Дмитрий Спирин (Тараканы!): Мы никогда ничего не делаем ради понтов

0
Posted 21.11.2016 by Михаил Степанов in КубИнтервью

Для московского ансамбля “Тараканы!” 2016 год выдался весьма насыщенным – масштабный тур, посвящённый 25-летию группы, 4 аншлаговых юбилейных концерта в Москве, новые клипы и, конечно же, выход четырнадцатого номерного альбома “Сила одного”. В своем интервью порталу MUSECUBE вокалист коллектива Дмитрий Спирин рассказал о гастрольных планах, о вариантах названия новой пластинки, о совместном музыкальном проекте с Дмитрием Кежватовым, о новой книге и о взаимоотношениях с группой “НАИВ”.

Интервью состоялось 29 октября, до юбилейных концертов в Москве и Санкт-Петербурге, а также релиза альбома “Сила одного”.

Грядущий концерт в Москве будет последней возможностью для столичной публики оценить программу “25 лет. Лучший способ не стареть”. А когда ожидать полноценную презентацию альбома “Сила одного”?

7 и 8 апреля будущего года в Москве в клубе Yotaspace и незадолго до этого в Петербурге, по-моему, 25 марта. Примерно тогда же, где-то с 20-го марта мы начнём тур в поддержку альбома “Сила одного”, первый этап которого охватит города в северной части страны – Великий Новгород, Тверь, Петрозаводск, Архангельск, может быть, Вологда. Это первая неделя. Вторая неделя будет связана с поездками по центральной части России, а также по Подмосковью. На третьей и четвертой неделе мы поедем в глубь страны – сначала Юг, потом через Поволжье свернём в сторону Урала и Восточной Сибири, а там через Ижевск закруглимся и приедем обратно домой. Таким образом, тур будет длиться примерно месяц. Но на данный момент — это скорее некий условный черновой план, чем конкретный “забитый” маршрут с внятными датами и определёнными площадками.

Вы специально отодвинули тур в поддержку альбома практически на четыре месяца от даты релиза?

Да. Дело в том, что 2016 год стал годом 25-летия группы “Тараканы!”. Мы начали готовиться к этому очень тщательно и задолго. Составляя перечень мероприятий, связанных с празднованием 25-летия, мы запланировали в том числе и серию юбилейных концертов “на бис” в ноябре. Уже потом стало ясно, что новый альбом у нас тоже готов и выпустим мы его также в конце осени. А вот когда его презентовать, было не особо понятно, ведь в графике уже стояли выступления “25 лет на бис”, и кроме того, еще предполагался осенний сегмент юбилейного тура. Поэтому мы решили, выпустив “Силу одного” в ноябре, дать публике как следует его расслушать, подождать, пока треки с пластинки осядут в плеерах и перестанут восприниматься как “новые песни, которые еще никто не знает”. Мне кажется, что это классная схема, и, возможно, в нашем случае она сработает.

Расскажите, пожалуйста, о процессе создания пластинки “Сила одного”. В чем его отличие от предыдущего двойного релиза “MaximumHappy”? Стал ли жёстче саунд, приобрели ли тексты большую социальную направленность?

Нет, я так не думаю. Ничего судьбоносного с группой за это время не произошло, каких-то поворотов в нашей карьере или мировоззрении тоже не случилось. Возможно, слушатели со мной не согласятся. Я рассматриваю эту пластинку как логическое продолжение “MaximumHappy”. Многие из песен на “Силе одного” уже существовали в зачатках, когда мы писали предыдущий альбом. Некоторые из них были сочинены практически сразу же после выхода “MaximumHappy”. Ах да, это же редкий случай – мы записали пластинку в том же составе, что и предыдущую! (Улыбается). Что касается того, как мы сочиняли песни… В процессе работы над альбомом “MaximumHappy” у нас в коллективе менялись музыканты, многие песни были сочинены очень задолго до того, как мы пришли в студию. А какие-то появились вообще буквально накануне записи. В итоге получилось, что те 18 песен, которые вошли в дилогию, зачастую сильно разнились по времени создания, что привело к достаточно эклектичному звучанию “MaximumHappy”. С новым альбом ситуация другая. Все песни были сочинены актуальным составом группы в течение двух-трёх лет перед записью. Как я уже сказал, некоторые из них были в зародыше ещё во времена работы над “MaximumHappy”. Но зародыши – это ещё не готовые композиции, поэтому многие идеи были очень сильно переработаны. На альбоме не зря существует ироничная песня под названием “Ну хватит о политике”. Дело в том, что я действительно верю в то, что на “Силе одного” нет ни слова о политике. Общество сейчас очень политизировано, и многие, как черт от ладана, бегут от острых социальных тем, от тем, стоящих в обществе ребром. Эти темы огульно сваливаются в большую бочку, на которой написано “Политика”. Люди не разбираются, действительно ли речь идёт о каких-то политических раскладах, или же это просто песни о том, что волнует автора и о чём он хочется высказаться. Что такое политическая песня? “Бог и полиция” – политическая песня. Или, например, то, что писали “Dead Kennedys” и “Anti-Flag”, или то, что сейчас зачастую делают группы “Lumen“, “Louna“ или “Порнофильмы”. Мы всё-таки больше поём о внутреннем мире, о той самой силе одного и о том, на что способны мы все, если найдём в себе силы.

