Костя Битеев. Крафтовый артист*

0
01.12.2017 Александр Ковалёв в КубИнтервью

· «Слово крафтовый (ударение на «а») входит в русский язык и набирает популярность, начиная примерно с 2012 года. Оно происходит от английского слова «craft», которое можно перевести как «искусная работа» или «ремесло». Этим прилагательным часто называют продукты, сделанные не на заводе, а в мастерской, маленькими партиями по индивидуальным рецептам.» (с) https://chto-eto-takoe.ru/craft

Новый романтический герой девичьих грёз Костя Битеев стремительно набирает популярность. Он уже известен далеко за пределами родного Челябинска и Питера (в котором артист живёт уже несколько лет). Начав с душевной пенсии «Щёчки», он выпустил ещё один сингл «Восемь разбитых сердец» и готовит следующую. Легендарный Константин Меладзе называет его хорошим артистом, а такая похвала — знак качества.

Благодарим отель «Садовническая» за возможность проведения интервью и фотосъёмки, а также PR-менеджера Светлану Фомину за организацию встречи.

— Давай начнём с проекта, который положил начало твоей популярности. Я имею ввиду «X-Factor». Почему украинский телепроект, а не российский? Почему не «Голос», например?

— Потому что сами позвонили. К тому моменту на «Голос» я уже дважды подвал заявку и мне второй раз написали с «X-Factor» и попросили снять видео. Снял «на отвяжись», между делом – и забыл. У меня был последний курс Гидрометеорологического университета, курс «Информационная безопасность», диплом – в общем, не до этого. Забыл. Но в мае-апреле вдруг написали: «Костя, через 2 дня сможешь приехать в Киев?». Хорошо, что у меня был загранпаспорт! Я думал полдня. Потратил последние деньги на автобус из Питера до Киева. Приехал. Думал, что будут кастинги, а это оказался уже съёмочный день. Я поехал с гитарой, взял вельветовую жилетку – и сразу же начинаются съёмки, как мы все вместе забегаем в зал. Нам говорят: «Забегайте ещё раз, только улыбайтесь!». Мы забежали ещё раз и только тут я понял, что сидит жюри, идёт съёмка и это отборочный тур начался. У меня было приготовлено 2 кавера: Alicia Keys и U2. Я вышел, спел Alicia Keys, но это вырезали. Я всё время закрывал глаза. Константин Меладзе сказал: «Ты как-то злобно поёшь. Давай ты сейчас будешь смотреть на нас и споёшь что-нибудь ещё». Они выбрали авторскую песню. А до меня выступил Александр Ломия (Джамбази), он спел авторскую песню и зал встал, когда ему аплодировал. Я вышел после него и был шокирован. Поэтому я немного испуганный на видео. Я выбрал девушку в жюри и начал петь «Щёчки», смотря ей в глаза. И поехал домой. Ждал эфира в сентябре. Он вышел. И первые 3-4 дня у меня было около 150 сообщений в день. Началась социальная активность, для меня это было нечто новое. Я делал сигны. Я обещал, за 3 недели накопилось множество желающих и я за один вечер сделал их штук 200.

— Уточню: ты отвечаешь всем?

— Раньше пытался. Сейчас на простое «Привет» отвечать не буду. Если какое-то предложение или интересный вопрос – отвечу. Если банальный вопрос, то посмотрю, кто написал. Девушке отвечу!

Об «X-Factor». Прошло лето. Я попал в полуфинал, пропустив тренировочный лагерь. Я его миновал потому, что Меладзе нажал «золотую кнопку». На съёмках полуфинала было тоже непросто, они проходили с 11 вечера до 6 утра. Рано утром была праздничная обстановка, мы пили шампанское. А затем начались прямые эфиры. 26 сентября меня вызвали в Киев и мы месяц жили на базе отдыха. Ничего особенного не происходило. Я так понял, что это происходило для того, чтобы мы прижились, стали маленькой семьёй. Так и случилось.

— Это же конкурс, практически спортивное состязание. Конкуренция. Неужели так хорошо все поладили?

