Об истории женских брюк (часть 1) — читать тут

Об истории женских брюк (часть 2) — читать тут

Влияние спорта и брюки чемпионки Виолетты Моррис

Изменения в женском костюме на рубеже XIX-XX веков характеризуются не только влиянием феминизма, но и таких современных реалий, как увеличение внимания к гигиене, защита, сохранение женского тела для исполнения функции деторождения (панталоны становятся частью женского нижнего белья), развитие прогресса, модернизма, англомании (способствовала отказу от корсета и развитию различных видов спортивной активности), авангарда, включающего в себя деятельность интеллектуалок женского пола. Вследствие данных факторов мода упрощается, становится более практичной, приспособленной к динамичному образу жизни граждан.

Спортивный костюм был одним из основных препятствий на пути женщин к занятиям спорта, однако в начале  XX века брюки, по причине своей практичности, безопасности, сменяют юбки в большинстве видов активности (фехтование — снятие запрета на брюки в 1905 году; женская авиация- Элен Дютриё, Элен де Плажино носят юбку-кюлоты, комбинезоны, становясь объектом гламуризации и восхищения). Кроме того, развитие спорта в женской среде проявляется в  его доступности для средних и низших слоев, организации женских спортивных клубов (Femina Sport — 1912), выходе специализированных спортивных газет (Femme sportive (1921), Education sportive femine (1922)), возможности женщин участвовать в Олимпийских играх (с 1900 в соревнованиях по гольфу и теннису), утверждении женских Олимпийских игр, создании Федерации женского спорта во Франции в 1917 году, которая занималась образованием и физическим воспитанием женщин.

Главной проблемой, связанной с популяризацией женского спорта, стал риск потери гендерных норм,  маскулинизации девушек, поэтому спорту противопоставлялись грациозные танцы, чемпионки подвергались гламуризации, феминизации, что превращало их соревновательные выступления в зрелища.

Однако Виолетта Моррис, французская чемпионка во всех видах спорта, член Федерации женского спорта Франции,  была далека от данных тенденций. Она отличалась эксцентричным поведением в ходе игр, носила открытую форму на поле, а в жизни предпочитала мужские костюмы. В связи с этим чемпионка с 1926 года начинает получать предупреждения от Федерации, в которой в то время организуется комиссия по морали, призванная контролировать и предотвращать непристойное поведение спортсменок. Моррис игнорирует требования Федерации, в результате чего подвергается исключению, запрещающему ей участвовать в официальных спортивных соревнованиях.

С февраля 1930 года начинаются судебные слушания по делу Моррис. Сторона защиты приводила следующие доводы в пользу допустимости поведения спортсменки: ношение брюк облегчало занятия спортом и соответствовало стилю жизни подзащитной, брюки являлись одеждой прогресса, стремящегося к достижению равенства; брюки-приличная одежда, закрывающая ноги; ношение брюк было привычкой Моррис со времен участия в войне; Федерация допускала возможность ношения брюк на стадионах.  Сторона обвинения говорила о том, что поведение Морис вредило имиджу Федерации, портило представление о женском спорте в глазах общественности, уличала спортсменку в неискренности, приписывала нарушение запрета о на ношение кюлотов на улице. Суд, в итоге, дает Федерации основания запретить спортсменке носить брюки, выносит отказ в удовлетворении иска против Моррис и присуждает ее выплатить судебные издержки. Виолетта крайне негативно отзывается о данном постановлении и в целом о политико-культурной ситуации в стране и решает принять самую агрессивную форму вирильности, устанавливая отношения с нацизмом, за что будет расстреляна группой «Сюркуф» в 1944 при в ходе засады на нее.

Таким образом, брюки Виолетты Моррис станут символом самого худшего понимания гендерного равенства, когда женщина, несмотря на усилия движения суфражисток и влияние Первой мировой войны, для обладания малейшим политическим и социальным статусом должна практически превратиться в мужчину; и самого лучшего представления о спорте, заключающемся в безудержном преодолении, разрушении себя и своей природы.

