Нет у куклы Бога, кроме кукловода

0
12.04.2017 Марина Константинова в Museзачёт

Начало апреля ознаменовано в нашем городе традиционным театральным фестивалем «Встречи в России». В этом году он проходит уже в девятнадцатый раз, вновь собирая в Петербурге лучшие коллективы из стран СНГ и Балтии. В минувшую субботу 8 апреля все желающие получили возможность оценить авторский спектакль «Кукловод» Вильнюсского Молодежного театра «Арлекин» (Литва). Для прибалтийских гостей это был дебют на фестивале, и, надо заметить, материал они представили достойный – собственные вариации на тему шекспировского «Отелло».

Концепция прежде всего: назвался «Арлекином» — работай в этом ключе. Шекспировская каноническая трагедия прячется в глубине итальянской комедии дель арте. Дездемону теперь зовут Коломбина, она верная жена бесстрашного воина Тезоро, а все прочие участники представления – марионетки, легкомысленные и беспечные. Тихий и обманчиво безобидный с первого взгляда хозяин кукольного театра Джолозо – настоящий мастер интриг. Ему под силу заварить нешуточную кашу страстей, ведущих к трагедии. Но, пока не пришла очередь делать подлости и гадости, в их кукольном мирке весьма мило и уютно. Даже поход на войну выглядит забавной и увлекательной игрой, а для одного из героев смерть в бою наступает словно бы понарошку. Но постепенно беззаботное марионеточное существование отступает перед коварством и подлостью кукольника Джолозо. На его счету уже несколько отнятых жизней. Финальной точкой, логической развязкой становится расправа над Коломбиной. Ослепленный ревностью Джолозо убивает жену, а затем, раскаявшись, и себя… Совсем как у Шекспира, хоть и звучат другие имена, а на персонажах пестрые кукольные наряды.

Интересен следующий режиссерский ход: живые герои разговаривают на (псевдо)итальянском языке, а мертвые, убитые — уже на русском. Отсюда непонимание, и, увы, не доходят до Джолозо в качестве реинкарнации Отелло слова о невиновности Коломбины — Дездемоны. Сама манера актеров общаться между собой и двигаться на сцене вызывает непреодолимые ассоциации с легендарными «Лицедеями». Тонко, изящно, мастерски передаются жестами и пантомимой глубокие мысли и серьезные идейные посылы.

Спектакль насквозь пронизан ключевыми символами. Еще в самом начале белоснежная брачная постель Коломбины и Тезоро покрыта алыми узорами – предвестниками скорых расправ. Перед убийством главной героини пышная нарядная кровать превращается в искаженное болью и ревностью лицо. Незадолго до своей гибели яркая красавица раздает все свои разноцветные наряды подругам – они ей больше не понадобятся. Ушедшие в мир мертвых, помимо иного языка, обретают крылья и облачаются в просторные белые одежды.

Вильнюсский дебют оказался на редкость хорош и удачен. И режиссер, и актеры блестяще справились с поистине непростой задачей. Соединить, казалось бы, несоединимое и получить мощный впечатляющий результат — это ли не потрясающий итог? В «Кукловоде» трагедия, помещенная в тело комедии, становится лишь острее и больнее. Смех вовсе не смешон, и от него по-настоящему горько.

Марина Константинова,

специально для MUSECUBE.


Об авторе

Марина Константинова


Нет комментариев



Будь первым!


Написать комментарий