Артем Пивоваров: «Я хотел бы захватить планету своей музыкой!»

0
05.02.2017 Александр Ковалёв в КубИнтервью

Один из представителей украинской «новой волны» уверенно набирает обороты в России. Популярность артиста оправдана, творчество Пивоварова – сильное, талантливое, энергетически мощное. Яркие образы в клипах, уверенная харизма и искренность текстов привлекают всё больше интереса к нему. Хорошая музыка не знает границ и ограничений. Визиты в Москву певца становятся всё чаще, а гастрольный график увеличивается большим количеством городов.

Это интервью мы готовили некоторое время назад, но публикацию отложили, чтобы приурочить её к выходу нового альбома Артёма Пивоварова «Стихия воды».

Выражаем благодарность «Chayka Loft» за возможность проведения интервью и фотосъёмки.

— Какая причина привела тебя в Москву на этот раз? Съёмки, концерты, личное?

— В первую очередь, конечно, концерт. Мы выступали на фестивале «Winter Games» в Лужниках. Это большое мероприятие, в нём участвовало около 25 артистов, если не ошибаюсь. Мы удостоились чести там выступать. Было холодно, но мы согревали людей своим творчеством, я надеюсь.

— Трудно работать зимой на открытых площадках или артисты со временем привыкают?

— У меня это в первый раз и было тяжеловато. Но я пошёл путём наименьшего сопротивления: многие артисты выходили в куртках, а я выступал в своём привычном сценическом образе. Вышел и продержался.

— Сцена не даст заболеть?

— Просто я на сцене всегда максимально активен. Моя физическая форма позволяет. Так что нормально.

— Я как раз пересматривал твои клипы, там ты постоянно в движении. Ты занимался танцами? Знаю, что до музыки ты занимался спортом.

— Нет, танцами не занимался. Я занимался боксом, дзюдо. Я по жизни со спортом «на ты». Да и сейчас тоже занимаюсь. Есть такая вещь – винь чунь. Это китайско-вьетнамское кунг-фу. Оно включает в себя не только спарринги, но и упражнения, перекликающиеся с йогой, дыхательные практики. По сути, очень философская культура. Помимо этого индивидуально занимаюсь смешанными единоборствами, мне это очень интересно.

— При этом у тебя достаточно насыщенный гастрольный график.

— Ну вот, получается как-то совмещать. Просто я стараюсь каждую свободную минутку как-то забивать. Не люблю лениться. Это же очень падкая штука! Только дашь слабину – и сразу можно остановиться, это очень расслабляет.

— А отпуск? Например, «потюленить» на пляже?

— Я не из таких людей. Максимально меня может хватить в таком режиме дня на два. Но на второй день уже начинается желание куда-то идти, бежать. Я люблю активный отдых: ездить, искать, смотреть. Я считаю, что мир для того и существует, чтобы его познавать. Расширять границы своего сознания.

— За последние пару лет у тебя сильно возросла популярность, а стало быть, и востребованность. Вообще остаётся время на отдых?

— Пытаюсь находить. Стараюсь зимой куда-то уезжать. Я очень люблю Азию. Летом – в разные места. Стараюсь отдыхать потому, что это нужно и важно. Не всегда получается всё совмещать. Вот были планы поехать в отпуск в феврале. А сложилось так, что в феврале у меня должен выйти альбом. И пока я не выпущу альбом, я, конечно, никуда не уеду. Это святое.

— Я почему спросил: ты первый артист, с которым я встречаюсь для интервью в 11 утра. Весь шоу-бизнес в это время обычно спит.

— Нет, ну куда спать? Нельзя спать. Работать надо. Как раз пока они спят – я двигаюсь вперёд. (смеётся)

— Давай поговорим о творчестве. Не так давно вышел дуэтный клип с группой «Не люди». Вообще синглы и клипы выходят с завидной периодичностью. У тебя существует какой либо чёткий график выпуска?

— Конечно, мы перед собой ставим цели. Мне важно, чтобы я каждый раз мог удивить своего слушателя и постоянно выдавать порцию нового материала. Я не могу сказать, что есть какой-то чёткий график, но мы стараемся каждые 2-3 месяца выдавать что-то новое.

