Родион Газманов: «Когда я пою – я верю в это»

0
31.05.2017 Александр Ковалёв в Интервью

Думаю, Родиона Газманова знают все! Для моего поколения и старшего возраста, он – тот самый мальчик, который когда-то давно на пару с отцом пел мега-популярные в своё время песни «Люси» и «Танцуй, пока молодой». Для более юных – автор и исполнитель «выстреливших» треков «Гравитация» и «Парами». Так что в плане целевой аудитории у Родиона проблем нет – все возрасты покорны. Мы поговорили о новых и не очень песнях, отношении артиста к музыке и к жизни и о ситуации в шоу-бизе вообще.

Выражаем благодарность кафе «Академия» за предоставленную возможность общения и фотосъёмки.

— Недавно в сети появилась новая песня “Фары”. Запускаешь в качестве сингла?

— Да, это новый сингл, песня сейчас находится на тщательном рассмотрении на радиостанциях. Это попытка расширить мой формат. Потому что когда вышла “Гравитация”, она была первой песней, которая зашла на радиостанции.

— Давай скажем честно — “хитанула”!

— Да, почему нет. Она выстрелила. Следующей песней была “Парами”. И если “Гравитация” была подготовительной ступенькой, то песня “Парами” стремительно ворвалась в хит-парады, была на первом месте «Золотого Граммофона» и штурмовала “Высшую Лигу” на «Новом радио». Мне это чертовски приятно! Я считаю, что она зашла. Например, мы были в городе Саров — это бывший Арзамас-16, закрытый город, я приехал с живыми составом, всё в лучшем виде. Мы отработали программу, а получилось так, что наше выступление заканчивалось как раз к салюту, нужно было точно в тайминг попасть. Мы закончили чуть раньше, я решил спеть песню на бис. Спрашиваю со сцены — “Какую?”. Ожидаю услышать “Люси”. Слышу, люди кричат : “Парами”! Я выхожу со стойкой чуть-чуть вперед и люди начинают петь со мной всю песню.

Между песнями “Парами” и “Гравитация” было ещё две хорошие песни, которые не взяли на радиостанции. Песня “Шанс” и песня “Лето” — обе танцевальные. Я понимал, что мне нужны песни танцевальные в концертную программу. В любом случае есть формула — четыре веселых и одна грустная. Но эти песни не брали на радио. Потому что они — танцевалка. Просто станции решили, что я балладный певец. Один из моих собеседников, причём в публичном разговоре, сказал, что у меня есть одна песня — “Люси” и этим я запомнился. На что я в ответ спросил, есть ли у него такая песня? У него такой песни не оказалось. Поэтому в любом случае, очень хорошо, что у меня есть песня “Парами”, которую люди знают и поют. Есть песня “Гравитация”. Но я хочу пробовать себя в разных направлениях. Песни “Лето” и “Шанс” — это танцевальное направление, в западном формате, как «Maroon 5» или что-то тому подобное. Они слишком отличаются от формата. Песня “Фары” — это такое разгильдяйское электро-регги. Она по тексту стёбная. И припев, может быть, немного не в формате хита. Но припев зал поёт со мной сразу! Как пример: я был на “Модном приговоре”, зал подхватил мгновенно. Вот она скоро появится в iTunes. Я уже сделал презентацию в на своей странице. И сейчас мы снимаем на неё клип. Ждём пока радио что-то скажет

— От радио пока нет информации?

— Пара станций не сказали “нет”.Их тоже можно понять, ведь социальные сети сейчас сильно отняли аудиторию у радиостанций. Зачем я буду слушать радио с их рекламой, если я могу просто создать себе плейлист Вконтакте и слушать сколько захочу? Есть люди с хорошими подборками в плейлистах, каждый человек сейчас сам себе радиостанция. Поэтому для радиостанций поставить песню, которая немного не в формате весьма сложный шаг. У меня другая стратегия — мы сейчас снимаем клип. Я прекрасно понимаю, что песня не совсем форматная. Но если она хорошо пойдёт в сетях, то и радиостанции мне не так будут нужны. Но, опять же, быть на радио и быть в эфирах — это часть работы, это необходимо делать, я благодарен людям, которые принимают решение на радио. Моя музыка там есть, я очень этому рад. Кстати, даже неплохие авторские я сейчас начал получать. У меня многократно отбилась песня “Гравитация”.

