Дмитрий Семенищев: «Я лучше сыграю с тем, с кем мне хорошо»

0
19.11.2017 Марина Константинова в КубИнтервью

В один из пасмурных вечеров в уютном и пряном Du Nord, под звуки французского шансона и за чашечкой кофе, проходила наша беседа с джазменом Дмитрием Семенищевым о предстоящем концерте в Анненкирхе, о любви к хорошей музыке северных народов и о счастье.

Дима, твой дебютный альбом выходит под названием «Songs & Stories» . Знаю, что музыканты сталкиваются с такой проблемой, как название альбома или произведения. Были сложности? Почему выбор пал на такое название?

— У меня жуткие сложности с выбором названия всего! Если взглянуть на выбор треков, то я в здравом уме сочинил только один. Он называется «Сломанный вальс». Все остальное – это какая-то чушь. Обычно я приношу на репетиции ноты, на которых не написано никакого названия.

Мне недавно написали, что один очень уважаемый мною американский контрабасист Джон Патитуччи в 2003 году записал альбом, который называется «Song, Stories and Spirituals». И я взял у него первые два слова, вообще не задумываясь об этом, но добавил слово «and».

Для тебя лично в этом названии есть какой-то смысл?

— Некоторые композиции – это, так или иначе, моменты из жизни, истории.

Чем ты руководствовался при написании альбома?

— Скажу честно, что в этот альбом я собрал все лучшее, что сочинял многие годы в стол. Из того, что я насочинял, вырезал то, что не нравится. На всем альбоме всего две песни, которые я сел и написал за 5 минут. Все остальное – это плод огромного труда и поиска какого-то счастья.

В итоге альбом занял последние 3 года. Но собраться с мыслью, все решить и пойти репетировать – месяц.

Какие шаги были сделаны при выпуске альбома?

— Понимание, что тебе это надо. Определение тех композиций, которые пишешь. Потом у нас было 2 репетиции и 2 дня на студии. Они прошли с промежутком в 2 месяца. И часов 7-8 ушло на сведение. Я очень не люблю затягивать. Альбом получился абсолютно живой, мы ничего не монтировали. Почти все записано с первого дубля – это было принципиально для меня.

Я сразу понял, что я хочу, как это будет выглядеть, поэтому особых трудностей не было. У меня много друзей, поэтому мне не составило труда сделать альбом. Обложку, к примеру, мне сделал буквально за 25 минут мой хороший друг поэт Антон Духовской.

У меня есть серия фотографий, которую сняла моя подруга. Фото получились ламповые, делала она их на пленку. И кадр, где я стою с видом на залив, она просто сняла в процессе работы. Я понимал, что хочу именно этот снимок на обложку.

Этому фото уже 4 года. На нем я счастливый: вернулся из Норвегии, увидел близких людей, и мне было хорошо.

В Норвегию ты ездишь…

— …работать! Это совсем неинтересно с точки зрения музыканта: ресторанная работа по контракту. Но такая работа имеет финансовый смысл. Я еду на 2 месяца, чтобы понимать, что я буду спокойно долго после этого жить. Для меня это еще и плюс в том плане, что я отдыхаю в Норвегии, в деревушке на 40 тысяч человек, где всегда царит спокойствие, где приятное общение. Это очень переключает после жизни в Питере. У скандинавов все по-другому, у них никто не ворует, уровень жизни иной.

Как обстоят дела в плане отношения людей к музыкантам?

— Они совсем по-другому воспринимают искусство. Я долго не мог понять, почему. Я являюсь джазовым музыкантом, а в России большинству людей эта музыка не очень близка. В Норвегии любой человек относится к ней или хорошо, или очень любит. Я понял, что у скандинавов нет плохой музыки в средствах масс медиа. Поэтому люди все время слушают хорошую музыку: вкус у них развивают «сверху». И также с английским языком: там говорят идеально, потому что на телевидение показывают все американские фильмы с норвежскими субтитрами. Они все слушают на языке оригинала.

Вернемся к альбому. Он получился очень неординарный, в нем ощущается переплетение эмоций. Интересно, когда ты писал эту музыку, что у тебя происходило внутри? И обращался ли ты к каким-либо композиторам во время работы?

— Конечно же, я не могу назвать себя композитором. Я скажу так: все, что я приношу на репетицию – это основная тема, а то, как песня закончится, то, что происходит в середине, мною не регулируется. Я не говорю музыкантам, что играть во время импровизации. Перед какой-то песней саксофонист задал вопрос об уровне его свободы от 1 до 10. Я ответил: «10».

В этом фишка данного искусства: это живая музыка.

Если говорить о композиторах — Шостакович и Чайковский.

24 ноября в Анненкирхе будет концерт-презентация «Songs & Stories». Кто из музыкантов принимает участие?

— Там получится иной состав: на пластинке есть композиции с вокалом, но вокалистка будет занята, поэтому она не приедет. Я не видел смысла приглашать иного исполнителя. Мы просто сыграем все композиции с альбома в квартете, а также сыграем новое, что я написал. В целом все будет по альбому, но это будет не так, как в альбоме.

Почему выбрал Анненкирхе для концерта? Это сложная площадка.

— Безусловно, мы думали о джазовых пространствах. Но не все хороши для презентации из-за малой вместительности, либо излишней напыщенности. Хочется демократичности.

Я осознаю, что тяжело будет играть в кирхе: там непросто в плане звука. Но для моей музыки это идеальное пространство в плане атмосферы и театральности, где людям будет проще погрузиться в музыку.

Музыканты переходят на электронный формат музыки. Твой альбом будет представлен на диске или только в электронном виде на сайтах?

— Этот альбом уже есть на диске, он лежит дома. И презентация именно к тому, что официальный релиз на всех носителях мы сделали осенью, хотя альбом записали в мае.

Сейчас будет все по порядку: релиз, официальная презентация. На концерте диск можно будет подержать в руках. (Смеется).

Дима, кратко: этапы становления тебя как музыканта.

— Я окончил школу и училище по классу виолончели в городе Кирове. Понял, что мне в разы интереснее играть джаз, чем сидеть в большом оркестре и исполнять указания дирижера.

В Питере я поступил в Спб ГИК, где сейчас иногда преподаю. Играю сейчас с разными составами. Джазовый музыкант, по сути, – это сессионная профессия, занятости очень много. Сентябрь – октябрь играл почти по 30 концертов в месяц. И, естественно, музыканты играют и в ресторанах, на различных мероприятиях. Для меня в этом нет ничего зазорного: я не играю песни про «лабутены» и про «тающий лед».

Знаю, бывает ситуация, когда людям, стыдно за то, что они играют в ресторанах. У меня такой проблемы нет: я всегда играю так, словно на концерте. Если ты можешь заставить людей обратить на себя внимание во время пережевывания пасты, это что-то значит.

Что больше всего ценишь в выступлениях?

— Мне приносит удовольствие совместное музицирование, когда люди пришли не просто делать свое дело, а когда они включены в какое-то общее действие. В этом плане для меня очень важно, с кем я играю: не то, где ты играешь, не что играешь, а с кем!

Я лучше сыграю с хорошим музыкантом в каком-нибудь ресторане, чем с музыкантами не на одной волне со мной на какой-то концертной площадке. Я лучше сыграю с тем, с кем мне хорошо.

Алена Шубина-Лис специально для Musecube

Поделиться через:
Share on VKShare on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on TumblrPin on PinterestShare on LinkedInShare on Reddit


comments powered by HyperComments


Об авторе

Марина Константинова