То, что Вы сейчас сказали, как-то отражено в провокационной обложке альбома?cover

Да, естественно. Когда мы думали над тем, как назвать альбом, то искали в названиях и текстах песен подходящую ёмкую фразу. Одним из предложенных вариантов как раз была “Сила одного”. Также мы могли назвать альбом “Прощай, оружие”. Это отсылка к творчеству Эрнеста Хемингуэя. Кто-то предлагал “Вечный кайф”. В общей сложности существовали четыре или пять вариантов, и мы никак не могли сойтись на окончательном. Лично мне название “Сила одного” не нравилось. Оно мне казалось излишне напыщенным, пафосным, не совсем отражающим весь спектр тем, затронутых на альбоме. Многие песни там вообще никак не соотносятся с тем зарядом, которые эти два слова несут. Потом мы стали придумывать обложку, обратились к нескольким дизайнерам и позволили им пофантазировать на тему “Силы одного”. Вскоре к нам начали приходить эскизы, варианты. И тут, как озарение с небес, у меня перед внутренним взором возникла эта всем известная комбинация из пяти пальцев. И я понял, что вот она – Сила одного, и вот та картинка, которая может примирить мое внутреннее Я с излишним пафосом и напыщенностью этой фразы. Если название “Сила одного” будет поставлено на такую обложку, то я согласен. (Улыбается). А картинка заключает в себе море концепций и море смыслов, один из которых, наверное, самый известный. Собственно, когда мы смотрим на эту комбинацию, известную как middle-finger, и видим один единственный палец, который возмутительно торчит, и четыре остальных пальца, покорно сжатых и сгорбленных…. В общем, я думаю, эту наиболее очевидную концепцию и объяснять ни к чему, потому что понятно, что делает данную комбинацию такой возмутительной и даже запрещённой в некоторых обществах. Так демонстрируется Сила одного. (Улыбается). Ко всему прочему эта обложка графически и стилистически продолжает тематику “MaximumHappy”, и мне показалось, что если мы в тот же самый антураж поместим middle-finger, то это будет довольно иронично. Как помнят многие наши поклонники, на обложках предыдущих двух пластинок были изображены своеобразные руки творца, которые протягивают сначала не совсем собранный, а потом уже готовый кубик Рубика. Это оформление было специально сделано в стилистике евангелистских листовок или флаеров, которые многим из нас, я уверен, приходилось неоднократно получать на улицах с вопросом “Не хотим ли мы поговорить о Боге?”. Нам хотелось, чтобы наши обложки пародировали эту художественную стилистику, и дизайнер Екатерина Душкевич сделала очень хорошую работу. Немногие поняли шутку, но те, кто смогли, надеюсь, оценили её по достоинству. (Улыбается). Возвращаясь к обложке последнего альбома, я хочу сказать, что с её помощью мы пытаемся убить сразу двух зайцев. С одной стороны, даём понять, что в некотором смысле иронизируем над собой и над излишней серьёзностью предыдущих пластинок. С другой стороны, мы показываем нашему слушателю, что “Сила одного” в некотором смысле является логичным продолжением тех музыкальных и текстовых идей, которые у нас были на “MaximumHappy”.

Запись альбома снова проходила в Дюссельдорфе?

Да, как и предыдущих двух. С тем же самым саунд-продюсером Микаэлем Черницки. Но за три года, что прошли с момента записи “MaximumHappy”, и студия пополнилась новым оборудованием, и Микаэль успел стать очень востребованным специалистом. К его услугам обращается огромное количество артистов, начиная от местных хип-хоп сенсаций и победителей немецкого варианта шоу “Голос”, и заканчивая сольными проектами участников различных легендарных коллективов. Например, барабанщика ”Die Toten Hosen”. В общем пока мы почивали на лаврах предыдущего альбома, Миша работал и закупался. Конечно, мы были очень рады снова попасть в его цепкие немецко-польские руки. (Смеётся). Он тогда все сделал классно, и на “Силе одного” не подвёл. Могу сказать, что процесс микса этой пластинки длился почти три месяца. Мы получили три или четыре различных версии сведения, прежде чем он прислал окончательный вариант, сопровождавшийся текстовым комментарием: ”Теперь я доволен на все 115 немецких процентов”. Человек работал, искал. Не всё просто так, даже в такой музыке, как наша.

То есть все процессы шли в Германии? Многие ведь записывают альбом за рубежом, а сведение делают в России, и наоборот.

Здесь мы только сочиняли и репетировали. Во время записи “MaximumHappy”в 2012 году мы пришли к выводу, что всякие половинчатые варианты не работают. Посмотрев на то, что творят эти немецкие ребята в своих студиях, мы поняли, что главное – это внимание к деталям: что за стены, что за люди, что за микрофоны, из какого материала созданы акустические помещения, какой опыт у этих людей, кого они записывали вчера, как хорошо они отдыхали, сколько они получают. Потому что от таких, казалось бы, мелочей, как марка микрофона и то, под каким углом он расположен, или от того, кем был натянут пластик на барабаны, зависит очень многое и даже сам успех альбома. А многие игнорируют такие вещи, не понимая всю их важность. Особенно мне нравятся люди, которые мнят себя тру-панк-фэнами и считают, что нет никакой необходимости таким музыкантам, как мы, записываться качественно – достаточно пойти в подвал и быстренько всё там воспроизвести. Да, песни возможно от этого хуже не станут, но хуже станет все остальное. “Green Day” не записываются в подвале, а мы себя по “большим мальчикам” мерим, а не по подвальным героям. Поэтому для нас вариант “записали в России, отправили на сведение и мастеринг за границу” абсолютно не работает. Мало того, мы бы с большим удовольствием поехали в Дюссельдорф за пару месяцев до старта записи только для того, чтобы посочинять и порепетировать под присмотром и руководством кого-то из местных ребят. Ведь в нашем случае большое количество идей, касающихся аранжировок, рождается именно во время обсуждения. А советы профессионалов, которые собаку съели на подобной музыке и видят каждую песню комплексно, очень ценны и полезны.

А фиты (feauturing (англ.) – привлечение гостевого музыканта для записи песни – прим. ред) с западными звездами панк-музыки, как было на “MaximumHappy”, планируете? Или решили отказаться от этой идеи?