— Мне рассказывали, что на сольном концерте ты выходишь с гитарой, говоришь: “Ребята, я знаю какую вы песню ждёте — “Люси”, давайте сейчас её споём и будем продолжать концерт”.

— Да так и было. Это очень хорошее решение — начинать так концерт. Песня, которую все знают. Конечно, хочется показывать людям свой материал. Заканчиваем, кстати, концерт, уже последние полгода, песней «Последняя поэма» из кинофильма “Вам и не снилось”. Очень неожиданное завершение концерта. Нас попросили спеть её на юбилее Евгения Герасимова. Мы начали это делать в оригинале и она не зашла. Песня довольно своеобразная. Мы подумали и начали делать это по-своему — играть на вторую долю. Она получилась шикарно. Сейчас она есть в сети и её можно послушать.

— Я понимаю, что про “Люси” тебя спрашивают всё время и поэтому задам последний вопрос. Ты уже сказал, что очень рад, потому что у тебя есть эта песня. С другой стороны, ты её поёшь уже лет тридцать. Не достаёт ли тебя это, из концерта в концерт, на протяжении стольких лет?

— Я очень часто отказывался. Прямо вот не хотел и всё! Но однажды один авторитетный человек мне сказал: “Ты что, дурак? У тебя есть песня, которую все знают, тебя просят её спеть”. И я совершенно спокойно стал её исполнять. Ведь это правильно. Музыкант и творческий человек в принципе, не должен быть конформистом. Таким образом, ты убиваешь в себе творца. Творчество — это не сила порядка, а сила хаоса. Баланс этих двух сил дают сильный результат. Достигать некоего компромисса с собой.

— Компромисс — делать что-то в формате и делать что-то своё?

— Песня “Парами” — пришла совершенно случайно. Понятное дело, что она была хорошо спродюсирована. Мы искали правильное звучание, правильный бридж. Искали темп и так далее. Но вот канва, ощущение — рождается сразу. Это первая песня, которую я показал радиостанциям в виде демо и они в один голос сказали: “Да, это наша тема!”.

— Насколько ты готов к компромиссам, которые касаются шоу-бизнеса? Интимные подробности , скандалы и тому подобном?

— Я прекрасно понимаю, что людям гораздо интереснее читать, что кто где кого, кто с кем, кто от кого и так далее… Притом, что быть в центре внимания, является частью моей работы, мне хочется давать людям что-то, чтобы у них это осталось. Ведь про скандалы быстро забудут. В отличие от музыки. Ведь у меня нет ни одной песни, которая не несла бы в себе определённого подтекста. И допустим, когда ребёнок идёт от радио на кухню к маме и говорит: “Мама, а кто такой Минелай?”. Вот в эти моменты я понимаю, что песня “Гравитация” была написана не зря.

— Альбом «Противофазы»у тебя вышел в 2013. Сейчас уже 2017.

— Я готовлю альбом. Думаю, осенью уже будем его презентовать.

— В какой стадии он у тебя сейчас?

— Самое главное — набрать материал. Альбомные песни сейчас не так актуальны. Актуальны синглы. Это раньше единственным способом донесения своей музыки до слушателя был выпуск альбома: сделать тираж и так далее. Сейчас появились цифровые носители. Синглы выпускали артисты либо несильно плодовитые, либо суперизвестные, которые были уверены, что этим синглом они отобьют тираж. Сейчас затраты на выпуск трека — три копейки. Выложил в сети — твой трек в народе, любой желающий может послушать твоё творчество. Альбом стал неким символизмом — например, лучшие песни за два года.

— Не все не согласятся с таким мнением. У многих людей есть необходимость в альбоме, потому что в одной композиции им будет тесно.

