Алхимия в вопросах и ответах

0
07.01.2017 Михаил Степанов в Museзачёт

27 декабря в Институте журналистики и литературного творчества (ИЖЛТ) состоялась творческая встреча вокалистки группы «Мельница» Натальи О’Шей (Хелависы) с представителями прессы и поклонниками. Мероприятие не было широко анонсировано в официальных источниках и отчасти позиционировалось как возможность для будущих журналистов поработать в условиях настоящей пресс-конференции. «Отточить на нас своё перо» — как с улыбкой заметила сама певица.

Ближе к шести часам публика начала собираться в одной из институтских аудиторий — довольно камерном помещении с красными стенами, где на небольшом возвышении находился стол для спикеров, а чуть в отдалении от него стоял покрытой тканью рояль. Наталья, одетая в эффектный бордовый бархатный комбинезон, появилась в аудитории в компании известного музыкального журналиста и радиоведущего Михаила Марголиса, который выступил в качестве ведущего вечера.

Встреча началась с диалога между спикерами. Михаил вёл её в своей привычной манере, знакомой отечественным меломанам по программе «Воздух» на Нашем радио, Наталья отвечала ему в тон. Оба гостя пребывали в хорошем расположении духа, много шутили и смеялись. Практически сразу же коснулись темы январского тура Мельницы, который приурочен сразу к двум событиям — выходу нового альбома «Химера» и десятилетнему юбилею пластинки «Зов Крови», во многом ставшей знаковой для коллектива и принёсшей ему поистине народную любовь. По этой причине название для тура было выбрано соответсвующее — «Кровь Химеры». Также провели специальную фотосессию, которой Хелависа осталась очень довольна. «На этих фотографиях я как раз в том же комбинезоне, в котором пришла на сегодняшнюю встречу» — заметила Наталья и рассказала о том, что один из региональных промоутеров счёл название концерта слишком провокационным и попросил изменить его на афишах в своём городе, «так как люди возмущаются». На вопрос относительно концепции традиционных столичных концертов, которые пройдут в Московском Международном Доме Музыки 15 и 16 января, певица ответила весьма пространно:

«Программа ожидается крайне разнообразная. В первый день выступление пройдет в Светлановском зале. Я очень люблю эту красивую площадку с органом, однако она очень сложная в плане звукорежиссуры, и на ней хорошо играть только акустику — медленно, тихо и печально. У нас там уже были потрясающие эксперименты, например, когда с нами выступал детский хор. Вот и в этот раз мы сыграем там нежные акустические номера с арфой. Во второй день, на который кстати все билеты уже проданы, концерт пройдёт в Театральном зале. Он меньше, чем Светлановский, хорошо заглушён, и, кроме того, там есть экран, на котором можно показывать видеопроекции. Поэтому в нем мы устроим полноценное рок-шоу, аналогичное тому, которое Мельница играет в больших клубах.

Вполне ожидаемым был вопрос насчёт рождественских синглов, выход которых в последние годы был приостановлен. По словам Хелависы, она не исключает возможности выпуска нового сингла, однако это произойдёт только тогда, когда накопится достаточно соответствующего материала. «Если бы у нас не сложился альбом «Алхимия», то песни «Gaudette» и «Прощай», в которых используются и языческий символизм Йоля, и образы католического Рождества, составили бы отличный рождественский сингл» — сказала Наталья. Михаил решил развить тему и поинтересовался у своей собеседницы, не задумывалась ли она над записью целого рождественского альбома.

«Полноценной реализации этой идеи мешает то, что в какой-то момент я отвлекаюсь от зимней эстетики, меня начинает кренить куда-то ещё, и в результате получается более широкая в смысловом плане работа. Но я бы очень хотела записать сингл или целый альбом с традиционными рождественскими песнями, которые мне близки, например средневековыми английскими и испанскими кэрол»

Закончив с обсуждением грядущих январских концертов, спикеры перешли к другим темам, относящимся к творчеству. Особенно много внимания было уделено процессу создания песен и работы над ними. Хелависа в этом отношении сравнила себя с Владимиром Маяковским:

«У него в карманах всегда было много бумажек с наметками текста. Так же и у меня — на всех девайсах есть специальные файлы, в которые я записываю куски текстов и наработки фраз, порой даже целые куплеты. С музыкой у меня точно так же. Если я вижу, что с ней что-то не так, то откладываю на неопределенное время, а потом могу к ней вернуться. Так вышло, например, с песней «Колесо» с нашей последней пластинки. Изначально она была без припева и с совершенно другой мелодией, и мне это не нравилось, но после кардинальной переработки песня стала абсолютно другой»

На вопрос, не отдавала ли она свои неизданные песни другим исполнителям, Хелависа ответила отрицательно, но с улыбкой заметила, что если, например, Валерий Александрович Кипелов придёт к ней и попросит разрешения сделать кавер на песню «Не Успеваю», то она не будет возражать.

«Кстати, насчёт песен. Мне на днях звонил Сергей Маврин, сказал, что написал песню, фолк-рок балладу, больше подходящую для отдельного сингла. И добавил, что прямо слышит там мой голос и голос Ильи Чёрта из группы «Пилот». Мне очень интересно, что из этого в итоге получится!»

— А есть песни, о которых Вы могли бы сказать «Жаль, что это написала не я? — прозвучал вопрос из зала.