Нет, почему же. Они будут, но в англоязычной версии “Силы одного”. Правда, её релиз ожидается значительно позже. Туда, в частности, войдёт песня “What Can I Change”, которая в русском варианте носит название “Что я могу изменить”. В её записи поучаствовал вокалист шведской панк-группы “Millencolin” Никола Сарцевич. На русской версии альбома есть песня “Ни рыбы, ни мяса”. Она является чем-то вроде лаконичного ответа на распространённые мясоедские стереотипы относительно вегетарианцев, существующие в нашем обществе. Там мы собрали тех наших коллег, которые придерживаются веганской и вегетарианской этики в своей бытовой жизни. Среди них – Владимир Котляров из “Порнофильмов”, Анатолий Царёв из группы “Операция Пластилин”, Саша Сик из коллектива “Changes»” и многие другие. Всего, вроде, десять человек, и каждый спел по четыре или по две строчки. (Улыбается). В англоязычном варианте “Ни рыбы, ни мяса” называется “Killing Pigs”, у нас там та же самая идея, но только в качестве приглашённых вокалистов выступили западные артисты. Это ребята из “Good Riddance”, “Anti-Flag”, израильского коллектива “Useless ID”, голландской группы “Antillectual” и, вполне возможно, появится еще и фронтмен австралийских хардкорщиков “Deez Nuts” Джей-Джей Питерс, а также наши новые немецкие друзья из группы “Rogers”. Все они тоже веганы или вегетарианцы. Ещё одним специальным гостем на альбоме “Сила одного” стал Иван Глобин, вокалист московской панк-группы “Тени свободы”, он помог нам в песне “Хватит о политике”.

В начале тура в честь 25-летия группы вы заявляли, что будут концерты в том числе и в таких странах как, Узбекистан, Кыргызстан, Казахстан, Китай, Грузия, Израиль. До всех ли удалось доехать?

Нет, к сожалению, не удалось доехать до, наверное, 70% запланированных нами городов в таких, экзотических для нас регионах. Я уже упомянул в начале интервью, что осенний сегмент тура “25 лет” так и не состоялся. Сейчас у нас есть выступления, но это больше разрозненные концерты, пара-тройка в выходные. Изначально же мы планировали за сентябрь и октябрь прокатиться по Восточной Сибири и Дальнему Востоку, заехать на Сахалин и Камчатку, а оттуда уже направиться в Китай, Узбекистан и прочие страны из обозначенного списка. Но когда начался букинг этого сегмента тура, то выяснилось, что регионы, о которых мы грезили и в которых так хотели побывать, не готовы к концертам группы “Тараканы!”. Публика там сейчас заметно охладела к культурно-массовым мероприятиям, причём ко всем, начиная от концертов Баскова, Лепса и Михайлова, продолжая цирком и выступлениями приезжих балетов и мюзиклов и заканчивая андеграундным панк-роком. Какой-то там у них упадок происходит, возможно, последствия финансового кризиса. Наши местные друзья-промоутеры, организаторы этих концертов, сообщили о том, что возможности привезти нас на нужные нам площадки, с нужным количеством оборудования и штатом людей в туровой команде у них сейчас нет. А мы, если честно, не хотели ехать в тур в честь 25-летия и снова играть в студенческих столовках. (Улыбается). Тем не менее, нам удалось побывать в Грузии и в Израиле, правда, в формате акустического дуэта с нашим экс-гитаристом Дмитрием Кежватовым. Подобные концерты мы время от времени проводим в различных регионах России и СНГ. В частности, в тех местах, где “Тараканы!” либо уже были, либо где им еще не скоро придётся побывать, как, например, те же самые Израиль или Грузия. На ноябрь у нас как раз запланировано несколько концертов в Украине – в Киеве и в Одессе. “Тараканы!” дважды получали отказ от украинских пограничников во въезде на территорию страны, и у большинства музыкантов группы в паспортах стоит соответствующая печать. Промоутеры на Украине сейчас в принципе не хотят рисковать и организовывать нам полноценный концерт, но вот акустический дуэт кажутся им гораздо менее рискованным предприятием. В случае, если нас опять развернут, это не обернётся слишком большими убытками.

А почему вы решили приехать с концертами в страны Средней Азии? Рок-музыка ведь не пользуется там большой популярностью.

Мы хотели посмотреть, как там дела. Когда твоя группа существует 25 лет, то все стандартные туровые пути-дорожки уже заезжены-переезжены. Ты прекрасно знаешь, что тебя ожидает в Москве, кто будет в гостевом листе на концерте в Петербурге, сколько народу посетит шоу в Ярославле или Екатеринбурге. Поэтому когда твоя деятельность в рок-группе начинает приносить некий стабильный доход, возникают уже другие мечтания. Начинаешь думать: “Раз уж я беспечный ездок и у меня есть такой прекрасный механизм для перемещения в пространстве, как гастрольные поездки, то почему бы не съездить туда, где я бы никогда не побывал будучи простым туристом? И даже если и побываю, то неизвестно когда и стоить это будет неизвестно сколько”. Я называю это «rock and travel» по аналогии с программой «work and travel». (Смеётся). В любом случае в крупных городах Киргизии или Узбекистана всегда найдётся 100-150 человек, которые готовы побывать на концерте русской рок-группы. Казахстан же в этом плане я вообще выделяю в отдельный регион.

Потому что после России и Беларуси это третий по значимости рынок для нас, мы туда ездим вот уже три тура подряд. Первый раз это был только концерт в Караганде, потом – в Караганде и где-то еще, а в третий раз – практически полноценный казахский тур из пяти концертов, и везде у нас был успех и сборы. Так что Казахстан мы уже даже экзотической для себя страной не считаем. (Улыбается). И кстати, мы же снимаем гастрольный сериал. И поэтому нам очень нужны необычные локации. Тут мы во многом отталкиваемся от опыта группы “NoFX” и их сериала под названием «Backstage passport». В его основе лежал тот факт, что за без малого тридцать лет существования этого коллектива музыкантам откровенно надоело ездить в туры по благополучным американским штатам и европейским странам. Им захотелось вернуть опасность и остроту в свои гастрольные путешествия, как в те времена, когда тур панк-рок группы вроде “NoFX” еще не был чем-то профессионально подготовленным. Для меня именно эта идея была одной из центральных, когда мы планировали наш собственный сериал. Жаль конечно, что во многие места, где мы готовы были побывать ради съёмок, попасть не получилось. Но, тем не менее, в сериале будет эпизоды, снятые в Абхазии, Грузии, Украине, Израиле и Латвии.