— Знаешь, я, наверное, как композитор не дорос до создания концептуального альбома. Получилась песня — я её выпустил. Я настолько редко пишу, что между ними я успеваю расти и меняться.

— А когда ты начал сам писать?

— Я начал писать, когда учился в школе.

— А когда стал показывать себя?

— Чуть позже, потому что то, что я делал в школе, слушать было нельзя! Первая песня, нормальная, которую я написал, называется “Зачем?”. И с ней очень странная история. Я её три раза пытался записать на студии и мне не нравилось, как она звучала. А вот на концерте — отлично и замечательно. С точки зрения сингла что-то не то.

— Ты продолжаешь её исполнять на концертах?

— Да. Она экспрессивная, это рок. Но как сингл и на радио — она до сих пор не зашла. Да и не зайдёт, я так думаю.

— Но для тебя она дорога, я так понимаю?

— Да, конечно. К своим песням относишься как детям. Я люблю все свои песни.

— Твоя группа Вконтакте несильно развита и новостей там нет.

— А зачем? У меня есть личная страница, откуда люди узнают обо всех новостях в моей жизни. Мне кажется, группы Вконтакте себя уже, как таковые, изживают. Люди там общаются, что-то обсуждают, но тем не менее…

— Если брать Вконтакте или Фейсбук, любой человек может тебе написать?

— Нет, личные сообщения у меня везде закрыты. Ведь в основном мне пишут “Привет, как дела?”. Поэтому везде я написал, что у меня открыты комментарии, пишите туда, я всё читаю.

— Сколько ты уделяешь этому времени?

— Где-то час-полтора в день. Смотрю, что пишут.

— Что должна написать поклонница, чтобы ты ей ответил?

— Всё что угодно, кроме как “Привет, как дела?” Есть ещё “Привет, а можно задать тебе вопрос?” Сейчас гадости всякие уже перестали писать, потому что я это фотографирую и выставляю на всеобщее обозрение. Мне кажется, это лучшее, что можно сделать. Потому, что зло боится всеобщего обозрения.

— В Википедии написано, что ты закончил Финансовую академию. Почему финансовая, не музыкальная? Хотя, ты ведь вообще хотел уйти из музыки.

— Да, я хотел уйти. У меня сломался голос, не знал, чем я буду заниматься, как жить. Поэтому мы сели за семейный совет, на котором, демократическим путём, два голоса против одного, решили, что я иду в Финансовую академию.

— А ты как к этому относишься?

— А как я могу к этому относиться? Я же говорю два голоса против одного, чей голос был против, как ты думаешь? (смеётся) Я просто не знал, куда идти. Я думал о юридическом. А у финансового и юридического расстояние не такое уж и большое в образовании. У папы было много наглядных примеров различных личностей, которые закончили финансовые ВУЗы. Поэтому он сказал — “Сын, давай иди в Академию”. И я пошёл. Я не считаю, что это зря потраченное время, потому что любое высшее образование дисциплинирует сознание. Также произошло и со мной. Я собрал свои мозги в кучу и через какое-то время понял, что хочу всё-таки заниматься музыкой.

— Когда пришло понимание этого?

— В тридцать один. Я понял, что если буду совмещать, то останусь на том же уровне. А мне хотелось большего.

— Мне казалось, что ты бизнесом занимался?

— Я в офисе работал. Недвижимость, потом ещё раз недвижимость и под конец сельское хозяйство. Я, кстати, гастролировал по стране так, как сейчас не гастролирую. Потому что в посевную мог уехать куда-то сопровождать аппараты. Приехал в Шереметьево, оттуда на такси в Домодедово, мне прямо туда привозят чистые рубашки и я улетаю куда-то ещё. И так проходило месяца два. До середины мая.

— То есть, ты в чём-то повторял путь Сергея Лисовского, только без политики?

— Возможно, занятный пример. Правда, когда мы последний раз виделись с Сергеем, я не мог его узнать. А вот в первый раз мы виделись когда мне было лет восемь, мы ездили в Сингапур — он с женой, я с папой и мамой. Интересное было время.

— Да. Можно было появиться в «Утренней почте» — и тебя знала вся страна!

