Дмитрий Нестеров: «Передо мной был выбор: петь или пить»

0
27.05.2017 Александр Ковалёв в КубИнтервью

Певец Дмитрий Нестеров долгое время ассоциировался у меня с образом романтического принца-эстета. Загадочный, эффектный, умеющий петь, с хорошим актёрским образованием и интересными песнями. Потом артист на какое-то время пропал с радаров и недавно появился вновь, представив публике совершенно другую по подаче песню «Мне снова 18» (в дуэте с «Бурановскими бабушками») и синглом «Моя девушка не любит футбол». Обе работы достаточно сильно отличаются от того, что я привык видеть и слышать. Мы встретились с Дмитрием и поговорили о причинах «исчезновения», смены музыкального материала, стилистики и о планах на будущее.

Выражаем благодарность кафе «Корица» (Москва, улица Молодогвардейская, дом 15) за предоставленную возможность общения и фотосъёмки, а также PR-агенту Светлане Фоминой за организацию встречи.

— У тебя в этом году вышел альбом. Прошлый был в 2014. Синглов тоже было мало. С чем связан перерыв?

— У меня не было синглов потому, что я не считал новые песни потенциальными хитами. Как только появилась песня с заявкой на хит – «Мне снова 18» — я понял, что пришло время по-настоящему начинать свою музыкальную карьеру. Всё, что выходило до этой песни – жалкие попытки. Из-за того, что в основном песни были не моего авторства. Мне на радио говорили, что эта причина, по которой эти песни не становятся хитами, их не поют люди. Я тщетно пытался объяснить своей прошлой команде: если песня написана не для народа (эмоции были даже мне не слишком близки, а аллегории понятны только некому эстетствующему пласту слушателей), то всё напрасно. Радио – это СМИ, оно для людей. Мы не могли конкурировать, например, с песней «Мы вдвоём с конём по полю пойдём». Да, мы пытались сделать эстетскую красивую музыку, но это не моё. Я эти песни не писал, я не испытывал этих чувств и эмоций. Это не я. Я носил маску. Как сказала Алла Борисовна Пугачёва: «Дима, придумай себе образ и начинай в нём жить». Я его себе придумывал 10 лет. Так и не придумал. Но понял, что такое «образ». Пугачёва имела ввиду не парик и очки, а песенный образ, образ артиста. Нужно то, что мне нравится исполнять. Я никогда не думал, что мне будет очень комфортно каждый день выходить к публике и петь весёлые песни. У меня же были песни грустные, но под весёлую аранжировку. А от меня ждали, что я буду под них отжигать. Но у меня был внутренний диссонанс, я не понимал, зачем это нужно. Сильный конфликт с самим собой. Теперь я стал работать над своими песнями, причём минимально с кем либо советуясь. Когда я стал сотрудничать с «Бурановскими бабушками», многие говорили, что у меня ничего не получится и будет провал. А я продолжал делать. Стало получаться и люди стали менять ко мне отношение. Я сделал несколько весёлых песен – «Мне снова 18», «Моя девушка не любит футбол». И я понял, что можно наконец посотрудничать с каким нибудь лейблом. Я приехал в «Студию «Союз» и спросил, интересно ли им. Они ответили: «Да, с удовольствием».

— А ПМИ (Первое Музыкальное издательство)?

— Они выпустили мой первый альбом на физическом носителе. Я им за это очень благодарен. Работа была сложная. Тогда мне помогали разные люди. На тот момент это – лучшее, что со мной могло произойти. Правда, мне говорили: «Ты талантливый, но у тебя нет хита». Сейчас отношение поменялись. Опять же, благодаря песне «Мне снова 18».

— Но ты сказал, что песню «Мне снова 18» в Украине запустили без «Бурановских бабушек».