А когда ожидать премьеры этого сериала? Как я понимаю, изначально он будет показан только для акционеров с сайта “Планета.ру”, где вы организовывали краудфанндинговую кампанию по сбору средств на его съемки.

Мы не планировали сначала показывать его только акционерам. Хотя, в принципе, это хорошая идея, и спасибо, что во время нашего разговора ты натолкнул меня на подобную мысль. (Улыбается). Съемка сериала подходит к концу, нам предстоят еще несколько концертов и мероприятий с участием группы. Мы ведь снимаем не только выступления, но и различную медиа-активность: визиты на радиостанции и телепрограммы, автограф-сессии и многое другое. Так что, когда гастрольные страсти немного поутихнут, наша съемочная группа плотно засядет за пост-продакшн В процессе съемки я не раз спрашивал нашего главного режиссёра Александра Соломахина, не пора ли уже заняться монтажом серий, но он мне дал понять, что это – ущербный путь. (Смеётся). Александр хочет сначала получить весь материал для того, чтобы понять, как именно подходить к монтажу, что должна включать в себя каждая серия и так далее. Сейчас у нас есть несколько концепций относительно того, как должно вестись повествование – линейно или же в каждой серии будет раскрываться какая-нибудь тема из жизни группы, или ещё как-нибудь. “NoFX” использовали более или менее линейный вариант – вот они собираются в тур, вот они прощаются с семьями, вот каждый из них рассказывает, что он кладет в чемодан, когда отправляется на гастроли, вот они встречаются в аэропорту и летят на первый концерт. Хотя позже из их биографической книги стало понятно, что всё происходило не так – съемка была нелинейная. Режиссер просто придал эпизодам соответствующий вид. Я надеюсь, что марте или апреле следующего года мы сможем продемонстрировать несколько первых серий.

Последние годы “Тараканы!” часто радовали поклонников разнообразными пластинками, поэтому сегодня будет много вопросов на этот счёт. И первый из них относится к выпуску компиляции “Лучшие из лучших: 25 лет”. В наше время цифровых магазинов, когда ты можешь сделать свой собственный The Best любого исполнителя двумя пальцами на гаджете, насколько актуальны подобные сборники? Или это нужно, чтобы подчеркнуть статус группы?

Мы никогда ничего делаем ради статуса. Фраза “понты дороже денег” абсолютно не про нас. Все наши поступки имеют под собой либо идейную подоплеку, либо обоснованы экономически. Ни один воздушный шарик из-под крыши Yotaspace не полетит на зрителя, если мы не будем понимать, что это круто, классно и придаёт концерту весомость. Ни один фонарь на сцене не станет нас освещать, если мы не будем думать, что это нужно для того, чтобы шоу выглядело качественно, чтобы наша публика понимала – она не просто так отдала деньги за билеты. Соответственно, каждый наш релиз имеет какое-то обоснование. У нас нет ни сил, ни свободного времени, ни денежных ресурсов для того, чтобы просто ради понта чего-то выпускать. Насчёт сборника лучших песен… В прошлом году, когда мы усиленно готовились к грядущему 25-летию, нам поступило предложение от нашего выпускающего лейбла, компании “Союз”, о выпуске подобной компиляции. По их мнению, в юбилейный год такой ход был бы верным. А знаешь, я не привык спорить с профессионалами. (Улыбается). Раз они продают записи музыкальных коллективов, то, делая подобные предложения, по всей видимости основываются на своем опыте, статистике и ожиданиях от рынка. Поэтому наш сборник, посвящённый 25-летию, отнюдь не относится к категории “лишь бы было”, это актуальный и нужный релиз. Во-первых, он по-настоящему роскошно выглядит. Мы сделали ремастеринг песен, кое-что перезаписали, добавили новый трек. Во-вторых, я представляю себе поклонника группы “Тараканы!” как осознанного меломана, которому не в кайф компилировать свой собственный сборник The Best, если уже вышел авторизованный. Я как раз такой человек. И порой мне хочется познакомиться с лучшими хитами группы, чьим поклонником я не являюсь. Я имею ввиду поклонником на уровне “наизусть 10 альбомов”. Скажем, “The Cure”. Я знаю их творчество где-то до 1990 года, а с тех пор они же еще пластинок до фига выпустили. Но у меня нет ни времени, ни сил все их качать, покупать, слушать целиком. Я иду в iTunes и покупаю сборник синглов или сборник лучшего. Я знаю, что его составил Роберт Смит со своими чуваками, это его авторское представление, он знает, что у него на самом деле хорошо, а что плохо. (Улыбается). Так что мне в голову не придет эту компиляцию “нарезать” самому. И тут выбор песен тоже был абсолютно наш. “Союз” все-таки не так хорошо знают нашу дискографию, которая, к тому же за эти 25 лет очень хорошо размазана по различным лейблам и правообладателям.

Не было, кстати, проблем из-за подобной ситуации?

Нет, особенных проблем с лейблами не было. Зато имели место определённые сложности с соавторами и экс-участниками коллектива. К сожалению, с некоторыми из них нам не удалось договориться, и руководство выпускающей компании прогнозировало большие проблемы. Это вылилось даже в то, что пришлось удалять некоторые треки с цифровых платформ, где они уже были опубликованы, а также стирать их с аудио-мастеров, отправленных на производство для печати физических носителей – винила и CD. В случае с такими компиляциями требуется учитывать не только мнения тех, кто все эти треки сочинил, но и также тех, кто их записывал в студии, будучи в тот момент в актуальном составе группы, то есть соблюдать исполнительские права. Короче, это было сложно.