— А сейчас появляешься в «Голосе» и тебя никто не знает, до тебя пять сезонов было полно таких же. Как только появляется человек, который имеет талант в области телекамер, пусть даже без материала, сразу появляется некий директор, который говорит, что он его продаст везде и сразу, сделает из него звезду, будет делать ему концерты за большие гонорары. Поэтому сложно потом поднять планку. И они, что самое страшное, ведутся на это. И что происходит дальше? Концертов нет, а у директора просто таких артистов — веник целый. И он продаёт их за большие деньги, в надежде, что у кого-то прокатит. И на этом он зарабатывает. На самом деле, артистам после «Голоса» нужны концерты, количество выступлений. Это не рубикон. К сожалению или к счастью. До «Голоса» не было такой поточности. Первый сезон — выстреливали практически все. А уже с третьего «Голоса»… С Сашей Воробьёвой мы знакомы, она работает, у неё есть концерты, что-то происходит. Дальше -сложнее. Да, вся страна услышала, как ты замечательно поёшь чужие песни. А где своё? Артисту нужно незамедлительно выступать. Вот максимально — бесплатно, за свои деньги, за чужие деньги. Выступать и всё.

— А что надо делать молодым , которые уже попали к таким директорам, что-то подписали?

— Нужно читать, что ты подписываешь. «Роналдиньо, раздавая автографы, подписал контракт с уральским «Шинником»????????. Так чтобы не быть Роналдиньо, нужно читать то, что ты подписываешь. Ну, а если подписал — всё! Я знаю множество артистов, которые уходили от своих продюсеров, оставив там большой кусок своего мяса.

— Башня-то едет у людей. Что делать? Идти к психологу?

— Последний, кто видит, что у тебя едет башня — ты сам. Поэтому я сказал своему директору, что если он когда-нибудь увидит, что у меня едет башня — подойди, пожалуйста, и дай мне по башке! Хорошенько! Когда теряешь адекватность в восприятии происходящего — это страшно. Но сам ты этого не замечаешь.

— Были моменты, когда ты смотрел с высоты, скажем так?

— В детстве, когда я был ребёнком, такого в принципе не было. С учётом того, что на меня свалилась популярность, какие-то моменты были.

— Безнаказанность?

— В школе — да, в семье — нет. Но в институте всё было наоборот. Был переходный возраст, все плюсы менялись на минусы. И я превратился из раскрепощённого ребенка в застенчивого подростка, с огромной кучей комплексов, которые, кстати, я только недавно смог провентилировать. Мне сейчас 35.

Необходимость была, так как я стал сейчас работать как ведущий, а ведущий с комплексами это совсем непозволительно. А тогда моё поведение изменилось, мне стало не хватать желания, напористости, желания всё взять нахрапом. Я сейчас понимаю, что я могу искусственно это вызывать. Но я не люблю тусовок, не люблю очередей, не люблю стоящий партер. Я, наверное, в работе экстраверт, а на отдыхе у меня барьер — не трогайте меня, пожалуйста!

— Наверное, это правильно. Мне кажется, что публичные люди иногда остро нуждаются в одиночестве.

— Да. Мне безумно «нравится», когда стоишь, разговариваешь, занят чем-то своим, а кто нибудь влезает: «А вот давайте с нашими детьми сфотографируйтесь!». Я прошу подождать три минуты, а людей это жутко оскорбляет. Как будто я их детей послал. То есть, я должен оторваться от того, чем я сейчас занимаюсь, потому что, видимо, это неважно. Я не думаю, что кто-то пострадает от того, что подождёт немного. И у кого из нас звёздная болезнь после этого?! Для меня такое поведение – серьёзное вторжение в личное пространство. Я смотрю на это с глубокой печалью. Я считаю, что послать человека завуалировано, чтобы он почувствовал себя важным и ушел — есть высшее мастерство. Я так и делаю.

— Ещё меня раздражает, когда все вокруг стараются дать совет о том, как надо писать песни.