— И каждый раз с видео поддержкой?

— Стараемся. Была бы моя воля, я бы на все песни клипы снял! Но пока рано. Вот буду как Бейонсе, тогда да.

— Немного покопался и увидел, что с каждым режиссером у тебя выходит пара клипов, потом ты их меняешь.

— Я всегда в поиске. Это как и в музыке: я не могу выбрать какой-то определённый стиль и работать только в нём. Всегда появляется что-то новое, приходят какие-то талантливые люди, рождаются свежие идеи. Для меня важно, чтобы люди были такими же фанатиками в творчестве, как и я. В сфере шоу-бизнеса, особенно в Украине, у меня очень много знакомых. И режиссеров в том числе. Мы общаемся, я ставлю им треки. И всё становится понятно в долю секунды. Если режиссер начинает говорить: « Есть такая идея, сюда можно вставить вот это» — всё понятно. И другой случай: сразу всё работает, человек загорается, просто не знает куда себя деть от распирающих эмоций. И я понимаю, что я буду работать с этим человеком! Потому, что важен этот запал, не потерять этот огонь. Это должно присутствовать в творчестве изначально. Иначе будет нечестно. Аудио и визуализация должны соответствовать друг другу. Это очень важный момент.

— Если брать клипы, то насколько ты пытаешься влиять на сюжет, картинку, на весь съёмочный процесс?

— Максимально! Я стараюсь не лезть в PR, менеджмент. Но музыка, видео – тут по полной. Одно время я даже сам монтировал клипы. Когда я начинал, не было необходимых финансовых возможностей. И приходилось многое делать самому.

— Поговорим о фитах (дуэтах). От чего ты отталкиваешься, предлагая сделать совместный трек: от личных дружеских отношений, от твоего интереса к творчеству данного артиста или чего-то ещё?

— Обычно музыку для этих треков пишу я, так как я саундпродюсер. Если говорить о Моте, то он был уже популярен. Мы нашлись, познакомились, сошлись и сделали. У нас был общий знакомый и мы как-то говорили о том, что круто было бы что-то записать. А потом я услышал в интервью, как Мот говорит обо мне и о том, что хотел бы сделать со мной фит. Я написал ему, что есть идея. И всё сошлось. В случае с группой «Не люди» — тут сыграло то, что они яркие танцоры. Ребята снимались в клипе «Kamikaze» у певицы MØ, известную по вокалу в песне Dj Snake и Major Lazer «Lean On», которая имеет миллиардные просмотры. Получилось так, что я делал треки для «Не людей» в качестве саундпродюсера и у меня как раз был танцевальный трек. И этот рефрен – «Делай своё дело» — мы сублимировали в танец. А «Не люди» — самые близкие мне из танцоров.

— Но я понял, что от личных симпатий и отношений твой выбор тоже зависит?

— Да, конечно, в первую очередь!

— В твоём интервью я прочитал, что ты сейчас больше времени проводишь в Киеве, чем в родном Харькове.

— Скажем так: вещи в Харькове, а я везде. Моя жизнь – музыка, а в музыке нет границ. А когда нет границ, то ты всегда находишься в развитии, в поисках, в путешествиях.

— А студия твоя где базируется?

— Она и дома, и в Киеве. Изначально всё создаётся дома, в «ламповой атмосфере». А потом мы уже пишем вокал, сводим, мастерим.

— Многие отправляют на Запад для сведения, мастеринга.

— Первый альбом мы отправляли на мастер в США. А потом нашли в Питере очень крутых ребят. Сейчас стали сотрудничать с ребятами в Киеве. Нам гораздо удобнее, когда работающие с нами люди близко, мы можем общаться и быть постоянно на связи. Это легче, чем отправлять друг другу множество писем, объясняя, что и как нужно сделать. Слишком долго. А так созвонились – и сразу всё понятно. У нас очень много талантливых классных ребят. Мы сами делаем сведение, но когда ты занимаешься всем – это трудно. Надо написать песню, сделать продакшн и так далее. Это долгий процесс. Мы стараемся своё время разграничивать. Поэтому, пока приглашённые люди сводят, мы уже занимаемся другой песней. Всё работает автономно.

