радости, уж не знаю, во мне «внутренний цензор» пока ведет себя тихо, когда занимаюсь «свободным» творчеством. Но, честно говоря, всё чаще вспоминаю товарища Эзопа, и всё больше хочется уйти с головой в прошлое. Что, собственно, и происходит благодаря «Окситании». Но (и в этом месте нашего разговора упомянутый Цензор встрепенулся) очень хочется замахнуться на «Великого Инквизитора» Ф.М. Достоевского и записать альбом «ВагнериАда», тексты для которого написаны мной и несколькими молодыми сочинителями, с которыми я познакомилась в Инете. Пока не нашли в наших рядах композитора, который досконально бы знал творчество великого немецкого композитора, а это обязательное условие. Вернее, одного запеленговали, но он оказался не очень ответственным человеком. Ищем дальше.

Вас связывает давняя дружба с Александром Градским. Не было ли мысли пригласить его поучаствовать в проекте «Margenta»?

Александр Градский действительно мой давнишний друг. Страшно подумать, но в будущем году исполняется… 50 лет нашему знакомству! Дожить бы.☺ За это время кое-что мы успели с ним сделать: сочинить рок-оперу «Стадион», написали несколько песен на английском языке. Для записи «Мастера и Маргариты» я помогала Александру Борисовичу в поисках молодых исполнителей – так в его опере зазвучали голоса Андрея Лефлера и Алексея Хабарова.

И мысли не было приглашать Градского в проект «Margenta». Он давно уже не слушает чужую музыку.☺ Вполне самодостаточный орел высокого полета, реализовавшийся в этой жизни на все 200 процентов и как композитор, и как исполнитель, и как поэт, и как руководитель собственного театра. Наши узкоспециализированные игры ему не интересны, да и по статусу не положены ☺

Однако помочь в организации предпрослушивания «Окситании», когда она будет готова, обещал. Надеюсь, о своем обещании маэстро не забудет.

Как Вы относитесь к участию Александра Борисовича в проекте “Голос”? Следите ли Вы за этим проектом?

За проектом «Голос» наблюдала с пристальным вниманием, когда Александр Градский был там в числе наставников. Его характер знаю хорошо, поэтому замечала все изменения, произошедшие с моим старым другом. Борисович стал этаким Мудрым Удавом Каа.☺ Поражало его отношение к конкурсантам, умение подсказать, подметить ошибки и достоинства. Обычно после эфира мы с ним созванивались и обсуждали конкурсный вечер. Не всегда наши точки зрения совпадали, особенно по выбранному им репертуару для своих ребят, но все споры решались мирным путем.

Теперь «Голос» лично для меня потерял не только интригу, но и отличного наставника. Думаю, что Градский в какой-то момент понял, что и здесь все делается ради зрелища, ради шоу, а не для дальнейшей поддержки талантливых людей. В Интернете читала о том, что Александр Борисович якобы обиделся на руководство Первого Канала и на весь мир из-за того, что в четвертом сезоне победил не его подопечный Михаил Озеров. Ерунда. Слишком мелко для Градского. Те, кто так думает, видимо, судят о маэстро по себе. И промахиваются. ☺

В Сети есть информация о фильме “Тацу”, снятом в 1994 году, в котором Вы значитесь как исполнительница одной из ролей. Известно, что фильм так и не ышел на широкий экран. Расскажите пожалуйста, почему так произошло, и о чём была эта картина?

Фильм «Тацу» снимался как авторское кино, его даже грозились отправить на какой-то фестиваль. История с музыкой о беспокойном молодом поколении. Все детали съемок досконально знает лидер группы «Крематорий» Армен Григорян, который и втянул меня в эту авантюру. Скрывать не буду, всегда хотела изобразить что-нибудь в кино или на сцене, которую никогда не боялась — играла в паре пьес в нашем «народном театре» в Доме Офицеров в Будапеште. Однако мнения героя Е. Евстигнеева о том, что «народные театры скоро вытеснят театры профессиональные», не разделяю (см. фильм «Берегись автомобиля»). Да и с музыкантами спокойно выходила на сцену – и с группой «Мастер», и с группой «СС-20», изображала Джэнис Джоплин.

Армен уговорил меня сыграть роль матери этакого блудного сына в исполнении тогдашнего крематорского скрипача Славы Бухарова. Слова роли удалось пробежать глазами перед началом съемок. Снимали в большой «сталинской» квартире в домах у станции метро «Сокол». Помню, мне было трудно почему-то удержаться от смеха, когда я смотрела на своего «сыночка» Бухарова, который, кстати, профессиональный актер. Да и какая из меня киношная мама? Реквизита особого никакого не было, грима тоже – нос попудрили и всё. Режиссер сиротливо сидел в углу, парадом командовал оператор. Отсняли. Какая-то сцена даже вроде неплохо получилась. Но смонтированного фильма я так и не видела. До сих пор. На озвучку меня не позвали, видимо, решили, что дело бесполезное. Знакомые, отправившиеся на просмотр фильма, рассказывали, как битком набитый рок-н-ролльщиками кинозал буквально взорвался от хохота, когда Маргарита Пушкина заговорила с экрана низким прокуренным голосом….

И последний вопрос. Маргарита Анатольевна, в Ваших произведениях много отсылок к различным историческим событиям и персонам. А в какой эпохе предпочли бы жить Вы, если бы была такая возможность?

Отвечу честно – и это будет мой самый короткий ответ в этом интервью.

Не хотела бы снова жить здесь, в этом сдвинувшимся, по меткому определению Стивена Кинга, мире, где каждая эпоха по своему безумна.

Очнуться бы на Марсе и стать смуглой и золотоглазой, как фантазировал Рэй Бредбэри.

Или очутиться на планете Тральфамадор, где всё происходящее определяется как «структура момента». Но не в качестве зверюшки из зоопарка, развлечения для тральфамадорцев. Как это случилось с героем романа Курта Воннегута. А в качестве полноценной инопланетянки.

Такие дела.☺

Михаил Степанов, специально для MUSECUBE


Об авторе

Михаил Степанов


Нет комментариев



Будь первым!


Написать комментарий