— Есть один, самый авторитетный для меня человек в области написания песен. Он же народный артист России Олег Михайлович Газманов, он же мой папа. Он до последнего не влезает, потом не выдерживает и даёт мне развёрнутое мнение о той или иной песне. И как это всё и в конкретных местах нужно делать. Причём, не особо церемонясь: «Хреново, перепиши!». Но я понял, что он это делает потому, что для него это важно. Он видит потенциал и хочет сделать лучше. Я слушаю. Бывает, соглашаюсь. Но часто говорю: «Папа, это моя песня, моя ответственность! Спасибо. Но я хочу налепить своих ошибок».

— Я так понимаю, что из детей Олега Газманова ты единственный занимаешься музыкой?

— Да. У Филиппа сейчас бизнес в автологистике, так что из детей олигархом как раз станет Фил. Заодно он работает моделью.

— А сестра чем занимается?

— Она маленькая еще, ей 14 и она учится. Она в «Тодесе» занимается и модельными инициативами. Это интересная школа, полезная. Я так думаю, что чем больше ты делаешь в детстве, тем лучше. Просто иди и делай. Меньше думай, иди и занимайся. Это совет для любого возраста. Это очевидно. Просто люди об этом не думают.

— А ещё есть и другая сторона — если не попробуешь, всю жизнь будешь сожалеть об этом.

— Я считаю, что не всё надо пробовать. Есть такая вещь как героин, которую пробовать не надо. Да и много других, в которые лучше не лезть.

— Я постоянно вижу тебя на сборных концертах, как сольная карьера?

— 6 марта прошел сольный концерт в Кремле. Пришёл, увидел, победил. У меня корпоративная работа «цветёт и пахнет». Люди, которых нет в мероприятиях, ставят неадекватную цену. По большему счету — прокормился и пошел дальше себя реализовывать. Я делаю концерты в разных местах, у меня была одно время тема «квартирников» и я сейчас хочу её возобновить. Чтобы приезжали разные артисты и пели свои песни в акустике. Музыкантам нужно тусоваться, делать мероприятия, создавать неожиданные дуэты. Это помогает развиваться и создавать новый материал.

— Я обнаружил у тебя на странице информацию о дуэте с Кристианом Костовым. Не знал об этом. Он сейчас отлично показался на «Евровидении».

— Крис Костов — молодец. Мы договорились, спели на нескольких концертах. Крис в том возрасте, когда, например, петь “Люси” ему уже поздно и одновременно, как взрослому артисту, ещё рано. А здесь собрались, выбрали «Персидский белый кот» — всё отлично.

— Ты сказал, что любишь неожиданные дуэты. Расскажи подробнее.

— Например, на одном из моих концертов мы спели с Людмилой Соколовой песню “Отпусти”. Это самая агрессивная по подаче песня, рок в чистом виде, но то, как Соколова её спела…. Когда мы спели её на репетиции, у меня барабанщик со стеклянным взглядом отыграл и сказал, что не может себе представить, как эту песню можно так исполнять.

— Ты пишешь другим артистам?

— Я пишу песни, но пока ещё не предлагал ничего другим артистам. Я пишу от себя и для себя. Возможно, со временем, когда у меня будет больше песен, чем я смогу исполнить, я буду их отдавать.

— Мне кажется, что когда появляются такие вещи как “Гравитация”, люди должны в очередь становиться.

— У меня часто спрашивают, пишу ли я песни. На что я всегда отвечаю, что я пишу песни и исполняю их сам. Опять же, я очень критично к тому, что я пишу. Поэтому я мало выпускаю материала. Но если выпускаю, то знаю — да, вот это оно.

— Не было искушения спихнуть задорого то, что тебе, ты знаешь, не подойдёт?

— Нет. Просто я считаю, что все песни, которые я пишу, мне подходят. Я пишу основываясь на каких-то событиях или представлениях о каких-то событиях. Когда я пою – я верю в это, я ассоциирую себя с этими песнями.

— Насколько артист должен публично открываться?

— В идеале — артист должен раскрываться своими песнями, а не то, с кем он спит, на ком женился.