Михаил Маргулис со смехом предположил, что это «Yesterday», как и у всех музыкантов. Сама же Наталья ответила более развёрнуто.

«Ну наверное не «Yesterday», а всё-таки «Blackbird». Но в принципе нет. Скорее бывают песни, при прослушивании которых я могу пустить слезу. Я вообще человек, склонный пускать слезу не от жизненных колизий, а от какого-то культурного шока, произведения искусства. И я выработала такой рецепт — если ты не можешь слушать песню без слез, научись её петь. Так у меня вышло с песней про исследователей-полярников «Lord Franklin». Я очень люблю историю антарктических и арктических исследований и достаточно неплохо в этом разбираюсь, даже являюсь членом ирландского антарктического общества имени Томаса Крина, помощника Эрнеста Шеклтона. Моя бабушка, кстати, участвовала в первой советской научной экспедиции на теплоходе Мирный в Антарктиду.»

После небольшого лирического отступления, посвящённого полярным исследованиям, беседа вновь вернулась в русло творчества. Следующие вопросы, адресованные Наталье, касались того, как с течением времени меняются её жанровые предпочтения, и почему многие поклонники группы Мельница восприняла альбом «Химера» как «возвращение к корням».

Наше творчество я предпочитаю характеризовать как «Мельница-music», и мы не ограничиваем его жанровыми рамками. В первую очередь для нас важно, как складывается песня, и потом она сама себя диктует. Насчёт «возвращения к корням»… Наверное это связано с тем, что на альбоме есть песни, где упоминаются драконы. Сначала нам было чуть-чуть обидно читать такое, потом уже стало просто смешно. «Химера» — самый современный по саунду наш альбом. «Алхимия» была полностью выверена в плане концепции, но с музыкальной точки зрения мы были не совсем довольны аранжировками. Поэтому мы кое-что поменяли в концертных версиях «алхимических» песен, например в плейбэке, в котором у нас играют электронные лупы и дублирующие партии гитар. На «Химере» же мы добились того чего хотели. Но нам продолжают задавать вопросы на тему того, что мы вернулись к фолк-музыке, потому что снова стали петь про волчков и змей. Ребята, где фолк-музыка и где волчки? У людей в голове такая каша, и они не пытаются понять, в чем разница между музыкой и литературой. И ещё один интересный момент. У Мельницы появляется много новых слушателей, среди которых есть разочарованные альбомом «Химера». Образно говоря, «Я весь детский сад проходил под «Ангелофрению», а тут какие-то волчки и драконы! Верните меня в стимпанк, верните в космос!» Вот так вот.»

На фоне разворачивающейся эпидемии гриппа очень актуальным был вопрос на тему того, как певица оберегает свой голос. Хелависа рассказала, что регулярно делает комплекс упражнений, построенных на дыхательной гимнастике Стрельниковой, и берет баночку оксолиновой мази в самолет.

«Я неплохо разбираюсь в медикаментах и, если чувствую, что начинаю заболевать, то знаю, какие лекарства нужно срочно начинать пить. После прошлогодних рождественских выступлений я неделю пролежала с высокой температурой и гриппом, а потом отыграла акустический концерт. Шоу должно продолжаться, отменять концерты из-за потери голоса это самое последнее дело. С ним всегда можно что-то сделать.»

Звучали вопросы и сугубо бытового характера, например, может ли Наталья что-то починить дома сама. Певица не без гордости сообщила, что может починить практически всё, кроме бытового электричества.

«Довольно часто мне приходится заниматься реставрацией антикварного фарфора. Я его коллекционирую, а он не всегда удачно путешествует по почте»

Коснулись и alma mater Натальи — МГУ. Вопрос насчёт нелюбимых предметов в университете был немного неожиданным, однако ответ на него Хелависа дала очень интересный:

У меня был ряд нелюбимых предметов. Многие учащиеся первых курсов традиционно недооценивают философию, и понимание того, что знание её основ необходимо как гуманитариями, там и естественникам, приходит намного позже. Преподаватели тоже были разные. Кто-то заставлял нас переводить обратно с русского на английский детективы Агаты Кристи, а к кому-то народ набивался на лекции так, что студенты чуть ли не с люстр свисали. Помню, на экзамене по классической русской литературе 19 века я, зная особенности преподавателя, сыграла такую филолого-историческую шутку — сделала прическу в стиле Джейн Эйр, с прямым пробором и пучком волос, закрывающих уши, и одела чёрное платье с круглым вырезом. Увидев меня в таком образе, преподаватель просиял и спросил, знаю ли я, что похожа на Авдотью Панаеву? Я ответила: «Какое счастье, что не на Настасью Филипповну». После этого я сдала экзамен на отлично.

Вопрос «Кто ваш лирический герой и как себя с ним соотносите?» Хелависа, загадочно улыбнувшись, оставила без ответа.

— Хотели бы отправиться в кругосветное путешествие? — спросил один из журналистов в финале вечера.

— Конечно, — улыбнулась певица. — А ещё я хочу попасть в Антарктиду, хотя бы на Южную Георгию, где похоронен Эрнест Шеклтон. У меня есть мечта — посмотреть на антарктический закат. И я надеюсь, что она осуществится.

Михаил Степанов, специально для MUSECUBE

Фоторепортаж Евгении Смеховой смотрите здесь


Об авторе

Михаил Степанов


Нет комментариев



Будь первым!


Написать комментарий