— Это же ещё и бизнес, не только творчество. По какой причине ты можешь отказаться от сотрудничества с артистом?

— Музыка! В первую очередь всегда музыка. Я же ещё и песни пишу для других артистов. Если говорить о песнях, то с этим намного проще. Есть исполнители, которых я могу прочувствовать, «прощупать». Пообщавшись, я сразу могу что-то наиграть, показать. Обычно это срабатывает. С продакшном иначе, тут важна музыка. У меня есть свой определённый стиль и я уже не смогу сделать что-то нужное очередному шансон-исполнителю. Какой нибудь «попсе». Тут деньги не играют роли. Я не смогу через себя переступить. Даже если я их возьму, я не смогу отработать. Это не моя музыка.

— А репутация важнее, так?

— Это само собой! И даже если упустить все вышесказанные моменты и просто попробовать сделать – у меня всё равно не получится. Я не дам артисту того, что он от меня ждёт.

— Когда ты пишешь песни для кого либо, от чего ты отталкиваешься – от образа артиста или от своего видения?

— От образа, конечно. Это важно понять, почувствовать. У меня не бывает, чтобы я написал кучу песен и давай их рассылать. Если я понимаю артиста, я для него конкретно пишу. Вот так это работает. Я понимаю стилистику. У меня это получается. Я не могу объяснить как. Я создаю себе образ — и всё. Это уже не очень моё. Получается что-то новое и близкое к творчеству данного исполнителя. Но важно, чтобы мне нравилось. Чтобы я ощущал сходство мировоззрения.

— От чего ты отталкиваешься, выбирая песни для раскрутки? Как ты понимаешь, что именно этот трек должен стать синглом?

— Обычно я собираю некий «консилиум», я ставлю песни своим друзьям, девушкам друзей, друзьям друзей. По сути, они попадают под мою целевую аудиторию. И они всегда говорят честно, что думают. Это первый момент. Второе, и сейчас это намного проще – ты отгружаешь альбом в сеть и наблюдаешь за фитбеком, на какие песни люди лучше всего реагируют, что чаще всего постят.

— Получается очень объёмная фокус-группа.

— Зато справедливая! Всё сразу становится понятно.

— Ты принципиально поёшь только свои песни?

— Да. Иначе это будет нечестно. Знаешь, у меня есть такое «ощущение проводника». Я каждый раз пропускаю через себя то, что я пишу. На сцене, как в написании и создании, я максимально отдаюсь эмоциям и чувствам. Я не думаю, как бы придумать фразу или хук, который заедал бы у людей. Как чувствую – так и получается. Когда я пишу, закрываюсь, включаю песню и могу бегать по комнате, взрываться, хотя я один в эти моменты. Пока я не получу того самого результата, я не успокоюсь.

— То есть, понятие «формат» для тебя ориентиром не является?

— В момент создания песню, конечно же, я понимаю, когда чересчур. Но не всегда можно угадать. Сейчас такое время, что непонятно, где формат начинается и заканчивается. Взять, например, Oxxxymiron и какого нибудь поп-исполнителя, стоящего во всех ротациях. Так вот, у этого поп-артиста не будет столько зрителей на концертах, как у человека, который просто делает свою музыку честно – это я про Мирона.

— Так может, стоит делать что-то не в формате, а вопреки ему?

— Я стараюсь не обращать на формат внимания. Скоро я выпускаю альбом, как большой сиквел. Он будет состоять из двух частей – «Стихия воды» и «Стихия огня». И «Вода» по моим ощущениям – более форматная. Не потому, что я решил написать «хиты», которые встанут на радио. Просто, я понимаю, что эта музыка более доступна и привычная тому Пивоварову, который был в предыдущем альбоме. Конечно, моя музыка трансформировалась и стала другой. Но в целом… Почему «Вода»? Она более плавная, светлая. Вторая часть «Огонь» будет максимально противоречивая, агрессивная. Там вообще никакого «формата» и близко нет.

