Солнечный чародей, рисующий в ночи

0
08.11.2017 Андрей Ордальонов в Museзачёт

Кто-то рисует в ночи жар-птиц и освещает небо.
Кто-то способен сказать слова те, что всего нужней.
Чудо находит себе приют средь темноты и снега
В тех, кто старается быть для людей ярче, светлей, сильней.

4 ноября в «Мумий Тролль» баре состоялся большой московский концерт Сергея Галанина и группы СерьГа. Громкая замануха под названием презентация клипа – всего лишь слова. Конечно, премьерный показ состоялся. Ролик на композицию «Так, только так!», записанную на последнем альбоме «Приметы» дуэтом с Гильзой, транслировался перед началом концерта, но как-то буднично и незаметно. Главное событие вечера проскользнуло фоном. Но иначе и быть не могло, СерьГе не нужны инфоповоды, и уж тем более никакого значения не имеет большой концерт предстоит или малый. Сергей Галанин не умеет выступать кое-где и кое-как. Всё, к чему он причастен, он делает с душой и от души. А значит, каждый выход СерьГи на сцену сам по себе становится событием.

«Мумий Тролль» бар набит под завязку. Молодёжь, толпясь стайкой у входа, комментирует с ухмылкой: «Ааа, старички всё никак не наиграются». Ну, конечно, для желторотиков родом из нулевых, кто угодно покажется старичком. Но песни Галанина как выдержанное вино с годами становятся только лучше. Этот человек создаёт удивительное по своему умиротворению настроение, фонтанируя при этом налево и направо невероятным драйвом. Громко и интимно, тихо и восторженно, задумчиво и бравурно – все несовместимые грани смешались в одном концерте.

К своему стыду, я почти не бывал на сольных концертах СерьГи. Всегда этому что-то да мешало, всегда почему-то откладывал на потом, а надо ходить, ходить здесь и сейчас, впитывая состояние бесконечного праздника.

Плей-лист концерта примерно на треть состоял из композиций, материализовавшихся на последнем студийном альбоме: «Чертёнок», «Приметы», «Блюз Шапито», «Сказочный лес», «Я люблю поезда» …. Что-то прозвучало практически один в один с записью, а что-то напротив весьма упрощённо по причине концертных условий, а может и преднамеренно. Ещё две трети плей-листа – любимые песни, написанные и записанные за более, чем 20 лет существования группы.

По нынешним временам 4 ноября – выходной, странный день календаря, суррогатно заменивший привычную многим поколениям красную дату. «Мне тут напоминают, что сегодня праздник какой-то», — Галанин добродушно улыбается, экспромтом меняя плей-лист. И вот уже концерт открывает оптимистичный шуточный вальс «Я – бурый медведь» с широкими галанинскими интонациями, простыми гармониями и тёплым обволакивающим тембром. Он любит «когда холодно спать», он может «даже пчёл достать». Перечисление не имеет конца и края. Он – это бурый медведь. Он – это автор текста и музыки Сергей Галанин — то ли пехотинец, то ли мушкетёр, немножко хиппи и немного Дон Жуан, слегка Род Стюарт и в большей степени Дэвид Боуи, при этом рокер до мозга костей, но абсолютный джентльмен по складу ума.

В зале сплошной цветник. Лица юные и не очень, но такие все одухотворённые, влюблённые в музыку и в своего героя. Кажется, стоит ему только сказать: «Милая, пойдём!», и каждая вторая, а может быть даже и первая, бросит на произвол судьбы тяжёлую авоську с продуктами и раковину, полную грязной посуды, чтобы угостить героя борщом, а может быть даже махнуть и, бросившись в омут с головой, спеть вместе с ним рок-н-ролл. Самый настоящий «меморандум посуды на пыльных столах»!

Простая, беспонтовая по своей домашнести лексика песен СерьГи притягивает как нечто доступное, близкое и понятное. Очень важно, что не «окно», а «оконце», что не «братья», а «братцы». При этом, находясь в состоянии сложного лексического выбора между «коньяком», «водкой», и, скажем, «виски», Сергей Юрьевич, скорее всего, предпочтёт обойтись без названия вообще. Чувствуете нюансы? По крайней мере, мне кажется, что всё будет именно так.