А второй релиз, англоязычный альбом “Russian Democrazy”? Вы добились тех целей, которые преследовали, выпуская его?

Мы не формулировали для себя каких-то особенных целей кроме одной – дать ребятам с американского лейбла то, что они просили. (Улыбается). Там интересная история была. Несколько лет назад я познакомился в Москве с американцем Робертом, который снимал своё собственное телевизионное шоу под названием “Raw Travel”. Это определенная игра слов – с одной стороны произносится, как “road”, то есть “дорога”, но пишется, как “raw” – “сырой”. Фишка была в том, что он путешествует по разным экзотическим для американцев странам, в том числе по Восточной Европе, Южной Америке и Австралии. Эпизоды этого шоу включали в себя его встречи с представителями субкультур и андеграундных музыкальных течений, в основном таких направленностей, как панк-рок, хардкор, роккабилли и сайкобилли. Он познакомился с нами, съездил к нам на репетиционную базу, поприсутствовал во время репетиции, снял про нас эпизод и уехал назад в Америку. И через некоторое время оказалось, что это шоу получило огромное рейтинги. Сейчас “Raw Travel” демонстрируется в 33 штатах, его то и дело выдвигают на какие-то почётные американские телевизионные премии. Таким образом, Роберт стал большим парнем в этом бизнесе. Параллельно он вынашивал планы по созданию независимого панк-рок лейбла, которые тоже уже успел реализовать. И так получилось, что в качестве двух помощников, или как он их называл, “интернов”, он взял двух русскоязычных парней из Лос-Анджелеса. Один из них, по имени Артём, знал, кто мы такие. Он сказал Роберту: ”Ты два года назад снимал с этими ребятами эпизод, так вот они что-то вроде русского “Green Day”, и очень популярны у себя на Родине”. Он говорит в ответ: ”Как так? Это же простые пацаны, их вокалист приехал ко мне на встречу в 12 утра на метро, они рассказывали, что репетиционная база у них даже не своя собственная, что они просто арендует на ней время” и так далее. Но Артём всё же убедил его, что мы большие. (Смеётся). Роберт, конечно, провёл определённую исследовательскую работу – посмотрел клипы на YouTube, скачал какую-то нашу музыку. После этого он связался с нами, и первое письмо было таким: ”Дим, ВАУ, ну что ж ты сразу не сказал!”, а я в ответ: ”Ну да, в общем как-то так”. (Улыбается). Иногда скромность красит человека, а иногда она не очень кстати. (Смеётся). И у него возникла мысль выпустить на своем лейбле компиляцию лучших песен группы “Тараканы!” на английском языке. Я послал Робу и двум его помощникам всю дискографию “Тараканов!” начиная с первых демо 1991-го года, они целый месяц её слушали и методом исключения в итоге получили список песен, которые, как им показалось, наилучшим образом подходят для первого американского релиза нашей группы. Сборник был записан без особых проблем, так как мы в тот момент находились в процессе студийных сессий для альбома “MaximumHappy”. С переводом текстов помог Трэвис – это американский менеджер группы “Louna”. Поборол ли этот альбом Канье Уэста в чартах Billbord? Нет. (Улыбается). Но какие-то песни звучали на College Radio, а Роберт лицензировал инструментальные дорожки некоторых вещей для своего телешоу и даже появлялся в нашей майке в кадре. Раз в полгода нам “падает“ роялти из Америки, долларов семь, мы радуемся. (Смеётся). “Сила одного”, как я уже говорил, тоже получил полноценное англоязычное воплощение. Но на этот раз мы будем искать серьёзный лейбл, с крепкими панк-корнями и биографией. И я думаю, что в этом деле ’’Russian Democrazy” нам определённым образом поможет. Мы уже не будем выглядеть, как группа, которая пытается сделать свой первый шаг на рынке за пределами стран СНГ. По крайней мере, мы уже можем что-то показать – песни, какие-то цифры. Пускай они не сногсшибательные, но тем не менее это уже база.

Мне интересно, если у вас такие хорошие отношения, например, с “Anti-Flag”, задумывались ли вы о совместном европейском или американском туре?

Задумывались. Но, в первую очередь, о российском туре. Данная идея обсуждается уже пару лет, и я думаю, что это было бы самым правильным началом. Во-первых, это отличная возможность провезти энергичную, очень клёвую и до сих пор актуальную американскую панк-группу по клубам и площадкам за пределами Москвы и Санкт-Петербурга, окунуть их с головой в специфику организации туров в России. (Улыбается). Показать нашим американских друзьям, как живут люди в нашей глубинке, потрясти по нашим ухабам, попоить нашими напитками. И самое главное – сойтись с ними поближе, показать, что на этой шестой части суши “Тараканы!” – весомое имя, большая группа, имеющая сотни и тысячи поклонников, готовых петь хором наши песни. Это всегда впечатляет. На данный момент мы знакомы лишь на уровне совместных треков, переписки по email’у и встреч один или два раза в год на фестивалях и концертах. Пацаны из “Anti-Flag” с большим любопытством относятся к нам, задают разные вопросы. Я думаю, что им опыт подобного тура был бы очень и очень интересен. Потому что “Anti-Flag” – одна из немногих групп с мировым именем, которые готовы “подрываться” на такие авантюры, зная, что может быть некомфортно, непривычно, возможно даже придется оставить часть своего технического персонала где-то в Москве, чтобы выбраться на несколько дат в Сибирь и так далее. “NoFX” или “Rancid” навряд ли на это согласятся, а про “The Offspring” и “Sum 41” и говорить нечего. И я думаю, что наш совместный европейский или американский тур может быть возможен в качестве ответного шага “Anti-Flag”. Но всё же, как мне кажется, релиз первичен, а тур вторичен. Я бы хотел, чтобы англоязычная версия “Силы Одного” вышла по всему миру, чтобы выпускающий лейбл приложил максимум усилий для донесения материала этого альбома до всех заинтересованных слушателей. Я бы хотел, чтобы этот альбом получил feedback от аудитории Соединённых Штатов и Европы. И только потом бы уже подступился к организации гастролей. И да, тут ты прав, совместный тур с такими артистами, как “Anti-Flag”, был бы для нас идеальным вариантом.