Я не знаю, что из этого выстрелит. Но понимаю, ч то творчество – это в первую очередь это то, что изначально внутри тебя. Когда ты начинаешь заблуждаться и думать, как бы сделать правильней, я возвращаюсь к первоначальному, к истокам. К вопросу «Почему я начал заниматься музыкой?»

— А почему ты начал заниматься музыкой?

— Потому, что я не мог самовыражаться иначе. У меня всегда было что сказать. И я начал сублимировать это в музыку.

— В одном из интервью ты высказался не очень позитивно в адрес музыкальных педагогов. Но заметил, что есть сожаления по поводу отсутствия у тебя музыкального образования.

— Сожаления есть. Но в наше время можно заниматься самообразованием. Конечно, круто, когда есть педагоги, которые имеют правильный подход, обучают, дают нужные базовые знания. К сожалению, у меня такого не было. Я хотел играть одно, а меня учили играть другое. Возможно, это правильно, есть система обучения. Но как тогда, так и сейчас – я не прогибаюсь под систему. Мне всегда было, что рассказать от себя и мне хотелось, чтобы меня услышали. Когда я приходил, педагог говорил мне играть «Во саду ли, в огороде». Я играл. Но помимо этого я приходил с выученной песней «Gorillaz», хотел её показать, а меня никто не слушал. Это было немного обидно. Я хотел показать, что есть ещё и такая музыка. Мне казалось, что преподаватель должен поощрить это, понимая, что я делаю немного больше, чем другие ученики. Этого не было. Поэтому я понял в силу обстоятельств, что я не хочу делать то, что диктуют.

— Ты высказал сожаление о недостаточном знании нотной грамоты. А насколько сейчас тебе это необходимо?

— Сейчас я уже разбираюсь в этом. Вокруг меня очень много талантливых людей, с которыми всё становится намного проще. Изначально я прокачивал свою визуальную память. Теперь я могу играть по памяти. Не могу сказать, что мне это мешает. Если давать какие-то советы, то, конечно, круто обладать музыкальным образованием. Но я знаю многих людей с музыкальным образованием, которые подавили в себе творческую индивидуальность. Это плохо. Так что сказать, что было бы здорово, если бы у меня было музыкальное образование – да! Но я не могу сказать, что я чувствую себя неполноценным музыкантом. Я играю на большом количестве инструментов. Запоминаю и играю на слух. Мне это не составляет труда. И с продакшном я точно так же поступаю. Это работает внутри. Наверно, это дар. Я себя чувствую «в своей тарелке». Нельзя сказать, что отсутствие музыкального образования не дало мне развиться. Я пишу музыку, и не только для себя, и люди мне доверяют – значит, это не самое важное.

— Так молодым музыкантам ты что сказал бы по этому поводу?

— Смотрите по обстоятельствам. Вселенная всегда посылает сигналы. Если не судьба… Я трижды возвращался в музыкальную школу и каждый раз что-то мне не давало продолжать учёбу. То я после каких-то соревнований, где я палец выбил. То я на улице с кем-то зацепился и сломал руку. И так каждый раз. Но я продолжал заниматься музыкой.

— Вокалом ты занимался?

— Занимаюсь до сих пор. Но всё сам. Я ходил на разные тренинги. Это мне всегда было интересно. Я постоянно мониторю эту тему. Но времени куда-то ходить не хватает. Поэтому я качаю с YouTube видео-уроки. Они у меня в плеере, в телефоне, я постоянно слушаю их в наушниках. Я много занимаюсь, распеваюсь. Когда мои друзья звали меня гулять, я сидел дома и пел. Вечные занятия, всё сам. В какой-то степени, могу сказать, что я рад, что я не учился эстрадному вокалу. Во мне появилась индивидуальность. Ещё три года назад я пел плохо. Я слушаю первый альбом – ужас просто!

— Есть вариант, что через три года будешь слушать сегодняшнее творчество и говорить «Какой кошмар!».

— Да и это классно! Есть развитие, прогресс – и в этом жизнь! Я нашёл свой особенный звук. Для артиста крайне важна узнаваемость голоса. Ты выбрал тот тембр, который тебе нужен, тебя слышат и тут же понимают, что это – твоё. Он ни на кого не похож и это правильно. Поэтому я и рад, что я не учился вокалу.

