Семен Чайка: Всем творцам и музыкантам грести обязательно нужно

0
27.03.2017 Андрей Голубов в Голубика

Семён Чайка, генеральный, программный и музыкальный директор лучшей сетевой радиостанции 2016 года «Своё Радио» («RADIO STATION AWARDS — ПОБЕДИТЕЛЬ — 2016») : о современном российском музыкальном андеграунде, о музыкальных и иных тенденциях, об интересах и ожиданиях слушателей/зрителей, потребителей музыки и о том, как эта единственная андеграундная радиостанция выживает в непростых условиях сегодняшнего рынка..

Беседа генерального, программного и музыкального директора сетевой радиостанции «Своё Радио» (www.svoeradio.fm) Семёна Чайки (С.Ч.) c колумнистом портала Андреем Голубовым (А.Г.).

А.Г. Семён, за глаза в музыкальном мире тебя многие называют «Папой российского музыкального андеграунда». Приятна ли тебе или тягостна подобная «номинация»?

С.Ч. Да? Неожиданно. Но папа я своим детям и точно помню как я их делал. А вот российский музыкальный андеграунд я не делал, это точно. Так что не папа я им однозначно.

А.Г. Какие процессы, на твой взгляд, сейчас происходят в российском музыкальном андеграунде? Какие тренды можно отметить/обозначить/выделить? Они преимущественно позитивны или негативны?

С.Ч. Какая-то странная и настойчивая позиция по вопросу андеграунда. А разве у нас есть подпольная музыка сейчас? Что такое андеграунд? Если это нарушение морально-этических норм общества, то «Ленинград» под это определение попадает сразу. Но «Ленинград» ведь в мейнстриме уже давно. Где он, российский андеграунд? Сегодня я его уже не вижу.

Если только в эту категорию отнести коллективы, чье творчество не представлено на центральных каналах ТВ и «важных» радиостанциях, т.е. не популярные у широкой публики.

А тренд один – музыка становится все более синтезированной жанрами и направлениями. Чистых жанров становится все меньше.

А.Г. Есть ли, кроме «Своего Радио», какие-то рычаги (способы, алгоритмы и так далее), чтобы сделать эту музыку оверграундовой?

С.Ч. Ликбез для интервьюира: оверграундом называют «светлый рок», ассоциирующийся с высотой – небом, космосом, крыльями, воздушными шарами, движение без «рамок» и т. п. В общем одна романтика. Приверженцы стиля оверграунд считают, что чем больше делается добра, тем лучше мир, нас окружающий.

Если ты имел в виду мейнстрим, то скажи. Я пока не отвечаю).

А.Г. Ликбез принимается с благодарностью, а к теме еще вернемся..

Молодая, но амбициозная радиостанция “Своё Радио” (svoeradio.fm), созданная бывшим программным директором «Нашего Радио» Семеном Чайкой, встретила 26 октября 2016 года свою вторую годовщину (ноябрь 2016) получением титула лучшей онлайн-радиостанции страны 2016 года. За “Своё Радио” было отдано на 14 тысяч голосов больше, чем за ближайшего преследователя!

А.Г. Что изменилось в жизни радиостанции в связи с получением этого почетного титула?

С.Ч. Ничего не изменилось. Просто нам это приятно.

Начав два года назад с ротации 80-100 групп, станция «крутит» сегодня в эфире порядка 400 с лишним исполнителей. В эфире «Своего» есть почти всё, кроме голимой попсы и блатного шансона. Помимо российских, есть и группы из стран СНГ, отлично поющие как на русском, так и на своих родных языках (украинский, белорусский, казахский и другие), русскоязычные группы из Германии, Австрии и США. Также широко представлены российские группы, и не только, качественно поющие по-английски.

А.Г. Могут ли молодые и талантливые группы рассчитывать на «место под солнцем» в ротации «Своего Радио»? Если не секрет, сколько групп сейчас находится в заявках на рассмотрение на премьеры, ротацию и программу «Живые»? Можно ли хотя бы в общих чертах обозначить, по каким критериям идет отбор?

С.Ч. На что могут рассчитывать и молодые, и не очень молодые группы? Главное, чтобы они были талантливыми. В заявках на ротацию более 1500 групп. В очереди на премьеры на данный момент 22 песни. При том, что новый пул премьер из 8 штук запускается в эфир раз в три недели, это уже на два с половиной месяца вперед.

Сколько стоит групп в очереди в программу «ЖИВЫЕ» точно сказать не могу, ее логистикой и отбором гостей занимает Юлия Дубова.

Я так же понятия не имею, какая очередь гостей в эфир «Голубятни» Андрея Голубова и «Валентинова дня» Вали Богачевой. Мне совершенно все равно, как редакторы и продюсеры работают над продуктом. Для меня важно, чтобы результат был достойным.

А.Г. Идет ли отсев непопулярных у слушателей групп?

С.Ч. Идет.

А.Г. В этом процессе есть какие-то секреты и секретики?

С.Ч. Дело не в секретах и секретиках. Просто, если сказать, что много зависит от лайков за песни, то начнётся неуправляемый спам от поклонников групп. А так-то чистка и корректировка идут постоянно.

А.Г. А откуда берутся так называемые «неубиваемые песни»?

С.Ч. Это и есть те, выделенные в одну категорию, за которые более всего голосуют. Из них и формируется хитовая часть эфира. И эти песни уже не моё желание, а воля и приятие аудитории.

