Marko Saaresto (Poets of the Fall): «Искусство не должно быть слишком серьёзным»

0
06.11.2017 Жанна Садовская в КубИнтервью

Этой осенью по доброй многолетней традиции легендарные финские рокеры Poets of the Fall возвращаются в Россию. В этот раз группа хочет отпраздновать завершение грандиозного тура Clearview со своими слушателями, подготовив два специальных шоу — 4 ноября в клубе Космонавт (Санкт-Петербург) и 5 ноября в клубе Stadium Live (Москва). О том, чем нам запомнятся грядущие российские концерты, а также о взаимоотношениях с поклонниками и путях решения конфликтов в группе мы поговорили с основателем и вокалистом Poets of the Fall Марко Сааресто.

Марко Сааресто (вокал) – М
Жанна Садовская – МС

МС: Привет, Марко! Очень мило с твоей стороны, что ты нашёл время для этого интервью!

М: Привет! Мне только в радость.

МС: Ни для кого не секрет, что сначала ваш альбом «Clearview» был воспринят слушателями весьма неоднозначно, так как он ознаменовал собой новую главу в истории группы, смену звучания и стиля. Так как, вы собираетесь продолжать двигаться в этом же направлении?

М: На самом деле, мы никогда не знаем, куда приведёт нас наше «музыкальное путешествие», но определённо могу сказать, что мы движемся в направлении, которое является для нас «самым ясным видением» (игра слов, использовано изменённое название альбома «Clearview» – прим. интервьюера). Однако каждый новый альбом, даже когда он изначально следует в заранее выверенном направлении, в итоге становится главой в наших собственных жизнях. Также каждый альбом – это всегда шанс «самоперерождения» для каждого из нас.

МС: Есть ли какие-нибудь подробности о следующем альбоме, которыми ты бы мог со мной поделиться? У него уже есть форма, концепция?

М: Конечно, у нас есть идея того, что последует за «Clearview», но пока всё находится на начальной стадии. Лучше я воздержусь от разглашения каких-либо подробностей, а то боюсь ненароком что-нибудь испортить или ограничить нас в создании чего-то нового.

МС: Многие творческие люди описывают вдохновение как чудовище или монстра, будто оно является чем-то отдельным от них самих. Мы все знаем вашу песню «Drama for Life» (и видео на неё) и знаем того «безумца и творца», о котором ты в ней поёшь. Насколько же этот «безумец» — Марко, и наоборот?

М: Полагаю, у каждой монеты есть обратная сторона, так что монстр, о котором ты говоришь – это определённо часть нас самих, не что-то отдельное. Он словно тень.

МС: Скажи, на тебя когда-нибудь влиял недостаток времени или сил для достижения нужного результата в музыке? Я говорю о ситуации, когда тебе нужно закончить что-то вот прямо сейчас, и у тебя просто больше нет времени на то, чтобы доделать всё так, как ты планировал, и быть удовлетворённым результатом.

М: Искусство из этого и состоит. Тебе нужно решить, когда сказать себе: «Стоп, я доделал», а это не всегда бывает легко. Таким образом, ты вдруг можешь обнаружить, что перестарался и что нужно вернуться в начало и переделать всё, и так далее. Также тебе иногда не хватает времени. У нас были песни, над которыми мы бились годами, и они в итоге появились на более поздних альбомах, чем были должны. Это как с песней «Given and Denied» – нам понадобилось 4 года, чтобы закончить её, просто потому что мы никак не могли добиться нужного нам результата быстрее, но в конце концов всё получилось. Искусство не должно быть слишком серьёзным.

МС: Кстати, что касается самих песен, ты когда-нибудь замечал, что какие-то из ваших песен начинают жить своей отдельной жизнью?

М: Я считаю, что это – базовое требование. Песня должна начать жить сама по себе с самого начала, с самой первой «искорки» концепции.

МС: Вот мне лично всегда было интересно, что для тебя значит известная баллада «The Wind That Shakes the Barley», которою ты иногда исполняешь во время европейских шоу? Почему именно она?

М: Я нахожу особую магию в этом музыкальном произведении, которая чувствуется именно в «а капелла» варианте, так что я наслаждаюсь, исполняя её. Я не сильно погружался в поиски смысла этой песни, просто получаю удовольствие, когда её пою, и мне нравится драматичная история любви, о которой рассказывает «The Wind That Shakes the Barley».

МС: Ты говорил, что у тебя скопилось много текстов и стихов, которые не стали песнями. Возможно ли, что однажды ты решишь выпустить сборник стихов или просто коллекцию своих текстов, как это сделал, например, Тилль Линдеманн из Rammstein?

М: Вообще, это очень неплохая идея. Время от времени я развлекаю себя подобными мыслями, так что посмотрим. Возможно, я осуществлю это, если настанет такое время, когда у меня не будет других планов.

МС: Возрастной диапазон слушателей Poets of the Fall довольно велик, и вы всегда близки со своими поклонниками. Как же вам удаётся находить общий язык с настолько разнообразной и, плюс ко всему, постоянно меняющейся аудиторией?

М: На мой взгляд, это наши слушатели находят что-то общее с нами. Всё, что нам нужно делать, это присутствовать, слушать, воспринимать и уважать их. Всё это я считаю лучшей «формой» общего языка для всего человечества.

МС: Poets of the Fall – одна из самых стабильных групп в плане состава, но проводя столько времени вместе, даже самые близкие люди устают друг от друга. Если у вас возникает конфликт, как вы его решаете?

М: Очень аккуратно (улыбается). Каждому из нас время от времени нужно личное пространство и каждому нужно (и у нас у всех есть) право сбавить обороты и успокоиться. Важно — особенно когда мы в туре — чтобы у людей было понимание и уважение друг к другу, чтобы они прислушивались друг к другу. Если возникает конфликт, то решение лежит в понимании, что в самом этом конфликте кроется «прекрасная душа, которая так желает любви, чтобы завоевать этот день…» (Марко использует строчку из песни «Temple of Thought» — прим. интервьюера). С годами мы лучше научились открыто обсуждать всё друг с другом… но иногда мы просто спорим как дети малые (улыбается).

МС: Переходя к вашим сценическим образам, скажи, у вас есть какое-то общее правило в плане стиля, цветовой гаммы, которым вы все руководствуетесь, выбирая образ для выступления?

М: На самом деле, нет, но перед тем, как мы вообще стали об этом задумываться (я имею в виду, вспомнили те наши «пёстрые» дни, когда мы одевались по-разному), мы просто решили придерживаться чёрного цвета. Мне кажется, это потому, что нам так было проще, и с тех пор мы придерживаемся этого решения. Вообще, я полагаю, что это касается вопроса самовыражения каждого из нас, так что мы стараемся не выдумывать слишком много правил.

МС: Марко, вы обещали нам абсолютно невероятный сюрприз на финальных шоу тура Clearview – живое исполнение композиций, которые вы до этого никогда не играли на сцене по тем или иным причинам. Готовясь к шоу и репетируя, столкнулись ли вы с какими-либо сложностями, связанными с кем-то из «новичков» сет-листа?

М: Сложно петь «Moonlight Kissed» (смеётся), но я люблю эту песню и обещаю сделать всё, что в моих силах!

МС: Спасибо за ответы! Не можем дождаться тура!

М: Спасибо! Скоро мы все увидимся!

Общалась Жанна Садовская, специально для MUSECUBE


Об авторе

Жанна Садовская


Нет комментариев



Будь первым!


Написать комментарий