— Хочу спросить про тексты песен. Ты различаешь для себя стихи и тексты?

— По-разному. Бывают строчки, похожие на стихи, бывает абсолютный «текст». Каждый раз по-своему. Зависит от песни. Если взять песню «На глубине» — там текст, всё очень сжато, в каждой маленькой фразе есть посыл. Не люблю, когда спрашивают: «О чём ты поёшь?». Не всегда нужно много слов, чтобы передать то, что у тебя внутри. Но очень круто, когда я могу раскрыть себя больше. В лирике, «включить поэта». Такого больше всего в песнях down-темпа получается. Когда у тебя больше времени, чтобы рассказать слушателю свою историю. Я очень заморачиваюсь в вопросах текстов. Больше, чем с музыкой. Могу отложить текст и только через месяц к нему вернуться. Если я сомневаюсь в какой-то фразе, если вижу, что она не работает – я обязательно её перепишу. Но без фанатизма – что-то менять можно бесконечно. Я нашёл для себя баланс.

— Мне показалось, что многие из твоих текстов очень личные. Как ты считаешь, насколько артисту и автору нужно раскрываться?

— В таких случаях я никогда не рассказываю в интервью, о чём я пою. Мне хочется, чтобы личное наполнение было скрыто. Пусть каждый найдёт себя, все мы люди. Все думают о вечном и о главном: о любви, чувствах, взаимоотношениях, поисках себя, путешествиях. Всё достаточно избито, но это всё вокруг нас. Беспрерывный цикл мыслей. Не могу назвать себя новатором, придумывающим что-то новое. Я пою то, что у меня внутри, адаптирую под себя, пытаюсь перефразировать. Хочу, чтобы в личностной истории люди находили что-то своё. Я не боюсь говорить об этом. Иначе это будет нечестно, а для меня очень важна честность в творчестве. Кстати, во второй части альбома – «Стихия огня» — там ничего нет об отношениях. Там больше мотивации. Альбом – это два человека, которые уживаются во мне. В первой части – «Стихия воды» — это человек, в котором достаточно любви. Я чувствую себя светлым человеком, я хочу нести людям добро. Говорить о хорошем, позитивном. Музыка должна отвлекать. Ну и конечно же о любви! А вторая часть – о том самом пацане Артёме, который родом из маленького города, у которого была мечта и с ней он до сих пор идёт по жизни. Есть трек под названием «Провинциальный», где я как раз пою об этом. Или есть трек под названием «Моно». Вот вам эксклюзив:

«- Сколько же было, сколько же будет мнений и советов!

Плюнь на всё это, плюнь на всё это, делай по инерции света.

Лови звук планет и не слушай никого.

Делай своё, своё»

Идея в том, что все живут очень монотонно и важно не прогибаться под это, делать то, что тебе нужно. И найти себя. Посыл в том, что каждый может открываться, искать себя, познавать свои возможности. И неважно – где ты, откуда ты родом. Важно взять точку и бить в неё постоянно.

— Тот самый парень, который мог сломать руку в драке по дороге в музыкальную школу?

— Именно так. Я хотел рассказать о себе таком. Там более агрессивный, мощный звук. С подачей, как я люблю делать на концертах.

— А как ты будешь разделять на концертах?

— У нас будут разные отделения. Разобьём по блокам. Я верю, что те люди, которые слушают мою музыку, всё поймут. Они уже всё понимают!

— Твоя публика — уже сложившийся круг поклонников, который постоянно расширяется?

— Да. Я верю, что это особенные люди. Я говорю о том, что мы – одна стихия. Песня «Стихия» — о тех самых людях, которые находятся в одной теме, в одной касте. И таких людей много. Они независимы, они вечно молодые. И в каждом человеке это живёт. И некоторые в себе это не подавляют.

— Мощные природные явления – одна из твоих любимых тем.

— Цунами, океан – я очень люблю всё это! Я в принципе люблю взаимодействовать с природой, люблю путешествовать, что-то для себя открывать. Каждый раз это — вдохновение.