— Да, мы сдружились. Этим «X-Factor» отличается от «Голоса», к примеру. Там уже 6 сезон. Тебя вызывают, ты приезжаешь на 1-2 съёмочных дня. И ты видишь участников и наставников только на репетиции и на съёмках. А на «Факторе» ты живёшь с людьми 24 часа в сутки. Через месяц, к началу прямых эфиров, ты понимаешь, что были разные ребята. Большая часть участников реально была достойна победить.

— Достойны в плане таланта или человеческих качеств?

— В обоих планах. Там были ребята, которые совмещали в себе всё хорошее. Благодаря этому месяцу соревновательность уходит на второй план. Понятно, что она не пропадает на 100%. И это круто!

— Ты уже имеешь достаточно большой уровень популярности и узнаваемости. Но при этом ты доступен в соцсетях. А люди пишут разные, не всегда адекватные. Ты ещё не пришёл к тому, что нужно как-то дистанцироваться?

— Раньше я радовался всем, кто мне напишет. Со временем я научился фильтровать. Разные люди писали. Были странные люди, которые писали каждый день без всякого смысла. Я могу раздражаться и это не круто, конечно. Но иногда моей деликатности может не хватать. Иногда я могу быть слишком прямолинейным. Даже не знаю, хорошо это или плохо и нужно ли это убирать.

— Ты считаешь, у тебя уже есть сложившийся образ, имидж, от которых не нужно отходить?

— Внешний образ пошёл ещё с «X-Factor» — небритость и так далее. А всё остальное… Многие люди судят обо мне по одному видео в интернете. Кто хочет, может посмотреть разные интервью и понять, что я не какой-то ванильный парень. Я меняюсь. Если год назад в интервью я был достаточно стеснительным, то сейчас становлюсь более напористым, уверенным в себе.

— Мне кажется, тебе нравится перехватывать инициативу.

— Я этому учусь. Это целое искусство. Интервью – это не просто развлечение и приятная беседа, а часть работы.

— А какие вопросы тебя могут раздражать?

— Да пока у меня было не столько интервью, чтобы делать какие-то конкретные выводы. Их было не больше 30.

Пока я не буду слишком категоричным и говорить, что меня что-то уж очень раздражает. Но меня можно смутить. Как-то на радио в Екатеринбурге меня спросили: «Чем ты отличаешься от других романтиков?». Я замялся, не смог ответить. Есть вопросы, которые накапливаются и я понимаю, что на некоторые каверзные нужно иметь заготовленный ответ. А такие, чтобы меня раздражали… Пока таких вопросов не задавали. Буду считать, что я жду такого испытания и постараюсь сдержать негативную реакцию.

— Я прочитал, что до 17 лет ты был достаточно инертным человеком. Это так?

— Это я сам написал. Я не знал, что мне делать по жизни. Пошёл в школу, потом в лицей, потому что мама повела. Ходил на танцы, в музыкальную школу, но сам особенно не понимал, что я хочу. В 17 лет я поступил в институт и уехал из Челябинска в Санкт-Петербург. И тогда я стал задавать себе определённые вопросы: «Что я хочу делать?», «Кем я хочу быть?», «Хочу ли я работать в офисе?». «Конечно же, нет!» — сразу ответил я себе. Я очень долго думал о том, что я хочу попробовать поездить по миру, пожить в разных странах, браться за любую работу. Ещё год назад я был готов уехать в Турцию или куда-нибудь в Азию, играть на улицах. Да хоть мыть посуду или официантом устроиться. Английский у меня свободный. Я изучал турецкий в лицее. Я учился в российско-турецком лицее с 8 по 11 классы. Туда брали не просто умных, а в чём-то одарённых. До лицея я был троечником, там стал учиться хорошо, немного не дотянул до серебряной медали. И там я увидел, что не обязательно быть отличником. У нас были ребята, которые не учились на «отлично», не были зубрилами, но с широким кругозором, очень эрудированные. И при этом они были лидерами в классе. Это было круто, я поверил в таких людей. И тогда меня заинтересовала идея об «универсальном человеке». Я понял, что нужно быть разносторонним. Именно в лицее нас учили, что нужно изучать разные сферы жизни. Уже в институте я стал больше развиваться музыкально, уделил достаточно внимания внешним проявлениям. Изучал языки. Нужно развиваться во всём.