— Но публика интересуется!

— Да, но если человек начинает светить везде своей личной жизнью, значит, интерес к остальному дал просадку.

— В идеале: «Я показал свои песни, слушайте их — и всё»?

— Да, а это — личное, это моё. Для некоторых это часть работы, это шоу-бизнес. Вот, например, есть два артиста. Оба создают классную музыку, но один пиарится за счёт личных историй, а второй этого не делает. У кого больше будет спрос? У первого.

— Узнаваемость!

— Да, его будут чаще будут узнавать. Причём, учти, что мы ведем речь о двух полностью одинаковых артистах с хорошим материалом. Это бизнес. Я же стараюсь таких вещей избегать — скандалов, подобного пиара. Если таких вещей нельзя избежать, то их нужно возглавить. У меня был неприятный инцидент. Я отказался выступать на одном благотворительном мероприятии. А организатором была дама, которая сказала, что я в итоге отказался и такой весь фи-фи из себя. Я ей в телефонном разговоре, сказал, чтобы она позвонила директору, обсудила с ним график. Все переговоры с ним. Всё сказал вежливо. После чего она выдала, что выше меня по статусу, директору звонить не будет и тому подобное. В итоге, я выложил весь текст и переписке, написал “Ребята, аккуратнее с такими”. На что дама написала откровенную клевету. Мол, что я требовал деньги и так далее… Я думаю, что нужно быть очень странным человеком, чтобы, когда тебя зовут на благотворительное мероприятие, требовать за это деньги. Так как я видел, что ситуация выходит из-под контроля, я созвал свою команду и мы начали изучать информацию про этого персонажа. Оказывается, эта дама дала себя записать на скрытую камеру несколько лет назад, где она рассказывает сколько стоит у неё место в этом конкурсе и, что самое жуткое, сколько стоит отмывание денег через благотворительный фонд. Мы использовали этот материал, после чего конфликт был исчерпан. Я считаю, что я поступил правильно.

— Ну, наверное, о таких инцидентах артисты молчат потому, что не хотят ни с кем ссориться.

— Да, наверное. Боятся, что не будут приглашать не мероприятия, боятся, что у них не будет работы. Я отказывался от нескольких мероприятий, где организаторы не чисты на руку, это было понятно. Был вокальный конкурс, забыл как называется, в Кремле проходил, Андрей Малахов вёл. Организаторы собрали деньги и не пришли. Это можно найти в сети. Мы с ними прокатились по городам — Питер, Сочи, Тобольск. И когда пришла информация о том, что они оставляют долги везде, хотя нам все оплачивали, я сказал, что пока они не отрегулируют все вопросы — мы с ними работать не будем. Потому что это вопрос репутации. У нас есть работа, мы голодными сидеть не будем, а работать с теми, кто портит нам репутацию, не будем. Я считаю, что работать с людьми, которые обналичивают таким образом деньги — угроза своей репутации.

— Давай красиво в финале сделаем обращение к человечеству?

— Нужно не бояться заниматься тем, что ты хочешь, что тебе нравится. Где бы ты не был. Жизнь одна, нужно направлять свои усилия в ту сторону, что ты хочешь. Обычно Сначала может что-то не получаться, могут говорить критиковать окружающие. Самое главное, если ты веришь в то, чем занимаешься — рано или поздно оно получится! Есть обратная сторона этой медали: если ты думаешь, что на пути к своей мечте не нужно будет работать — то лучше сидеть в офисе и получать зарплату. Стремитесь к мечте и работайте.

Александр Ковалев, специально для Musecube.

Фоторепортаж Марианны Астафуровой смотрите здесь.

ССЫЛКИ:

https://vk.com/rodiongazmanov
http://rodiongazmanov.ru/
https://www.instagram.com/rodder13/
https://twitter.com/rodder13
https://www.facebook.com/rodion.gazmanov?fref=ts

Поделиться через:
Share on VKShare on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on TumblrPin on PinterestShare on LinkedInShare on Reddit


comments powered by HyperComments


Об авторе

Александр Ковалёв
Александр Ковалёв