— А что ещё вдохновляет?

— Люди! В первую очередь – всегда люди. Я не всегда пишу о каких-то своих личных переживаниях. Иногда это бывают знакомства, подвигающие меня что-то написать. Я люблю брать важные примеры. У меня никогда не было кумиров, но брать с кого-то нечто хорошее – это важно. Будучи в окружении людей, мы непроизвольно берём от них положительные качества. Иногда плохие. Но это зависит от того, насколько сильно ты готов испортиться.

— Как у тебя складываются отношения со СМИ? Ты ведь очень востребованный персонаж, но я не могу сказать, что, готовясь к интервью, я нашёл так уж много публикаций.

— Тон моих ответов зависит от интервьюера. От вопросов, от его внутренней энергетики, как человек настроен, подготовлен. Все мои интервью очень разные. Я бы не сказал, что мало публикаций, их хватает. Последние полгода зовут всё чаще и чаще. Не каждый раз, но мы приходим, общаемся. Я совсем не закрытый персонаж, такого нет.

— Ты считаешь медийность важной частью жизни артиста?

— Всё работает в совокупности. Люди ищут не просто исполнителя, им нужен персонаж, личность. Людям важно знать всё. Как ни крути, от этого никуда не деться. Даже если ты не будешь давать интервью, всегда найдутся какие-то истории.

— Кроме вопроса: «О чём песня», что ещё раздражает в общении с прессой? Наверняка уже выработался ряд штампованных вопросов.

— Например, «Что означают твои татуировки». Считаю, что это глупый вопрос. Мои татуировки – очень личный момент. Как и любого — каждый закладывает свой смысл. Если тебе интересно значение – можешь просто на них посмотреть! Если я начну рассказывать их значение, у человека может мировоззрение поменяться. Он уйдёт одуревшим. Во-первых, это будет долго. Во-вторых, на мне целые картины. Вот есть микрофон, написано «Стихия» — мне кажется, всё понятно.

— А оригинальные вопросы типа: «Какие девушки тебе нравятся»?

— Да, тоже очень глубокая тема! Говорю, что мне нравится моя девушка. Всё, дальше не развиваю. Иначе может начаться трёхчасовая передача о личной жизни «Пусть говорят». Если бы я был шоуменом, то, наверно, это было бы в порядке вещей. А я артист, для меня прежде всего важна музыка.

— Тебе ещё не предлагают вести свадьбы, корпоративы? Сейчас актуальная тема.

— Нет, такого пока не было.

— А если предложат?

— Скорее, мне было бы интересно попробовать себя в роли телеведущего. Я уже веду программу на канале « MusicBox». А вот побыть тамадой – это вряд ли. Я же сразу начну музыку ставить! В итоге, весь вечер будут все танцевать и никто не напьётся. Утром все поймут, что что-то прошло не так и начнут праздновать заново.

— Касаемо соцсетей: сам их ведешь?

— Да, сам. Всё моё.

— Насколько ты доступен в них для поклонников?

— В основном, это информация, касающаяся концертов. На вопросы, типа: «Как дела?» не реагирую, на это просто нет времени. Это бессмысленно.

— То есть, у желающих при необходимости есть шанс до тебя достучаться?

— Да, конечно. Мне и музыку часто присылают, я слушаю. Я слежу за всем. Открываю для себя каких-то новых исполнителей. Так познакомился и сотрудничаю по продакшну со многими ребятами из других стран. Всё это через соцсети, теперь мы работаем. Очень много крутых ребят, которые сидят в подвалах и делают очень крутую музыку. Поэтому — круто, что есть соцсети.

— Это музыканты. А неадекваты?

— Да всякие пишут. Если есть минутка, могу даже почитать. Иногда забавные вещи присылают, целые истории. Но и это классно. Значит, людям не всё равно то, что ты делаешь. Их как-то это цепляет, заставляет реагировать. Видишь, всё так или иначе связано с музыкой.

— Оказывается, ты очень позитивный человек. Мне казалось, ты жёстче.

— Я жёстче на сцене.