— Насколько должен быть большой охват интересов? От физики до резьбы по дереву? Или всё-таки более целенаправленно: гуманитарные сферы, точные науки?

— Тут нет никаких правил. Если тебе интересно – ты это делаешь. Ты не должен бояться. Хочешь научиться делать массаж – учись! Нет никаких ограничений.

— Ты в Петербурге уже 7 лет. Ты чувствуешь себя петербуржцем?

— Я стал более интеллигентным. При этом я знаю людей слишком интеллигентных и меня это раздражает. Не хочу становиться таким – «слишком». Но я привык к спокойствию, медлительности. Мне это нравится.

— У тебя в Питере есть группа. Как они относятся к тому, что ты сейчас часто заявляешься как сольный артист Костя Битеев?

— Я долго не позволял себе этой мысли и мы были именно группой. Группа «No Strings». Но после конкурса я понял, что придётся везде поменять имя на «Костя Битеев». Ребята отнеслись нормально. Не напряглись потому, что мы всё равно остаёмся группой, которая теперь называется «Костя Битеев и No Strings». Какая разница, как называться? Название нужно оставлять, «No Strings» звучит как бренд. «Костя Битеев» так не звучит. Вот сейчас мы сделали футболки к выходу клипа «Восемь разбитых сердец». Мне кажется, моё имя там не очень уместно. Или в будущем захочу открыть свой бар. И «No Strings» будет отличным лейблом. А ребята не против любого названия, лишь бы играть.

— У вас творчески – рабочие отношения или вы и в остальной жизни близкие друзья?

— Конечно, у меня в голове укрепилась мысль, что мне будет тяжело воспринимать ребят только как музыкантов. Понятие группы сохранилось. Если мы пришли на репетицию, то мы можем посидеть, поговорить о жизни, попить чайку. Можем на какой-нибудь концерт сходить, который нам всем интересен. Если это называется дружбой, то – да, мы друзья. И если на репетицию приходит человек и говорит, что нужно репетировать, а нас тянет просто пообщаться, то возникает неудобная атмосфера. Если, не дай бог, придётся заменять в коллективе кого-то, то я буду искать прежде всего по-человечески хороших людей. Главными качествами будут человечность и музыкальность. Вообще, за 5 лет поменялось всего три человека. Бас, ритм и барабанщик – это костяк группы, изначально. Сейчас мы взяли весёлого парня, очень крутого саксофониста и думаю, с ним мы будем долго играть.

– Ну, ты можешь кому-то из них позвонить в 3 часа ночи со своими проблемами?

— Не каждому, но могу.

Ты автор всех своих песен. После успеха «Щёчек» другие артисты не предлагали тебе писать для них?

— Было. В прошлом году я написал 4 песни на продажу, но они получились такими хорошими, что я подумал, что лучше я себе их оставил бы. Я решил их не продавать. Сейчас мне тяжело подстроиться под кого-то другого и писать что-то на продажу. Я отсылал песни участникам «Голоса», песни понравились. Но мне написали, что я сочиняю так специфично, что это подойдёт не под каждого артиста. Но думаю всё-таки этим заняться. Это же ещё одно проявление себя.

— Это ещё и PR неплохой.

— Для PR я написал бы песню какой-нибудь девушке. Например, Лене Темниковой. И записал бы с ней дуэтом.

— В сети много твоих песен в акустике. Ты все их запишешь в аранжировке?