2) Брюки в межвоенный период (1914-1960)

В период Первой мировой войны отношение к маскулинизации женской одежды меняется на менее критичное, что объяснялось военной необходимостью и отсутствием «преступных» намерений в данной практике. Брюки могли восприниматься как обычная часть повседневного костюма женщины, работающей в тылу, как комическая деталь, как предмет эротизации женщины (обтягивающие брюки), как ассоциация власти и «обретения силы». Несмотря на стремление властей  умиротворить отношения полов, уменьшить волнение, вызванное изменениями, влияющими на гендер, напряжение между мужчинами и женщинами сохраняется, что проявляется в негативном восприятии избыточной маскулинности (например, негативное отношения мужского военного коммандования к женским батальонам смерти Марии Бочкаревой [1] ), которой предпочитали успокаивающую, сдержанную, несексулизированную женственность. Но нельзя не отметить, что костюм распространяется как «униформа тыла», поэтому функциональность, умеренность и практичность ценятся наравне с феминностью.

Послевоенный период характеризуется неким кризисом в системе ценностей, в результате чего изменяется представление о моде, которая начинает отдавать предпочтение андрогинности, энергичности и молодости. Основными критериями, предъявляемыми к одежде, в эпоху «безумных лет» становятся рациональность, простота и логика, что непосредственно связано с фигурой Шанель, которая привлекает внимание к простым, свободным силуэтам, ношению мужских пиджаков и широких брюк.  Эта революция облика, происходившая в 20-е годы XX века, с одной стороны, была связана с феминизмом, с другой, характеризуется враждебным отношением участниц данного движения к отождествлению женской идентичности с образом мужчины, приводящей к дестабилизации гетеросексуального порядка. Поэтому брюки считались символом лесбийского начала, маскулинизации, отсылающей к гомосексуализму.

Стоит отметить, что мода принимала брюки только в определенных условиях, они были одеждой домашней, пляжной (пижама, широкие пляжные штаны) и спортивной. Постепенно полемика в отношении образа «девушки-гарсона» приходит к консенсусу, отождествляя его с соединением рациональности, женственности и сексуальности (брюки Марлен Дитрих и Греты Гарбо).

В годы Второй мировой войны женские брюки в силу своей практичности становятся частью униформы, а после войны превращаются в элемент образа естественной, соединяющей в себе мальчишескость и женственность, девушки (Одри Хепберн). В 50-е годы, в эпоху обновления женщины, брюки начинают представать в различных интерпретациях: обтягивающие женственные в Англии, свободные джинсы в Америке, которые постепенно входят и во французскую моду (Бриджит Бардо, Франсуа Саган). Несмотря на это кутюрье избегают использования данной разновидности одежды (кроме Живанши, предложившего курортные брюки, доходящие до лодыжек), более востребованным считается стиль new look, отражающийся в женственных силуэтах платьев от Диор.

В разгар Холодной войны брюки на западной стороне «железного занавеса» становятся элементом образа свободы, на восточной стороне- объектом запрета, который символизировал буржуазную моду и эксцентричность, что не соответствовало советской идее уравнения (советская женская мода вдохновляется стилем new look, соединяя его с требованиями практичности, утилитарности и естественности).  В связи с восточной  идеологией трудового уравнения, привлекающего женщин к серьезному физическому труду, вестиментарные маркеры остаются без изменений, а политическая власть продолжает быть прерогативой мужского пола.

 

3) Признание женских брюк.

Начиная с 60-х годов XX века мода, приобретающая все больший интерес и внимание со стороны общества и активно транслирующая политико-культурные реалии, становится основной сферой, устанавливающей манеру одеваться, что относится также и к ношению брюк.

