«Горе от ума» под крышей Моссовета

0
10.07.2017 Анастасия Полякова в КубТеатр

Летние месяцы традиционно считаются для театров «мертвым» сезоном. Показы приостанавливают, чтобы осенью снова впечатлять театралов новинками репертуара или же добавить свежего дыхания в любимые постановки. Однако так дело обстоит далеко не везде. Приятным исключением из правила стал московский Театр им. Моссовета: на основной сцене до середины июля каникулы, однако на малой сцене, так называемой «Сцене под крышей» (чтобы попасть на нее, необходимо подняться на четвертый этаж) театральная жизнь кипит полным ходом. В субботу 8 июля там давали постановку «Горе от ума». Камерный зал был заполнен до отказа. Возможно, причиной тому отчасти стала ненастная погода на улице, не позволившая москвичам вкусить все прелести летнего дачного или уличного отдыха. Однако это точно лишь отчасти, потому что постановка одного из ведущих актеров труппы Александра Яцко, безусловно, заслуживает внимания. Телезрителям он известен по ролям в фильмах и сериалах, в числе которых можно назвать «Тайную прогулку», «Выкуп», «Мужские портреты», «Железный занавес», «Все красное», «Каменскую» «Сыщиков», «Закрытую школу». На сцене Театра им. Моссовета на его счету более десятка ролей, а в 2014 году актер попробовал себя в роли режиссера и поставил грибоедовское «Горе от ума», сыграв в нем не кого-нибудь, а самого Фамусова, чтобы, видимо, контролировать ход спектакля не только снаружи, но и изнутри.

Начинается постановка весьма нестандартно. На пустую сцену с балалайкой-бас выходит Александр Яцко и объявляет вальс ми минор Александра Сергеевича Грибоедова. Три музыканта вместе с ним начинают исполнять сочинение профессионального дипломата. После такого необычного начала волей-неволей закрадываются сомнения, неужели Александр Яцко, говоря в интервью, что ничуть не отступил от текста, лукавил, и зрителей ждет все же осовремененный вариант пьесы. Но по мере развития действия страхи рассеиваются. Персонажи предстают перед зрителем в своих классических образах. И если о том, какими их видел сам Грибоедов, нам судить сложно, то уж от образов, сформированных на школьных уроках литературы, они точно не отступают. Бойкая служанка Лиза в коротеньком платьице; сам Фамусов, настоящий московский барин, Софья с карьеристом Молчалиным. Текст пьесы, также знакомый всем со школы и разобранный на цитаты, вроде: «Служить бы рад, прислуживаться тошно», «Минуй нас пуще всех печалей и барский гнев, и барская любовь», — поначалу у многих, в том числе, и у Чацкого, звучит немного заученно и по-ученически, однако по ходу действия актеры разыгрываются.

С точки зрения декламации, интересны Софья (Александра Кузенкина), Полковник Скалозуб (Дмитрий Щербина), Молчалин (Владимир Прокошин). Фамусов у Александра Яцко получился невероятно обаятельным. Своими доверительными интонациями он погружает зрителей в эпоху Грибодова и делает их соучастниками всех событий.

Отдельно хочется сказать о Чацком. По мнению многих театральных критиков и обозревателей, эта роль в сочинении Александра Сергеевича самая невыгодная и трудная. Для ее создания необходим тонкий баланс между обличительностью, насмешкой и правильностью. Возможно, поэтому все постановки «Горя от ума» последних лет не запоминались своими Чацкими. Режиссер Яцко предлагает свое видение этого характера, умело сочетая форму (одет персонаж Артема Ешкина в куртку-«аляску» и спортивный костюм) и содержание (обличительные монологи и диалоги). Однако целостный образ складывается лишь ближе к концу постановки.

Второй акт, посвященный балу в доме Фамусова, раскрывает зрителю еще несколько режиссерских находок. Интересны здесь князь и княгиня Тугоуховские. Особенно, конечно, князь (Юрий Черкасов), который невероятно лихо дважды по ходу действия отплясывает с тростью и срывает заслуженные аплодисменты. Соперничать с ним по энергетике среди гостей могут разве что Загорецкий (Антон Аносов), чье яркое появление с хлопушкой, выводит зрителей из погруженности в классику и Репетилов (Александр Емельянов). Последний, так же, как и Чацкий, выходит на сцену в «аляске» и приспущенных на бедра джинсах. Экзальтированность и анекдотичность образа разряжают зал перед финалом. Кроме того, актёр умело играет с ориентацией своего персонажа, что, впрочем, ничуть не портит и не опошляет классику, а наоборот, придает ей изюминку.

Финал комедии весьма нестандартен. Драматическое действие Яцко решает разбавить элементами пластического театра. Эмоции, для которых у героев уже не хватает слов, выражаются в танце: чувственном у Софьи и Молчалина, отчаянно-трагическом у Чацкого.

Анастасия Полякова специально для MUSECUBE
Фото — Ирина Ефремова


Об авторе

Анастасия Полякова


Нет комментариев



Будь первым!


Написать комментарий