Но Вы же очень давно открещиваетесь от приставки “панк” относительно группы “Тараканы!”. Однако для продвижения на Запад хотите делать упор именно на это?

Мы – не панки только для ребят, которые полюбили комментировать различные темы в “Вконтакте”, затрагивающие группу “Тараканы!”, скриншотом Уотти Бьюкена с характерным словом. (Улыбается). Есть сейчас такая мода. Для них мы не панки, и эту легенду мы готовы поддерживать осознанно. Но для “Anti-Flag” и “Useless ID” мы – панк-рок. (Смеётся). Тут нет никаких двойных стандартов или лицемерия. Просто в России есть определенный сегмент аудитории, которая считает, что наша музыка должна соответствовать их представлениям о панк-роке, а не нашим собственным. С ними мы спорить не готовы. (Улыбается). А на новых для нас территориях мы хотим представать теми, кто мы есть на самом деле. Для меня это всё равно панк-рок.

Еще немного о носителях. Выпуск новых альбомов на виниле уже не является редкостью. Вы – владелец магазина виниловых пластинок. Наблюдается ли рост интереса слушателей к этому носителю, или же он по-прежнему остаётся только объектом интереса коллекционеров?

Да, этот рост имеется. Он не очень резкий и, возможно, не так хорошо виден на примере такого небольшого андеграундного винилового магазинчика, как наш, который то обретает крышу над головой, то снова становится интернет-магазином. Но когда выходят новые релизы, тем более статусных больших артистов, мы видим спрос на них. Как это может сравниться с продажами CD в золотые годы этого формата или с выручкой от покупки треков тех же артистов на iTunes, я не могу сказать, так как не обладаю соответствующими цифрами. Но все отмечают, что винил – это единственный носитель, продажи которого растут. Наш новый альбом, кстати, будет выпущен еще и на кассете. (Улыбается). Но для меня это больше шутка. Лично я кассеты в качестве солидного носителя никогда не воспринимал даже в бытность школьником-меломаном. Они скорее были для меня неким средством, способным донести чарующие звуки с дорожек виниловой пластинки, которая имелась у более прошаренного одноклассника, в мои собственные уши. А оказывается, что сейчас всё ещё есть фанаты кассет, готовые покупать в этом формате новые записи русских групп. Ну а что, в общем это клёво. (Улыбается).

По поводу физического воплощения Вашего магазина – оно пока отсутствует?

Нет, мы только что нашли новое помещение на Бауманской, в четырёх минутах ходьбы от метро, прямо у Елоховской церкви. Так что – добро пожаловать!

Последние пару лет вы выступаете на сольных акустических концертах под аккомпанемент экс-гитариста группы “Тараканы!” Дмитрия Кежватова. Не возникало ли у вас мысли вдвоем сочинить абсолютно новый материал и издать его как сайд-проект?

Эта мысль возникла у Дмитрия прошлым летом, и вот фактически полтора года мы воплощаем её в жизнь. Действительно, наши совместные концерты пользуются успехом, но нам не очень хочется всю жизнь топтаться только на песнях “Тараканов!” или каком-то ностальгическом материале типа акустических версий тех треков, которые мы когда-то исполняли в группе “Приключения электроников”. Поэтому Дмитрий предложил мне потихонечку вводить в нашу программу какие-то свежие темы, и в итоге вылилось всё в идею записи нового альбома. В начале осени прошлого года он прислал мне какие-то свои мелодии, я сочинил для них пять или шесть текстов, параллельно работая ещё и над лирикой для “Силы одного”. Эти шесть треков до сих пор нами домысливаются, досочиняются, также мы всё пытаемся придумать название для проекта и распланировать даты записей демо-версий с моими вокалом. Основная идея проекта заключалась в том, что Ватыч будет автором всей музыки и аранжировок, а я же сочиню тексты и спою. Потом в процессе обсуждений
мы пришли к выводу, что нам нужна живая группа, так как в формате акустического дуэта это все исполнить невозможно. Поэтому нам не обойтись без бас-гитариста, который, по-хорошему, должен еще уметь играть на клавишных, и барабанщика. Так что ты опять прав – идея подобного совместного проекта с Кежватовым существует, хотя у него ещё нет названия, песни не дописаны, а оставшиеся музыканты не найдены. (Улыбается). Кстати, композиция с альбома “Сила одного” под названием “Между первым вдохом и последним выдохом” попала туда именно из этого проекта. Она значительно отличается от остальных одиннадцати песен на пластинке, и по этой песне можно примерно представить, как звучит наше с Ватычем нынешнее совместное творчество.

Какова судьба ваших вечеринок Rock-n-roll Allnighter и кавер-группы “Ракеты из России”? Из-за Вашей занятности в “Тараканах!” это всё пока сошло на нет?

Да, вечеринки Rock-n-Roll Allnighter пока прекратили свое существование, по крайней мере в виде регулярного мероприятия. “Ракеты из России” как самостоятельная “живая” кавер-группа существует, время от времени мы даём концерты в China-Town-Cafe, возможно, выступим там на новогодней вечеринке. Помимо всего прочего время от времени мы выезжаем и в другие города, в частности, в конце ноября у нас будет мини-тур – Москва, Рыбинск и Санкт-Петербург. В масштабах “Ракет из России” это считается очень большой активностью. (Улыбается). Как диск-жокей, играющий рок-н-ролл, я выступаю сейчас крайне редко. Действительно, “Тараканы!” востребованы, акустические концерты с Кежватовым востребованы, и они забирают если и не всё свободное время, то точно все хорошие дни – пятницы, субботы и воскресенья. А устраивать диджейскую рок-н-ролльную вечеринку в ночь со среды на четверг это как-то нелепо. Поэтому промоутеры, которые время от времени запрашивают меня о выступлении в качестве диск-жокея, часто напарываются на отказ именно по причине того, что даты заняты концертами.