— Меньшую часть из них. Это умышленный ход. Как мне показалось – выигрышный. Но это – медаль с двумя сторонами. Как бывает: кто-то написал песню, приходит к группе, они пытаются репетировать. Получается здорово. Они идут на крутую студию, скидываются деньгами. Может даже записывают альбом. А потом выкладывается в сеть – и просто лежит там, теряется. Я решил, что буду действовать так: сначала просто запишу песню в акустике и выложу в сеть. А когда пойму, что аудитория растёт, песня востребована – то я запишу её в аранжировке. С другой стороны, люди привыкнут к акустике. Я запишу в аранжировке, а люди уже привыкли к акустическому варианту и им не понравится. Такое уже было и таких людей достаточное количество. И мне самому уже непонятно: реально лучше в акустике или это сила привычки? Но всё равно нужен индивидуальный подход к каждой песне. Вот песни MONATIK: в аранжировке звучат очень круто, а под гитару не звучат. Мой друг сказал, что мои песни можно сыграть и на гитаре, и с инструментами. Мне это очень приятно. Думаю, что должно быть несколько вариантов песен, это неплохо. Просто должен быть один радийный вариант, а остальное пусть люди выбирают сами. Хотя, «радийность» в России – тоже штука странная. Для меня эта мысль вообще кажется странной: что у нас в стране нужно подстраиваться и переделывать песню под определённую станцию. Я знаю случай, когда человек переделал в песне почти всё и всё равно не взяли. Мне эта тема немного неприятна. Я не хочу сейчас сильно ориентироваться под радиостанции. Мне интереснее развивать канал на YouTube, к примеру. Честно делать ту музыку, которую хочу и это скорее зайдёт зрителям, мне кажется. Я хочу, чтобы моя музыка была минималистичной. Мне нравится акустика и я хочу добавлять в неё минимум каких-то инструментов. Тогда будет хорошо. Сильно электронный вариант – это уже ремикс. Я хочу делать такую музыку, чтобы её можно было сыграть живьём с 4-5 музыкантами.

— Ты сторонник живого звука?

— Да, я люблю живой звук. Также люблю необычные звуки. Мне нравятся электронная музыка. Но хочу, что если и записан какой-то семпл, то это могло и сыграться музыкантом в живую.

— Артист должен ориентироваться на мнение поклонников в том, какой должна быть его музыка? Играть то, что от него ждут? Или всё-таки отталкиваться только от собственного видения и предлагать зрителю тот материал, который именно он считает нужным, а там если понравилось – хорошо?

— Сложный вопрос. Это касаемо аранжировок?

— Да во всём. Советчиков всегда много.

— Да, много. Думаю, не стоит их слушать. Нужно слушать прежде всего себя. Но нужно понимать, что если ты хочешь за короткие сроки подняться до определённого уровня и зарабатывать деньги, то первое время придётся играть по чужим правилам. Это не значит, что нужно читать и брать на вооружение каждый комментарий в сети. Но если ты понимаешь, что сейчас лучше выпускать что-то «сладкое» — нужно это делать. Это обычная логика. Я сам так считаю. Я не буду биться головой о стену и доказывать, что я буду делать только определённую музыку. Более взрослый материал, который мне действительно интересен, я буду писать и пока откладывать. Наступит момент, когда все будут готовы и я это опубликую. Сейчас я понимаю, какая аудитория мне нужна и что мне нужно для этого делать.

— То есть, у тебя присутствует не только творческий, но и бизнес-подход?

— Когда я заканчивал лицей, был тест на профориентацию и мне сказали, что я на 50% гуманитарий, а на 50% — технарь. Можно было поступать в ВУЗ любого направления. В музыке я могу подходить к некоторым моментам немного математически. Хотя сам я эмоциональный человек.

— Эмоциональность не мешает? Например, у тебя есть песня про папу — это просто крик души, очень личная история. Надо ли настолько открываться перед слушателями, рассказывая настолько личные истории?

— Так я для этого и занимаюсь творчеством – максимально открыть душу! Но в последнее время я думаю, что нужно мотивировать людей, мотивационные песни писать. Что-то, что настроит на хорошую волну. Например, «Восемь разбитых сердец» — в этой песне есть какая-то грусть, но она светлая. Песню можно слушать с утра, когда только проснулся, и вечером. Атмосферная музыка. Я сам люблю добрую музыку. Когда я вижу, как 15-16-летние девушки слушают, например, агрессивный рэп – мне становится обидно. Нужно видеть что-то прекрасное. Я романтик в душе.

— Ты позиционируешь себя как поп-артист. У тебя есть песня, которая мне очень нравится – «Твоя боль». При прослушивании у меня ощущение, что слушаю MUSE на русском, а это очень далеко от российской поп-музыки!

— Тебе так кажется из-за растянутого вокала. Но я точно никогда не пытался брать какие-то фишки у Мэтью Беллами. Скорее уж у «30 seconds to Mars», Эда Ширана, Джеймса Артура. «Твоя боль» для меня скорее имеет что-то от фолка.