— Их продюсер сказал, что они вместе с Валерией подписали что-то там про Крым. И они попали в «чёрный список» СБУ. Хотя, бреда хватает – мою песню «Моя девушка не любит футбол» тоже запретили. Я спросил у украинских радийщиков – почему? Они сказали: «Мы послушали эту песню. Вторая строчка там «Она не слушает Лепса», а любое упоминание Лепса у нас запрещено». Это звучит странно, но, к сожалению, это данность, люди не хотят ссориться с власть держащими. Я совершенно случайно познакомился с этими ребятами, но у нас сложились нормальные отношения. В общем, я спел сольно «Мне снова 18». А в сети много каверов на эту песню. Я услышал вариант, который спела девушка по имени Нелли Самойлова из Новосибирска. Она спела красиво и очень по-своему. Я ей написал. Она прислала голоса, мы сделали песню и украинские радио «Шансон» и радио «Шарманка» запустили её в таком варианте. Хотя, я, конечно, расстроен тем, что некоторые украинцы начинают писать мне гадости в личку. «Мы не думали, что ты москаль» и трёхэтажный мат. А песня нравится!

— Прикинь, какой у людей когнитивный диссонанс! С одной стороны это ржачно, с другой – очень грустно.

— Меня это крайне расстраивает. Но особенно печально в YouTube. Некоторые персонажи желают мне всякие ужасы и так далее. Я иногда удивляюсь, почему им не лень всё это писать. Иногда пишут прямо очень длинные сложноподчинённые послания! И некоторые повторяются у других артистов. Вышел новый клип Влада Соколовского и я увидел те же самые комментарии, даже с такими же ошибками. И понял, что я не одинок.

— Зачем ты вообще это читаешь?

— Я пишу песни для людей. И мне важно знать, задела песня их или нет. Так я понимаю, где мои ошибки – текстовые, музыкальные. Если людям не хочется танцевать под мою музыку, для меня это означает, что песня не получилась.

— Не пугает неуважение, хамство?

— Я давно понял, что неуважение к чужому труду – вообще часть менталитета нашей страны. Никуда от этого не денешься. Но иногда перебор конечно. Удивительно, но моя спокойная Наташа (спутница жизни и директор – прим.авт.) стала на них реагировать. Раньше она мне говорила: «Дима, это всё ерунда! Это часть известности». А теперь: «Нет, на комментарий «Сдохни, сука, от рака» я пожалуюсь, я так это оставить не могу!». Даже её накрыло!

— Но ты готов к тому, что любой человек, работа которого публична, подвергается даже не критике – оскорблениям?

— Ну, вот теперь я это понимаю. Я доверяю людям и только учусь думать о них плохо. Но мне трудно себя исправить. Сейчас я учусь на психолога. Мне объяснили, что нельзя измениться через слом себя.

— Давай поговорим о новом альбоме. Там уже в основном песни твоего авторства?

— По большей части моего. Причём, есть песни очень старые, написанные в 2004, в 2003. Есть песня «Я за тобой иду», которую мы с моей институтской подругой написали ещё раньше. На диске есть раздел акапельных песен, где всю музыку я делаю из своего голоса. Для этого мне свою студию бесплатно предоставил замечательный человек Игорь Логинов. Он сказал, что это уникально.

Кстати, для меня большая гордость, что песню «Мне снова 18» взяли в фильм. Он называется. «Трудный возраст женщины». Фильм снимался в Благовещенске. В этом городе был большой флеш-моб. Китайцы и русские оделись в цвета национальных флагов и на берегу Амура больше ста человек танцевали под эту песню. Тогда её услышали и взяли в этот фильм. Были проблемы с договором об авторских правах и режиссер попросил меня просто написать расписку. Я написал. Скоро премьера фильма. Я очень рад!