Я, конечно, не буду оригинален, но не могу не спросить. Вы известны в музыкальной тусовке как отличный писатель и публицист. Есть ли у Вас сейчас планы на новую книгу? Возможно не автобиографию, а фикшн или что-то юмористическое? Лично я несколько лет назад до слез смеялся над путевыми заметками, которые Вы публиковали в блоге на сайте “Тараканов!”.

Да, три года назад мы со Степаном Максимовым, моим хорошим другом, который как раз помогал мне с теми заметками, задумали написать книжку. Дуэтом, как Ильф и Петров. Стёпа – человек большего количества профессий и талантов, один из которых – литературный. Так вот. Долгое время мы с ним носились с сюжетной конвой. Специально обратились за советом к Павлу Тетерину, известному писателю и экс-барабанщику Noize MC, чтобы он раскрыл нам секреты создания сюжетов. Ведь мой опыт в качестве литератора на тот момент был ограничен только автобиографической книжкой, где ничего не нужно было сочинять, да и Стёпа писал в основном на музыкальные темы. И вот Павел выслал нам рекомендации, которыми его, как непрофессионального начинающего литератора, сумевшего тем не менее сильно заинтересовать издательства, снабдили редакторы для того, чтоб он немного “причесал” сюжет. Это была своеобразная выжимка из четырехлетнего курса обучения в литературном институте, тот минимум знаний, которые автор должен знать, чтобы написать интересную книгу. Мы со Степаном, быстренько пробежавшись по этим рекомендациям, состряпали, как нам кажется, очень клёвый сюжет про выдуманную рок-группу, у руля которой стояли два брата – гитарист и вокалист. Но коллектив распался, и его участники попали в разные тяжелые жизненные ситуации, а один из них даже решил свести счёты с жизнью. Но так получилось, что, бросившись под машину, он попал под колеса не простого автомобилиста, а своего преданного поклонника, который в итоге не только помог ему выбраться из личностной ямы, но и посодействовал воссоединению самого коллектива, в результате которого группа приобрела даже еще большую известность, чем до своего распада. Эта книга планировалась как ироничный роман с очень узнаваемыми персонажами. Так, например, у нас главного героя зовут Серёга Шайтан. (Улыбается). Группа должна была называться “Львиный зёв”, и про себя я её представлял коллективом вроде распавшейся “Агаты Кристи”, но полностью отошедшим от музыкальных дел. Там много драматических моментов, остросюжетных поворотов, есть герои и антигерои – в общем, всё как полагается. В таком ключе мы со Степаном сочинили две главы и потом зашли в тупик. Писать вдвоём, находясь в разных точках пространства, оказалось не очень легко, ведь каждый хочет что-то исправить-поправить, дополнить персонажа каким-то личностными чертами и так далее. И в результате работа над книгой превращается в постоянную переделку работы соавтора. А встречаться в одном помещении или выделять ежедневно время на то, чтобы вместе сочинять в каком-нибудь мессенджере, оказалось проблематично с бытовой точки зрения. Так что года четыре назад процесс остановился, а идея романа была реализована в той или иной степени только процента на три. Но я очень надеюсь, что мы его допишем. Честно могу сказать, что если всё задуманное насчёт “Силы одного” успешно реализуется, а я имею ввиду и тур, и дела, связанные с западным релизом, тогда мы возьмём небольшой отпуск. Я хочу, чтобы он начался осенью 2017 года и продлился год или полтора. Мне нужно немного отдохнуть от группы, от музыки, от необходимости сочинять песни и думать о карьере. На некоторое время перестать жить “Тараканами!” И тогда, может быть, мы книгу и допишем. Сам знаешь, что если что-то постоянно выбивает из канвы и из ритма, то писать невероятно тяжело. Очень большой соблазн забить на всё.

Я слышал, что Вы сейчас живёте на два города – в Москве и Будапеште. Это правда?

Да, совершенно верно.

Бытует мнение, что для того, чтобы продвигать свое творчество на Запад, нужно жить там. Был ли у Вас подобный мотив?

Нет. Когда так говорят, а это, кстати, абсолютно правильные слова, то имеют ввиду следующее – если ты хочешь продвигать свою группу, например, в Америке, то тебе нужно постоянно быть там – встречаться с людьми из бизнеса, оставаться доступным для медиа-среды, мыслить категориями, принятыми в этой индустрии. Венгрия все-таки не относится к тому Западу, который можно рассматривать как музыкальный рынок. Для меня и для моей супруги это, в первую очередь, возможность вырваться из российского информационного пространства и климата, чуть-чуть поменять настроение и визуальную картинку. Мы не можем прочесть заголовки венгерских газет, журналов или надписи на политических плакатах, и это позволяет нам расслабиться относительно тех тревожных нервирующих новостей, внутри которых мы так или иначе находимся, живя в России. Помимо всего прочего, Будапешт – это очень красивый город с прекрасной архитектурой и отзывчивыми людьми. Из-за относительно низких цен туда ломятся люди со всего мира – из США, Германии, Австрии, Англии, Шотландии, Ирландии и так далее. Там постоянный круговорот как молодежи, которая хочет дёшево и со вкусом провести уикенд, так и более взрослых организованных туристов. Так что Будапешт бурлит, и подобная мультикультурность, мультиязычность – это то, чего мне, например, в Москве не хватает.

В этом году Вы были объявлены посланником фестиваля Sziget, который проходит летом в Будапеште. Что скрывалось за этим званием?