— В интервью ты говорил, что мог бы работать ведущим.

— Просто мне интересно общаться с людьми, которые что-то создают. Да мне интересно с любыми людьми, с которыми можно поговорить! Думаю, что с любым человеком можно о чём-то поговорить. Просто многие теряют себя со временем и начинают мыслить стереотипами. Я бы хотел сделать своё небольшое шоу, на которое приходили бы музыканты, исполняли что-то в акустике, мы бы что-то обсуждали. Мне сейчас нравятся видео западных артистов, где они обсуждают какую-то определённую песню. Артист рассказывает, как и где он её написал. Хотя, может это интересно только тем, кто сам пишет, не знаю. Такой мастер-класс. Но мне интересно, когда приходят ребята и просто в разных локациях играют свои песни. Звучит необычно. Иногда это звучит круче привычного варианта. Мне бы хотелось, чтобы у нас это развивалось. Если бы мне хотелось послушать, например, Диму Билана в акустике, то я сейчас могу найти только выступление на «Авторадио». С фестивалей нормальных видеозаписей нет. Я был на фестивале «Вконтакте» этим летом, потом посмотрел видео. Звук совсем не тот. Наверно, нужно время и этому надо учиться. Хотелось бы, чтобы такое у нас было.

— Ты считаешь, что публике нужно объяснять, что именно, зачем и как ты это написал? Или слушатели должны сами, по-своему понимать песню?

— Я считаю, что каждый может придумать себе свою историю и это круто! Те же «Восемь разбитых сердец» — я добавил немного абстракции, чтобы слушатели могли придумать сою историю, представить в роли героев себя или своих знакомых. Но и рассказать историю написания не будет лишним. Лично мне было бы интересно это услышать. Но может это от того, что я музыкант и сам пишу. Не могу судить с позиции обычного зрителя. Но это как прочитать книгу, а потом посмотреть фильм: ты представлял одно, а режиссер увидел иначе. И ничего плохого в этом нет.

— Сейчас большинство артистов склоняется к тому, что альбомы не очень нужны, хватает синглов. Ты как считаешь?

— Сейчас всё меняется. В этом есть некая крафтовость, чтобы выпускать EP, а не LP. Думаю, мы сделаем EP в ближайшее время. Выпустим ещё один сингл, добавим ещё одну песню и сделаем какую-нибудь акустику, например на «Щёчки» — это и будет EP. Это доступный план, можно сделать к весне. В альбоме я ничего плохого не вижу, просто нужно понимать – надо ли тебе это. Нет смысла просто выкладывать альбом в сеть и всем плевать. В Питере много таких групп, кто так делает. Ребята что-то делают, записывают. И это не оставляет следа. Это должно быть концептуально, нести смысл. На ближайшие 2 EP у меня есть концепция.

— Какая у тебя глобальная цель или мечта как у артиста, музыканта?

— Вот этот вопрос я не люблю. Он не раздражает, но… Мне не нравится слово «мечта» и её у меня нет. Есть небольшие мечтания. Начиная с банальных материальных вещей: я хотел бы обеспечить своих родных. Я бы хотел собирать хорошие залы. И мне хочется не просто общую аудиторию. Не тех, кто услышал одну песню и приходит на концерт только ради неё. Я хочу, чтобы меня слушали люди, способные представить и оценить нечто прекрасное. Чтобы они знали многие мои песни. Я часто с этим сталкиваюсь и не очень это понимаю: у артиста на альбоме 1 хорошая песня, остальное «заполнитель». А вот у многих британских артистов, к примеру, нравится весь альбом. Они нравятся постепенно, со временем, не всё сразу. А в результате ты понимаешь, что в каждой песне что-то есть. Бывает, что ты в течение полугода ты вникаешь по очереди в отдельные песни. Каждая песня – разная и связана с определённым этапом в жизни.

— Может, это зависит от продюсирования? Не секрет, продюсерская школа у нас и на западе сильно отличаются.