А.Г. Насколько уникален контент «Своего Радио» и на кого он в основном рассчитан?

С.Ч. Контент уникален абсолютно. Это если иметь в виду всю музыкальную концепцию, а не отдельно взятые коллективы. Безусловно, кое-кто из артистов «Своего Радио» ещё кое-где кое-как звучать может и звучит. Но если иметь в виду общую картину звучания станции, то да, контент у «Своего Радио» уникален настолько, насколько может быть уникальным материал, ранее нигде массово не представленный. Рассчитан этот контент на неглупых людей, с немалым жизненным опытом. Мужчины 30-40 лет, вот наш основной слушатель.

А.Г. Насколько многочисленна армия поклонников «Своего Радио»? Какова ежедневная, недельная и месячная аудитория радиостанции?

С.Ч. Ежедневную мы не считаем. В неделю 170-175 тыс. Понимая общую схему подсчетов, можно сделать вывод, что ежедневная аудитория колеблется в районе 90-100 тыс. Ежемесячная ближе к 230 тыс. человек. Это без всякого пиара и какого-либо продвижения станции я считаю вполне достойным ответом на вопрос – а нужно ли это все кому-нибудь?

А.Г. Сколько еще времени, по твоим ощущениям, станция останется «спонсорским проектом», по объективным и субъективным причинам пока не способным заработать «собственную копеечку»?

С.Ч. Это вопрос, не имеющий точного ответа.

А.Г. Означает ли, что крутить коммерческую музыку – это единственный путь к бюджетам и заработкам? Насколько я понимаю, «Своё Радио» коммерческую музыку крутить не собирается?

С.Ч. Крутить коммерческую музыку, это один из путей к заработкам. Как показывает практика, в одной только Москве два десятка радиостанций, крутящих коммерческую музыку, но не зарабатывающих практически ничего, живущих на деньги своих владельцев- инвесторов. Очень большое значение для достойной монетизации радиостанции имеет и не музыкальный контент. Ведущие и интерес к ним, программы и реакция на них. Ну и достойный пиар, на который нужно очень много денег. У меня их нет.

Ну и опять же, что считать коммерческой музыкой? «АлоэВера» собрала 2500 зрителей не так давно. «Операция Пластилин» — аншлаг в YotaSpace, где танцпартер на 3 тысячи человек. «ЙОРШ», который собирает клуб RED целиком. Могу продолжать список. Это как, уже можно считать коммерческой музыкой? Если да, то их как крутили, так и будем продолжать крутить.

А.Г. Немного отвлекаясь от темы «Своего Радио», недавние закрытия сразу нескольких клубов вместимостью до 80-120 человек – это реальный удар по российскому музыкальному андеграунду и его вытеснение с музыкально авансцены? Каково и где играть группам, стабильно cобирающим около сотни или чуть более того слушателей/зрителей, не более?

С.Ч. Маленькие клубы, как и большие, закрываются по причине отсутствия рентабельности. Это же бизнес. В таком случае почему исключительно в маленьких клубах должны играть молодые коллективы? Для ощущения аншлага в зале? Но этот аншлаг возможен либо при очень низкой цене на билеты, либо при вообще свободном входе. А чем тогда зарабатывать клубу? Кухней, к примеру. Или пивом. Но когда в этом маленьком клубе кружка пива 300 рублей, а еда дорогая и невкусная, зрители голодают весь концерт и испытывают жажду, а вот после него уже на улице на те же 300 рублей упиваются баночным до свиного восторга. Закрываются те, кто не может найти удачных решений для удовлетворения сопутствующих потребностей зрителей. Ведь легко проследить странную закономерность. В ту пору, когда с наркотиками в клубах такой активной борьбы не было, маленькие клубы такой шеренгой один за другим не закрывались, как-то ведь выживали даже в тяжелые 90-е годы… А в маленьких клубах на 100 зрителей можно было бы проводить а ля «квартирники» раскрученных исполнителей при высокой цене на билет. Но они и этого почему-то делать не хотят. Вот потому и закрываются.

А.Г. С фестивалями творится похожая картина, как и с клубами.. В прошлом году незадолго до своих дат проведения были закрыты несколько летних фестивалей.. Кому это могло бы быть выгодно и зачем это было сделано?

С.Ч. С фестивалями отдельная тема. Я об этом уже не раз говорил и в своих публичных заявлениях. Сейчас идет борьба за концертно-фестивальный рынок. Борьба с привлечением законотворцев и самой высокой власти. Повторяться на эту тему сейчас не хочу.

А.Г. Какое ближайшее и среднеперспективное будущее видится тебе у российского музыкального андеграунда? И куда он должен сам «грести», не дожидаясь милости божьей?

С.Ч. Я не люблю заглядывать в будущее, это вредно и опасно. Тем более, что я, опять-таки, мало понимаю, что такое андеграунд в отечественной музыке сегодня.

А всем творцам и музыкантам грести обязательно нужно. Просто нужно шевелиться, двигаться, грести хоть куда- то, не сидеть на попе ровно, двигаться, развиваться, расти. А там куда кривая вывезет)..

Поделиться через:
Share on VKShare on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on TumblrPin on PinterestShare on LinkedInShare on Reddit


comments powered by HyperComments


Об авторе

Андрей Голубов
Андрей Голубов