Триумфальное возвращение

11 октября в рамках большого европейского тура «Avonmore» в Петербург вернулся Брайан Ферри.

Брайан Ферри обрел популярность в 70-х, будучи фронтменом и основателем группы Roxy Music, с которой он выпустил 8 альбомов и 24 сингла, некоторые из них не раз поднимались в топы британских чартов. В 1973 году Ферри начал свою сольную карьеру, которая успешно продолжается и по сей день.

Началось шоу с небольшого разогрева в лице певицы Джудит Оуэн. Артистка исполнила буквально несколько композиций, но впечатление произвела самое приятное – и благодаря своему глубокому вокалу, и за счёт душевной, открытой манеры общения. Сначала Джудит спела просто под рояль, аккомпанируя себе на клавишных, потом к ней присоединились басист и ударник с небольшой и очень оригинальной установкой. Песни в духе ритм-н-блюза и психоделик-рока 70-х не назовёшь стандартной поп-музыкой – побольше бы таких дам на эстраде! Джудит сердечно поблагодарила всех, кто имел отношение к её выступлению, а позже её можно было видеть в фойе, раздающей автографы.

Антракт благодаря очереди в буфет пролетел незаметно, а вернувшись, зрители увидели сцену во всём великолепии – без чехлов, с сияющими инструментами и полностью готовой к бою светотехникой. Брайан Ферри в строгом сером костюме и белой сорочке лёгкой походкой вышел на сцену, чтобы открыть концерт классической вещью Roxy Music «The Main Thing». Следом за ней, вторым номером, прозвучала, пожалуй, самая известная вещь сольного Ферри – «Slave to Love». Подумалось – если эта сверхпопулярная композиция звучит в начале, то что же будет дальше? Но у Брайана хороших вещей много! К тому же, сет был построен таким образом, что в первой части исполнялись более лирические и изысканно-танцевальные треки, а во второй – более «роковые», ударные композиции. И это нарастание шло так постепенно и тонко, что публика переходила из одного состояния в другое не торопясь и со вкусом. Пожалуй, это одно из лучших умений Ферри – создать нужное настроение, заставить немного погрустить, помечтать, а затем как следует повеселиться. И всё это, разумеется, с невероятным шармом и порой тонкой иронией.

72-летний Ферри был в прекрасной вокальной форме, несмотря на ходившие разговоры об «усталости» его голоса. Собственно, Брайан никогда и не был певцом с оперной постановкой, но его крунерская манера с характерным вибрато куда более доходчива и душевна, чем хрипатый напор иных хард-рокеров. Иногда Ферри усаживался аккомпанировать себе за небольшую клавишную установку, а иной раз давал жару на губной гармонике. Вообще, вёл себя на сцене очень живо, не стесняясь даже подходить ближе к рампе и дефилировать мимо публики. В продолжение сета прозвучали такие вещи, как «Ladytron» и «Out of the Blue» Roxy Music, дилановская «Simple Twist of Fate» (из альбома-посвящения прошлогоднему Нобелевскому лауреату), несколько сольных композиций. Печальная, с этническим флёром «Zambia» плавно перешла в мрачноватую «Stronger Through the Years» с ориентальными скрипичными и гитарными партиями, а безыскусная «Can’t Let Go» предварила изящную роксиевскую «Re-Make/Re-Model» с её остро-ритмичным клавишным риффом.

Концертный бэнд Брайна Ферри периодически меняет состав, но всегда остаётся сообществом прекрасных музыкантов. Всего в компании 10 человек, считая самого певца. На гитаре играл ни кто иной, как Крис Спеддинг (Сhris Spedding), сам по себе весьма известный рок-певец и гитарист, автор более десятка сольных альбомов. В бэнде Брайана седовласый ветеран часто уступал сольные обязанности юному дарованию из Дании по имени Джакоб Куистгаард (Jacob Quistgaard), игравшему ярко и слегка манерно. Ритм-секция в лице Люка Буллена (ударные) и Нила Джейсона (бас) «качала» зал упруго и точно. Клавишные обязанности высококачественно исполнял Кристиан Гулино (Christian Gulino). Несомненным украшением коллектива, как по саунду, так и чисто внешне, стали потрясающая саксофонистка/клавишница Джорджия Челмерс (Jorja Chalmers) и скрипачка/альтистка Марина Мур (Marina Moore). Дополняли компанию темнокожие бэк-вокалист и вокалистка: Фонзи Торнтон (Fonzi Thornton) и Бобби Гордон (Bobbie Gordon), чьи голоса обволакивали брайановский вокал, а задорная Бобби еще и несколько раз просолировала в духе ритм-н-блюзовой импровизации.

Особенно восхищённые слова хочется сказать в адрес Джорджии Челмерс, которая в концерте сыграла роль не многим меньшую, чем сам Брайан. Она не только играла на разных видах саксофонов, от сопрано до тенора, но и периодически аккомпанировала на клавишных (меняясь в этой роли с Мариной Мур). Практически в каждой песне фирменной походкой от бедра она спускалась с подиума на авансцену, чтобы сыграть соло на саксофоне. Звук её инструмента завораживал – пусть она играла всего несколько протяжных переливающихся нот, но они достигали самого сердца. Хотя и энергии её игре было не занимать. В одной из песен силуэт Джорджии, подсвеченный контровым светом, лёг на стену противоположной части зала. «Танец бесплотных теней» — вспомнилось сразу, но это был, без сомнения, танец жизни и любви. А Марина прекрасно просолировала на скрипке в «Simple Twist of Fate».

Сценография вообще отличалась большой продуманностью и яркостью: для каждой песни был подобран свой световой эффект, игра цвета и тени; вспышками подчёркивались отдельные акценты ударных, высвечивались фигуры солистов. И, казалось бы, какая простая вещь – вращающийся диско-шар, посылающий блики в зал, но сколько от него радости – взрослым, словно детям!

Водоразделом в концерте послужила композиция «In Every Dream Home a Heartache» из альбома Roxy Music ”For Your Pleasure” (1973). Её начало – тревожное, задумчивое и тихое, где Брайан поёт на фоне аккордов органа. Тут бы внимательно послушать, но кое-кто из публики не выдерживал и громко свистел. И недаром: вскоре весь бэнд «вдаривал», и начинался рок. Вторая половина шоу, как уже говорилась, была в целом более громкая и шумная. После чувствительных «Don’t Stop the Dance», «More Than This» и «Avalon» шли вполне рок-н-ролльные «Virginia Plain», «Editions of You» и «Do the Strand». А ритм-энд-блюзовый стандарт «Let’s Stick Together» лишь подбавил жару. Островком элегантности стал кавер на «Jealous Guy» Джона Леннона, выпущенный Ферри в виде сингла ещё в далёком 1981 году. В преддверии дня рождения великого битла песня звучала особенно актуально.

Ещё один кавер – на ритм-н-блюзовый боевик «Hold On, I’m Coming» авторства дуэта Sam & Dave, хорошо известный в исполнении Тины Тёрнер, был исполнен в самом конце шоу. И это был настоящий подарок российской публике, поскольку в предыдущей, американской части турне, Ферри и компания этот номер не исполняли. Жаль только, что по окончании последней песни слишком быстро включили фоновую музыку – не было возможности как следует поаплодировать и поблагодарить артистов. Что ж, надеемся, сможем сделать это в следующий раз.

Игорь Фоломеев, специально для MUSECUBE

Фотоотчет Евгения Кашпирева смотрите здесь


Об авторе

Игорь Фоломеев
Игорь Фоломеев


Нет комментариев



Будь первым!


Написать комментарий