В 1960-х женские брюки постепенно становятся частью коллекций от-кутюр и прет-а-порте. Данная тенденция может объясняться намерением  женщин подтвердить свое право на равенство за счет ношения костюма, что учитывается в дизайнерских концепциях. Ив Сен-Лоран был одним из первых, кто заметил это стремление и решился создать аналог мужского набора одежды для женщин (придумывает женский смокинг[2], куртку-сафари, плащ с капюшоном и тренчкот — символы власти, empowerment’а). Кутюрье уверен, что именно в брюках кроется женственность, таинственная дуальность мужского и женского, придающая прекрасному полу шарм и кокетство, а также считает, что свобода и равенство заключены не в брюках, а в той особе, которая их носит (примеры «естественных феминисток» — Катрин Денев, Мелина Меркури).

Интересно, что брюки обретают массовую популярность во время появления мини-юбки — инновационного символа 60-х годов. Теперь брюки-джинсы становятся атрибутом субкультур, уличной моды, ассоциируются с сексуальным освобождением и богемным образом жизни (движение хиппи конца 60-х), что характерно в основном для США и Англии, во Франции же при господстве прет-а-порте люксового класса, начиная с 1966 года, марка New Man занимается создание вельветовых обтягивающих брюк-унисекс разных расцветок. Все это способствует возникновению стремления молодежи посредством моды избавиться от гендерных и половых ограничений  (популяризация образа студентки, космонавта). Мода становится полицентричной, разнообразной, доступной, развивается снизу вверх, становится массовым движением (появление прет-а-порте).

Брючные образы обозначали не только приверженность той или иной субкультуре, но и принадлежность к определенным политическим взглядам, что непосредственно связано с развитием феминистического движения в 70-е годы (вторая волна феминизма). Активистские организации того времени (Движение за освобождение женщин) возникали в период распространения моды хиппи, поэтому отличались разнообразием и персонализацией внешнего облика своих членов, выражающего стремление к отказу от гиперфеминности в одежде.  С развитием унисекса в 80-90-е годы феминистки отождествляют себя с лесбиянками (а именно с бучем — активной стороной лесбийских отношений), воспринимающимися как проявление «женской мужественности». В целом, унисекс преимущественно оценивался как мера комфорта, в которой прослеживалось желание женщины быть равной мужчине[3].

Окончательное признание женских брюк на западе можно датировать 80-ми годами, когда году брюки приобретают статус самой продаваемой одежды среди всех возрастов и социальных классов. Такая популярность и осовбождение от гендерных коннотаций данного предмета одежды в пользу показателя индивидуальности и социальной успешности объясняется, прежде всего, духом времени: молодостью, изменяющимися общественными запросами, американофилией, любовью к современности; формированием новой волны феминизма, ликвидацией церковного влияния на светскую жизнь, сексуальной революцией и стремлением к компромиссу (которого достигают и  в вопросе преимущества ношения этой детали одежды). Утверждение права носить женщинами брюки, их распространенность в повседневности приводит, как это не парадоксально, к проблеме ношения юбки, которая ассоциируется с плохой репутацией и излишней сексуализацией женского тела. В связи с тем, что брюки стали обязательными, они лишились той ценности, связанной с воинственным прошлым. И уже сегодня именно юбка для многих становится одеждой сопротивления, инструментом борьбы за право на женственность, за возможность избавления от «дифференцирующией валентности полов» (разница между полами одновременно является иерархией полов), являющейся принципом современной  организации полов.

[1] О. Хорошилова Андрогины Великой войны// Теория моды Одежда. Мода и гендер. №38, 2015-2016. Точный адрес статьи: http://www.nlobooks.ru/node/6708#_ftn1

[2] Вещи-легенды: модное наследие Yves Saint – Laurent. Marie Claire. Дата просмотра: 16.07.2017 (http://www.marieclaire.ru/moda/veschi-legendyi-modnoe-nasledie-yves-saint-laurent/)

[3] Арнольд Р. Мода, желание и тревога, М.: Новое литературное обозрение.

Материал подготовила Валерия Панева.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.