— К релизу альбома будет какое нибудь грандиозное событие?

— Совершенно точно будет большая презентация в Киеве. Насчёт Москвы и Питера ещё не знаю, посмотрим. Понятно, что для нас это будет громкий релиз, наши «Звёздные войны». По 10 треков на каждой из пластинок. Глядишь, там и третий выгорит!

— Мне кажется, ты относишься к грядущему релизу как к этапной работе?

— Совершенно так. Для меня «Стихия воды», по сути, этап уже пройденный. Сейчас у меня не получается писать грустные лирические песни. Некий подъём, внутри ощущение спартанства. Хочется делать что-то подвижное.

— То есть, на тебя общее унылое состояние шоу-бизнеса не влияет?

— Да вообще никак! Я не слежу за этим. Если я ещё буду и в это вникать, это будет сильно удручать. Сами мы делаем всё честно и я уверен, что люди верят в искренность прежде всего. Они чувствуют её. Вот для меня это важно всегда. Может, я стал капризным, но мне достаточно посмотреть пару клипов или послушать пару треков и я могу сказать, чувствует ли это артист, честно ли всё это. Вот Rozden, Иван Дорн, Монатик – они делают свою музыку от души. Очень искренне. Я знаю много таких ребят. Они приходят, ставят новые треки. Сразу видно, когда или не сам человек написал, или не прочувствовал песню. Они ждут реакцию. Наверно, похвалы какой-то. Им неважно, что за песню они принесли, важно твоё мнение. А есть обратная ситуация. Тот-же Ваня Дорн или Рома Bestseller (и у нас такая же штука) – каждый раз ставится трек и начинается полный улёт от песни, тебя качает и неважно, кто и как реагирует на это! Не надо нам ничего рассказывать, просто послушайте и дайте дослушать нам! Это потому, что я очень люблю свою музыку. Это моё детище.

— Чисто по-человечески: коммерческое движение артистов в творчестве ты понимаешь или осуждаешь для себя?

— Честно – да пофиг. Таких исполнителей много. У каждого свой путь. Мой критерий: «честно – нечестно». На любую музыку всегда найдётся свой слушатель, пусть даже небольшое количество. Тут важно себя не обманывать. Если артист в этом себя чувствует комфортно – ну и классно. Должно быть и такое. На их фоне мы смотримся на контрасте. Но это не значит, что я ищу лёгкие пути. Мне важно, чтобы было больше артистов, двигающих свою интересную тему. Мне нравится честная конкуренция, это здорово.

— Ты в любом случае выделяешься.

— Знаешь, Ваня Дорн часто начинает разговор с того, что «я наступаю ему на пятки». Раньше с ним сравнивали, сейчас с Монатиком, с Максом Барских. Действительно хороших исполнителей не так много и лестно, что сравнивают именно с такими артистами. Хотя мы делаем совершенно разную музыку.

— Какие у тебя отношения с российскими радиостанциями?

— Вот только сейчас мы начали потихоньку вставать в эфиры. Начинают принимать. До этого – нет. Отправляем, показываем. У нас работает целая команда над этим. Команда людей, которая точно так же верит в мою музыку, как и я.

— У тебя отличные показатели в интернете. Радио и ТВ всё равно остаётся важным фактором?

— Важно, когда есть всё, всё работает. Я же делаю не рэп, не хип-хоп, рассчитанные на интернет-аудиторию. Было бы странно не обращать внимания на все пути. Мне не всё равно. Я хочу, чтобы моя музыка играла везде, я для этого её и делаю. Да, я хотел бы захватить планету своей музыкой! (смеётся) А каким образом – это следующий вопрос. Конечно, я начинал с интернета и я ему благодарен. Свой первый акустический проект я залил в сеть и с этого всё пошло. Но я хочу и звучать на радио. Хотя бы для того, чтобы было больше хорошей музыки. А я уверен, что моя музыка – хорошая. Я готов спорить с каждым, кто назовёт мою музыку «попсой». Я могу неагрессивно, конструктивно и доступно объяснить, что это – не «попса», а поп-музыка. Уверен, что и я, и те исполнители, которых я называл, можем потягаться по качеству музыки с западными артистами. Пусть это громкое заявление, но почему нет?! Я за свою музыку ручаюсь.