— По дороге на интервью я как раз слушал твой альбом и вот о чём хотел поговорить: у тебя очень «неровный» и разноплановый подбор песен. Например: идёт песня «Любовь моя», которая однозначно у меня ассоциируется с Joe Dassin. Вслед за этим идёт песня «Капелька-слеза», которая является типичной российской эстрадой. Потом «Чёрно-белое платье» — стопроцентный романс. «Беспосадочный перелёт» — поп-рок. У тебя очень неодинаковый подбор материала. Только русского рока не хватает.

— Русский рок – это даже не стиль, а состояние души. У меня есть крестник. Его родители оставляют его и собаку на меня и с палатками на несколько дней уезжают куда-то в поля.

Они кайфуют от этого нереально! Любимая группа «Мельница». Для них эти фестивали – отдушина в жизни. Я знаю материал, который исполняется там и любим поклонниками такого творчества. Но знаю, что эти самые поклонники не простят своим артистам прогиб под формат, появление в какой-то медийной программе Первого канала, например. Тут своя жёсткая специфика.

— Так вернёмся к твоему альбому.

— Это называется «творческие муки». Причём разных лет. Этот альбом собран из песен десятилетия творческих поисков. Какие-то были удачами, моими победами. А какие-то песни были незаслуженно забыты мною. Они были сделаны и отложены «в стол». Из за личных проблем, из за проблем с алкоголем, в период лечения, когда я пытался забыть свои поражения в отношениях. Это меня выбило из колеи, я пропадал, я 3 или 4 года не занимался музыкой. Начал разводить собак, лошадей. И вот недавно я вернулся и собрал всё в один альбом.

— Песня «Капелька-слеза», на мой взгляд, достаточно стандартная эстрада. Но она дала тебе хороший шанс.

— «Капелька-слеза» — это первая песня, которую мне подарили. Известный поэт Герман Витке и композитор Владимир Поздняков, с сыном которого мы тогда работали в театре Стаса Намина. Владимир, кстати, и посоветовал мне уйти из этого театра, что подтолкнуло меня к сольному творчеству. Так вот, я встретился с Германом для подписания договора и был очень удивлён, что такие люди (Витке – автор многих хитов) так спокойно дарят мне песню. Я даже заикнулся про какие-то деньги. Герман сказал: «Да чего с тебя брать! Ты сначала попробуй сделать хитом эту песню. Её надо спеть так, чтобы люди сказали «Вау». Я стал пробовать по-разному, сотрудничать с разными аранжировщиками. И вот тогда я нашёл Игоря Логинова и всё получилось. Он спросил: «Какая у тебя фишка?». Я ответил, что бас-профундо. В результате он сделал песню на октаву ниже. Игорь мне объяснял, что эта песня специально сделана «лобовой», со специфическим текстом, чтобы люди её понимали и хотели танцевать. Но сейчас я уже стал слишком взрослым для этой песни и поэтому редко исполняю её на концертах. Хотя народ воспринимает её на «ура». Тогда я набрался смелости и отправил песню на радио «Алла». И Пугачёва сказала добрые хорошие слова про эту песню, что меня очень окрылило. На финале радийного конкурса Алла Борисовна вручила мне 10 000 долларов (это были космические деньги). Тогда и стали появляться какие-то слухи обо мне, мол, откуда у парня деньги на дорогие клипы с участием уже популярных Александра Головина и Аристарха Венеса, с которыми меня познакомил ушедший уже каскадёр Евгений Голинка. Именно Алла Пугачёва посоветовала сделать клип на песню «Звёзды» странным (с вампирами, оборотнями и так далее), чтобы его заметили. Такого клипа не ожидал даже я. Режиссёр потом говорил, что ему предложили доснять диалоги и получится кино. Благодаря Пугачёвой потом песня

«Звёзды» встала на радио, а изначально трек не хотели брать ни «Русское радио», ни «Авторадио». А в результате я был везде в горячей ротации.

— У Намина ты оказался после ГИТИСа?