Приятно, когда фронтмена окружают настолько хорошо гармонирующие с ним и друг с другом люди. И это не только вопрос звучания, но и важность в визуализации образов. Гитарист Сергей Левитин – одна из визитных карточек СерьГи. Вместе с Галаниным он стоял у истоков группы. Строгого Левитина оттеняет эмоциональный басист Сергей Крынский, который улыбается, умудряясь на своём фланге помимо музыки ещё и общаться с публикой. Ударник Сергей Поляков работает самозабвенно. Это самая настоящая эмоциональная драм-машина, это музыкант, готовый рубить на стадионах, но при этом обладающий высокой степенью деликатности и порой так необходимой вежливости и аккуратности. По правую руку от Сергея Галанина соло-гитарист Андрей Кифияк — творческий, увлекающийся музыкант, он то крутится на месте, то поднимает гитару на бедро, делая полшага назад.

Когда СерьГа выходит на сцену, здесь нет первых и нет вторых. На просторной сцене «Мумий Тролль» бара отсутствует зонирование. Взрослые серьёзные мужчины выстраиваются в одну шеренгу, позади лишь ударник. Это редкость на самом деле! Но благодаря такому расположению меняется восприятие: картинка хоть и менее объёмная, но именно своей плоскостной ориентацией придаёт и музыке, и тексту ощущения открытости и контактности.

Звучание СерьГи самое что ни на есть гитарное с запоминающимися риффами, яркими соло и достаточным количеством приятного гудящего бэкграунда. Звук убедительный, свободно плывущий, иногда с лёгким и вкраплениями сёрфа, заполоняющий собой пространство и затухающий без посторонней помощи. «Блюз Шапито» с пафосным настроением мрачного карнавала – хорошее тому подтверждение. Как будто клоуны идут по залу, танцуя лезгинку под пересмешничанье дроздов, а хоровые выкрики с флангов долетают до самых дальних уголков помещения и, отразившись от стен, затихают, запутавшись в закоулках барной стойки.

Галанин верен своему стилю и излюбленным фишкам. Обладая запоминающимся приятным шершавым тембром, он делает упор на необычную фразировку, на вкусные подтяжки гласных. Он акцентирует второй слог, который, выпячиваясь, становится гортанным. Ещё немного, и будет перебор, но Сергей осознанно или неосознанно границу не переходит, в результате чего протяжное открытое «а-а-а-а-а» перерождается в нетянущееся «я» и даже «хъя».

По сравнению со студийной версией «Сказочный лес» звучит упрощённо, зато после гитарного вступления аккомпанемент в куплете превращается практически в реггей, добавляя неожиданного шарма и специй в эмоциональную палитру. Не уверен, что это уместно, но уж что необычно, так это совершенно точно. Кстати, именно так изначально серьёзные композиции, пройдя концертную обкатку, зачастую превращаются в гротеск, в шутку, в шарж на самих себя, когда уже толком и не понять, что первично, а что вторично.

Финальные «Страна чудес», «А что нам надо» и «Мой друг» звучат нон-стопом. Высокий Галанин традиционно горбится у микрофона: полусогнутые коленки, шея вперёд и вниз, по два притопа каждой ногой. С каждой фразой коленки приближаются друг к другу – одна чуть выше, другая – чуть ниже. И вдруг Сергей поднимается на цыпочки, нависает над микрофоном, чтобы потом неожиданно просесть и нырнуть вниз. Для тех, кто не понял — вот она отсечка: эмоциональная, смысловая, после которой уже другая фраза и новая мысль, второе дыхание и иной смысл. Мимика, телодвижения и вокальные манипуляции перемежаются характерной, узнаваемой жестикуляцией руки с зажатым между пальцами медиатором.

Сергей Галанин рисует своих жар-птиц, рисует так, как их видит и ощущает. Однако, волшебным образом вдруг оказывается, что точно так же их видят и собравшиеся, тем самым неожиданно находя себе приют средь темноты и снега…

Андрей Ордальонов, специально для MUSECUBE
Фотографии Екатерины Головиной


Об авторе

Андрей Ордальонов
Андрей Ордальонов


Нет комментариев



Будь первым!


Написать комментарий