— В Википедии твой стиль нзван «new wave»…

— Да, это я так придумал.

— Обычно начинают перечислять «фанк», «соул» и «сплав множества стилей».

— Да всего этого хватает. Просто теги было неудобно проставлять (смеётся). Конечно, в моей музыке много что присутствует. Но это только подтверждает, что в творчестве я — экспериментатор. Назвать это просто каким нибудь «поп-фанком» было бы странно потому, что все треки абсолютно разные и постоянно выходит что-то новое. Я считаю, что это новая волна поп-музыки. Новый век, новая эра. Вторая часть моего альбома содержит и драм-н-бейс, и грандж, и примеси самых разных стилей. Отчасти андеграунд. Я буду приглашать и хип-хоп исполнителей. Всё будет очень «слушабельно». Мне кажется, что самый подходящий единый термин – «new wave pop».

— Я так понимаю, что и с другими артистами ты продолжишь работу?

— Конечно. Мне очень нравится создавать коллаборации, фиты. Если в России когда нибудь будет премия «человек-фит», я точно её заберу. В «Стихии огня» будет много фитов, так что все шансы на победу в несуществующей премии у меня есть!

— Ты видишь себя в качестве полноценного продюсера другого артиста?

— Я бы хотел! У меня есть идеи. Но пока хочется встать на ноги в своём творчестве, быть более устойчивым. А потом уже заняться этой темой. Уже сейчас есть в планах такой шаг. Я ищу, присматриваю артистов. Это очень классно.

— Ты будешь «диктатором», абсолютно контролируя процесс?

— Нет, я хочу давать свободу. Мне поступало очень много предложений о продюсировании. Главным критерием для меня являлось то, чтобы не лезли в мою музыку, не мешали создавать. Для каждого исполнителя это важно. Я хочу найти человека, который будет сам писать. Я не хочу взять и «слепить». Я хочу создавать оболочку, но у человека изначально должен быть внутренний стержень. Буду помогать, но не хочу писать за артиста. Это было бы нечестно.

— До выхода альбома будет какой нибудь новый сингл?

— Мы пока думаем. Могу немного приоткрыть карты – в альбоме будет фит с Влади из «Касты». Для меня это очень здорово, я в своё время слушал «Касту» очень много, практически, загонял. Для меня это большая честь – исполнять трек с Влади! Тот самый случай, когда побеждает музыка. Я не закидывал Влади пачками песни, понимая, что он занятой человек, у него лейбл, много артистов. Я отправил один трек и он сразу сказал «Да». Может, этот трек и станет синглом. Но пока рано говорить. Но что-то будет точно, будем снимать клипы.

— Насколько времени вперёд ты распланировал свою жизнь?

— Сложно сказать. Всё-таки, вся моя жизнь состоит из творчества. При выборе работы или отпуска – творчество побеждает. Поэтому я не могу разделять. Так что расписано всё примерно на год – части альбомов, концерты, клипы. Хотя, есть уже наработки и для дальнейшего движения.

Я пишу каждый день. Когда для наполнения альбома не хватает трёх треков, у меня уже написано ещё двадцать. Я не могу не писать. Повторюсь, мне есть что сказать. Я – проводник. Если бы мне было нечего говорить, я бы, наверно, не занимался музыкой. Поэтому, песен всегда будет много!

Александр Ковалев, специально для Musecube.org

Фоторепортаж Марианны Астафуровой смотрите здесь. 

ССЫЛКИ:

https://vk.com/pivovarovartem
https://vk.com/public27314681
https://twitter.com/pivovarovmusic
https://www.instagram.com/pivovarovmusic/
https://www.facebook.com/pivovarovofficial/?notif_t=fbpage_admin
https://www.youtube.com/user/ArtReyPivovarov

Поделиться через:
Share on VKShare on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on TumblrPin on PinterestShare on LinkedInShare on Reddit


comments powered by HyperComments


Об авторе

Александр Ковалёв
Александр Ковалёв