— Сначала я попал в театр «Школа современной пьесы». Главный режиссёр Иосиф Леонидович Райхельгауз — замечательный человек, но при увольнении из театра я понял, что с режиссёром нельзя спорить. Потом уже к Намину, где проработал 4,5 года. Там я оказался по рекомендации киностудии Горького. Я, что называется, «синтетический» актёр – и пою, и играю, это редкость. Скажу честно, там была нехорошая обстановка. Я рад, что ушёл оттуда.

— В твоей биографии на сайте написано, что у тебя были проблемы с алкоголем. Да и сейчас в разговоре ты этого не скрываешь. Обычно поп-артисты очень трепетно относятся к своему «вылизанному» имиджу. Не страшно озвучивать публично?

— Я понял, что у меня очень много знакомых с похожими проблемами. И нужно говорить об этом как раз потому, что я смог вытащить сам себя за волосы из этой бездны. Это не было серьёзной стадией алкоголизма, но я вовремя это осознал. После того, как я начал находить себя в тех местах, о существовании которых я ранее не подозревал… Нет, ничего плохого я не делал! Мог побить посуду. Мог петь в караоке до посинения, изводя персонал – всё стандартно. Но в какой-то момент понял, что проблема серьёзная. И начал лечение, самостоятельно. Я пошёл в больницу, но там не понимали, что со мной делать. Мне сказали: «У нас был консилиум, мы можем взять вас в стационар, но мы это не лечим. Для нас вы не являетесь больным. У вас, безусловно, есть проблемы, но заняться вами мы можем лет через пятнадцать, если у вас всё будет очень плохо. А сейчас вы в эмоциональной сохранности, у вас психологическая зависимость от алкоголя, которую нужно купировать». Я по цепочке знакомился и общался с докторами. И понял, что дело не во врачах, а во мне. Я начал ходить к психологу. Мы подружились, у нас наладилось понимание. Я нашёл несколько вариантов, которые помогли мне себя изменить. Я убрал от себя людей, которые меня раздражали, несли негатив, гадости о моём творчестве, которые много пьют. Поменял круг общения. Стал активно заниматься спортом и в последние года я в лучшей физической форме, чем был когда либо в жизни. Это было сложно. Серьёзная работа над собой. Занялся верховой ездой, завёл лошадей. Одну мы вообще взяли с живодёрни и она живёт, прекрасно себя чувствует и является звездой всех моих клипов, реалити и так далее. Она хорошая, очень добрая, её зовут Соната. И я активно стал делиться информацией о том периоде моей жизни. Мне кажется, это важно.

— Не боишься, что это отрицательно скажется на твоём «светлом образе»?

— Нет. Я хочу хотя бы своим примером дать понять людям, которые сейчас в этой проблеме, что решение есть. Выход найти очень сложно, но он существует. Я сейчас познакомился с людьми, которые просят меня помочь. Не совсем моя история, я поймал себя на подлёте. Но выход есть всегда. Известная истина: от алкоголизма можно вылечиться только имея желание. Отсутствие желания – самая большая проблема. У меня был выбор: либо петь, либо пить. Я свой выбор сделал. Мне пришлось принимать это решение. Хотя бросать пить не хотелось: мне было весело, комфортно, прикольно. Была и апатия из за отсутствия хитов. Всё угнетало. Я понимаю, что не одинок: таких историй было и будет много. Но если кто-то почитает и поймёт, что каждый кузнец своего счастья – я буду рад.

Касаемо музыкантов: под гнётом многочисленных людей, которым от тебя что-то нужно, начать спиваться легко. Нужно выдержать и заявлять себя. Нужно писать песни и самому их петь. Нужно самостоятельно лоббировать своё творчество и не пускать свой PR на самотёк. Люди могут помогать, но всё зависит от самого человека.

— Сейчас у тебя явная заявка на хит – песня «Мне снова 18». Вышел альбом. Какими будут твои дальнейшие действия?