— Сейчас всё меняется. Продюсер обязательно должен нести функции A&R-менеджмента (артист и репертуар). Начиная от образа артиста, песни, что сейчас нужно. У нас таких мало. Продюсирование – это нечто более глубокое, чем просто продажи. Должна быть творческая линия. У меня есть хороший продюсер. Это продюсер группы IOWA Олег Баранов. Мне нравится, как он работает. Я не знаю, как работают Константин Меладзе или Максим Фадеев. Но, думаю, они тоже продюсеры именно такого типа. Поэтому они и успешные.

— Почему Константин Меладзе не твой продюсер? Он очень хорошо о тебе отзывался.

— Он сказал мне между строк, что не хочет меня переделывать. Я был готов сотрудничать с ним, пахать день и ночь. Поэтому от его слов я расстроился. Но потом понял, что он бы меня менял. А с Олегом я имею право голоса. Так что всё к лучшему.

— А ты готов к компромиссам ради карьеры?

— Сложный вопрос. У меня всего полгода опыта работы в таком режиме. Пока я полностью доверяю продюсеру. Сейчас я понимаю, что нужно искать компромиссы, чтобы принятые решения устраивали обоих. Находить «золотую середину». Я разумный человек и всегда готов выслушать. Я могу долго чего-то не понимать, но всегда стараюсь это сделать. Я же говорил, что я наполовину технарь и буду стараться понять изо всех сил. Но если нет – значит, нет. Я дипломатичен.

— Как ты относишься к исключительно продюсерским проектам, где артист только выполняет указания руководителя? На твой взгляд, это «живучие» истории или временные?

— Я понимаю, что если ты хочешь сделать себе имя, то нужно под кого-то подстроиться. Если ты понимаешь, что оно того стоит. Ты создашь себе правильный образ. А потом появится возможность проявить своё «я» и ты сможешь это сделать. «На войне все средства хороши». Повторюсь, если лично мне для достижения результата нужно будет что-то изменить в себе, я не буду упираться руками и ногами. Но только если это скажет человек, которому я доверяю в этих вопросах. Тогда я это сделаю.

— А твой образ придумывался или он сложился естественно?

— У меня образ лиричного парня. Я, наверно, сам такой. В моём образе есть некая крафтовость – очень нравится мне это слово. В Питере сейчас много крафтовых интересных заведений. Такой «хэнд-мейд». Опять же, такое часто случается у западных артистов. Вроде бы артист для небольшой аудитории, а собирает огромные залы. Эд Ширан, например. Что-то личное понравилось огромное количеству людей. Смотря какую цель артист преследует.

— Но тебе ведь интересны большие площадки?

— Конечно, я хочу собирать большие залы. Но я пока не понимаю, сможет ли у нас в стране это сделать крафтовый артист. Я стараюсь разобраться. Либо нужно делать всё бодро-попсово, чтобы нога дрыгалась у всех. Либо совмещать с крафтовостью. Такая песня «Восемь разбитых сердец». Если получится совмещать дальше – будет хорошо.

— Что нового от тебя ждать?

— Готовится к выходу сингл под названием «Суперсредство». Я пока сыграл только один раз на телеканале. Выйдет незадолго до выхода клипа. Думаю, всё случится зимой. Будут ли большие концерты в ближайшее время – не знаю, а небольшие проходят каждую неделю в Питере. Любой слушатель может найти меня в соцсетях и там есть вся информация о выступлениях. Всё остальное вы скоро узнаете.

— Напоследок обратишься к публике?

— Подписывайтесь на мой канал на YouTube и ждите много хороших видео в классных локациях на мои авторские песни и кавера.

Александр Ковалев, специально для Musecube

Фоторепортаж Марианны Астафуровой смотрите здесь.

Фоторепортаж Владимира Кальяна смотрите здесь.

ССЫЛКИ:

https://vk.com/idbiteev
https://vk.com/no_strings
https://www.youtube.com/channel/UCQ1KIheWxk3CBZFuGaSzm-A?sub_confirmation=1
http://biteev.ru/
https://www.instagram.com/konstantin_biteev/
https://www.facebook.com/biteev.ru
https://ok.ru/group/54485219082352

Поделиться через:
Share on VKShare on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on TumblrPin on PinterestShare on LinkedInShare on Reddit


comments powered by HyperComments


Об авторе

Александр Ковалёв
Александр Ковалёв