Они назвали этим словом ряд российских артистов, которые должны были помогать продвигать Sziget в России через свои социальные сети. Помимо меня в этом году послами стали Сергей Шнуров и группа “Therr Maitz”. Ну и естественно нас всех пригласили туда. Правда, “Ленинград” и “Therr Maitz” еще и выступили там. “Тараканов!” же организаторы пока не готовы ставить в line-up своего фестиваля. Но я в любом случае не обломался. (Улыбается).

На недавнем концерте, посвященном 28-летию группы “НАИВ”, Вы выступали в качестве специального гостя. Почему для своего номера Вы выбрали композицию “Я ложусь спать”, а не что-то более социально-направленное, например?

Я не слушаю “НАИВ” с начала 2000-х, так как перестал быть поклонником этой группы. Соответственно, я абсолютно не в курсе песен, написанных с той поры, за исключением радиохитов типа “Се-ля-ви”, “20 лет одиночества” или “Мое сердце (Не остановилось)”. Когда нам, будущим гостям концерта, выслали планируемый к исполнению сет-лист, я по нему пробежался и увидел, что песни “Вася” и “Танки-панки” были уже выбраны другими артистами. (Улыбается). Все остальные названия мне просто ничего не говорили, и я подумал: ”Ок”. Из всех приглашенных гостей я был тем, кто по возрасту более или менее совпадал с ребятами из “НАИВа”, хотя, если честно, до сих пор не могу отделаться от отношения к ним, как к старшим братьям. Но, тем не менее, мне показалось, что в моем случае правильным будет выбрать трек, который имел бы для меня значение, пускай даже с точки зрения сорокалетнего он будет казаться несерьезным по тематике. Если я не ошибаюсь, “Я ложусь спать” – это песня с альбома “Пива для Наива”, выпущенного в 1992 году. Мне было 17 лет, и что могло тогда быть более значимым, чем вечеринки у друзей или же у меня, когда я “сижу один в пустой квартире, на дачу предки отвалили”? (Улыбается). Это была одна из моих любимейших песен “НАИВа”, и мне никогда не удавалось исполнить её с ними на сцене. Поэтому её и выбрал.

Ваш дуэт с Александром “Чачей” Ивановым (вокалист группы “НАИВ” – прим.ред.) многие посчитали знаковым событием для российской панк-сцены, потому что раньше, особенно в 2000-е, часто муссировались слухи о ваших непростых взаимоотношениях. Имели ли они под собой какую-то почву или это были лишь домыслы?

Сначала, когда мы все бултыхались в московском андеграундном болотце и играли за ящик пива, всё было абсолютно ровно. Статус-кво был ясен – “НАИВ” – готовые звезды московского панк-рок андеграунда, “Четыре таракана” – младшие братья, в чем-то эпигоны. В 1997 году мы попали на радио, и это вызвало определённое обострение. И дело было не в том, что участники группы “НАИВ” осуждали нас за то, что мы сделали шаг, не соответствующий панк-канонам. Они уже были далеки от подобного рода измышлений. Просто в тот момент мы их в чём-то переплюнули, и это вызвало некое неудовольствие у музыкантов тогдашнего состава группы. Плюс ко всему, за некоторое время до этого у нас выработался весьма оригинальный способ вербальных отношений – мы вроде как подкалывали друг друга в шутку. Где-то иронизировали, где-то и грубость какую-то могли сказать. Это был стиль общения, а может даже и наоборот, демонстрация глубины наших приятельских отношений другим людям, не из тусовки. Мол, мы можем себе позволить даже такое. Но в какой-то момент из этого ушел тот элемент легкости, и лично я начал чувствовать некую серьёзность ситуации. А потом мы обменялись парой колкостей уже в интервью. Затем оказалось, что у “НАИВа” есть инвестор, который собирается вкладываться в их проект, рекорд-лейбл “SOS Music”, и в рамках всей этой темы мы были сочтены как нежелательные конкуренты. И с той поры приятельские отношения постепенно затухли, и нам ничего не оставалось делать, кроме как принять правила игры. Я пытался говорить на эту тему с Сашей Ивановым, с Дмитрием Хакимовым, который на тот момент уже стал их ударником и менеджером, но тогда все мои попытки пойти на сближение и решить эти острые моменты в рамках переговоров они воспринимали несерьезно. Называли мои слова бредом, говорили, что у меня паранойя и мне это всё только кажется. Видя подобную реакцию, я эту затею с разговорами бросил. Конечно, в чем-то мы действительно были конкурентами, наш музыкальный сегмент в России ведь весьма и весьма ограничен. Поэтому было всё – и заклеивание афиш, и пьяные драки, и ироничные высказывания друг о друге в интернетах. А один раз мы чуть было вообще не пошли под суд, когда промоутер нашего концерта в ДК Горбунова под названием “Панк-рок Дюжина”, посвящённого 12-летию коллектива, поставил на афише логотип группы “НАИВ”. Просто в тот день специальным гостем должен быть стать наш бывший гитарист Александр Голант, который на тот момент играл в “НАИВе.” Подобный поступок промоутера вызвал в стане наших друзей столь болезненную реакцию, что дело чуть было не дошло до суда. Пришлось немедленно снимать афиши, менять дизайн, обмениваться официальными заявлениями. В общем, случалось всякое. Но потом, после столь долгого совместного сосуществования на одной сцене и в результате событий, которые произошли в жизни музыкантов обоих коллективов, да и, наверное, в силу какой-то приобретенной зрелости и мудрости, делить стало нечего. (Улыбается). Пришло осознание того, что всё это было рубкой за ценности, которые сейчас не имеют никакого значения.

Большое спасибо!

Спасибо!

Беседовал Михаил Степанов, специально для MUSECUBE

Фоторепортаж Дмитрия Петрова смотрите здесь.


About the Author

Михаил Степанов


0 Comments



Be the first to comment!


Leave a Response