— Следующая песня, на которую уже снят клип, имеет чудное название: «Галя – арбузик мой». Там очень прикольный текст. Эта песня о мужчине и женщине, которые начинают отношения. О том, что когда люди начинают встречаться, хотят показать себя с лучшей стороны, тщательно следят за собой. А потом расслабляются. И вот вам «пузик – арбузик».

Кстати, забавный факт: я всегда занимался спортом, но в модели меня почему-то не звали. Сейчас немного приостановил занятия, набрал пару кило – и нате вам, меня пригласили на один из показов «Mercedes Fashion Week». Так что, не в кубиках счастье. И не в популярности. Надо найти свою любовь. Раньше я считал, что отношения обязательно должны быть связаны с трудностями, мучениями – сказывался предыдущий негативный опыт. Но когда я нашёл взаимную любовь, когда мы познакомились год назад с Наташей – я нашёл гармонию с самим собой.

— Так может, тебя позвали моделить потому, что у тебя аура другая стала? Глаза иначе загорелись?

— Может быть. Не знаю. Не могу объяснить.

— Ну кому нужна депрессивная модель!

— Согласен. Вообще, я человек весёлый. И, может быть, стало ощущаться, что я стал счастливым человеком. Может, это стало чувствоваться в постах в сети. То, что изменилось моё поведение на сцене – 100%. Но очень важно, чтобы музыка, которую ты доносишь, тебе нравится. В тех песнях, которые я пою сейчас, я абсолютно уверен. Я знаю, что если для данной аудитории эти песни новые, то через пять минут люди будут хлопать, радоваться и танцевать. Быть уверенным – очень важно. И важно то, что с командой мы работаем «живьём». Сейчас публика очень чувствует фонограмму. Иногда меня прямо таки заставляют петь под фонограмму, аргументируя телесъёмками и плохой аппаратурой. Я всё равно настаиваю на «живом» исполнении и всё получается. Многие боятся.

У меня изменился круг общения. У меня была своя рубрика в утреннем эфире. И я вижу, что все артисты приходят и поют живьём. А это совсем другое восприятие.

— Что-то грандиозное намечается?

– Всё грандиозное нужно очень тщательно готовить. И есть ещё вопрос целесообразности. Мы хотели было сделать большую презентацию клипа «Мне снова 18», но не стали этого делать. Продюсер «Бурановских бабушек» Ксения Рубцова предложила вложить бюджет в продвижение музыкального материала, создание нового. И это было правильно.

Мне Митя Фомин говорил, что если бы мои песни исполнял не я, а «звезда», то они стали бы супер хитами. Проблема не в качестве материала, а в продвижении. У меня нет человека, который ставил бы меня в эфир. Я это стараюсь делать исключительно музыкальным материалом. Стараюсь всё делать сам. Потому, что специально обученных людей, которые будут действительно болеть за тебя, ещё надо найти.

— Нас читают многие молодые артисты. Обратись к ним с речью.

— Чем ярче вы себя проявите — в авторстве, в тексте, в исполнении – тем больше шансов, что вас заметят. Но важно не желание понравиться, не желание быть модным. Всё это уйдёт в песок. Не надо гнаться за дешевизной. Надо понимать кто ты – артист или «жёлтый» покемон. Надо понять, зачем ты это делаешь. Важно показать, что ты чувствуешь. И тогда вы сможете заявить себя.

Александр Ковалев, специально для Musecube.

Фото — Марианна Астафурова

ССЫЛКИ:

https://vk.com/dnesterov_official_page
https://vk.com/dnesterov_fan_group
http://dnesterov.ru/
https://www.facebook.com/dimamsc
https://www.facebook.com/dnesterov.ru
https://ok.ru/dnesterov.ru
https://www.instagram.com/dnesterov.ru/
https://www.youtube.com/channel/UC32Wjc4LJE5a3mdKVso7i0w?app=desktop


Об авторе

Александр Ковалёв
Александр Ковалёв


Нет комментариев



Будь первым!


Написать комментарий