Мне предложили сделать интервью с молодым артистом, а оказалось, что его творческая история насчитывает около 15 лет. Достаточно долгий перерыв в музыке, пара смен псевдонимов и знакомьтесь – 8ADIM! Мы встретились в офисе компании «Noah Music», одним из руководителей которой он является. Обзорные окна на Москву-реку, современный деловой дизайн помещения, огромная плюшевая панда в углу и грандиозные планы. О творчестве, азарте и видение мира.

8adim

— Давай начнём с твоей истории. У тебя в третий раз поменялось сценическое имя. Изначально ты был MIDWAY, затем VadimMilli, теперь 8ADIM. Зачем столько ребрендинга?

 

— Мой самый первый псевдоним MIDWAYпоявился достаточно спонтанно. В своё время многие играли в компьютерные игры, я – в том числе. Есть игра «MortalKombat». «Midway» — это название компании разработчика-дистрибутера, Ко мне это имя прилепилось случайно. Однако, когда понял его реальное значение, задумался о том, что «Как корабль назовёшь – так он и поплывет». Есть такая штука, что если следишь за жёлтыми машинами, то начинаешь замечать их везде. Я стал замечать, что какие-то дела останавливаются на середине, и я не могу их продолжать. Моей первичной целью после окончания школы был заработок. Много предпринимательских историйот продажмультимедиа софта своим однокурсникам в Великобритании, где я учился, до скупки и перепродажи бриллиантов. Я связал свой псевдоним со словом «Milli», наверное, я хотел кармически привлечь успех. У меня есть песня с Artik – «Караты», в ней я как раз касаюсь ювелирной тематики. Сейчас, спустя 10 лет после последнего релиза под именем VadimMilli, встал вопрос о ребрендинге. Мы придумали эту тему с написанием цифры 8 в имени.

 

 

— Так все-таки восьмерка, не знак бесконечности?

 

— 8 – сакральная цифра. Она символизирует удачу, неограниченность возможностей. Не хочу сказать, что делаю на этом сильный акцент, плюс звучит просто — «Вадим».

 

 

— От MIDWAYдо 8ADIMмузыкально ты тоже очень сильно изменился, как и в смысловом наполнении.

 

— Я сторонник полярных взглядов на мир. Для меня существует ответственность за контент, который я распространяю. Я понимаю, что иногда это идёт в разрез с популярностью. Зачастую то, что деструктивно, вычурно имеет больше шансов на выходы в тренды с меньшими вложениями. Есть притча про убийцу и художника: убийцу после 7 кругов отправляют исправляться на землю, а художника сразу в ад. Художник спрашивает, почему так, а Бог ему отвечает, что он даже не представляет, скольких людей он совратил своим творчеством. К тому же, я склоняюсь к убеждению, что помогают только созидательные практики продвижению тех или иных идей, мыслей. Если говорить о текстах, то я стал более аккуратен в том, что я пою. Поэтому я пою о любви, об отношениях. О том, что близко людям. Не хочу объединять артиста-человека и его образ. Думаю, что наталкивая людей своими песнями на насилие, беспорядочный секс, саморазрушение – артист не прав. Некоторые песни – в своём роде издевательство над людьми. Есть музыка, которая для меня сравнима с газировкой – она заставляет моё тело двигаться, она сладкая и приятная, но в последствии — разрушает. И через 10 минут снова пить хочется. Такие яркие вспышки обречены на быстрое забвение – сладкого хочется, но никто не будет питаться только им.
Одновременно с этим могу отметить Мота, например. Его образ очень собирательный. Он очень правильно поставлен и пропагандирует ценности, достойные продвижения. При этом там нет приторности. Наверно, поэтому он набрал аудиторию не взрывообразно, но она постоянна.

 

— Если чётче: дать зрителю позитив или подтянуть выше?

 

— Наверно, в первую очередь я хотел бы давать музыку настроения. Я не хочу позиционировать себя как рэпера-фристайлера/текстовика, поднимающего резонансные темы, вызывая рефлексы чёрно-белых установок. Я хочу делать музыку, которая будет соответствовать мне. А мне нравится танцевальная музыка. Особенно в преддверие лета. Но я не говорю, что сейчас выпускаю ту музыку, на которой я остановлюсь. К лету готовлю EP из 6 песен, куда войдут и те треки, которые уже были выпущены. Сейчас мы сняли видео на песню «ZOMBIE». Она супер танцевальная. Мы взяли за основу а-ля вирусныйтанец, вокруг которого всё построено. В клипе снялся Антон Пануфник из шоу «Танцы» . Для меня — это эксперимент, раньше я такую музыку не делал, но мне она нравится. Меня с ней плотно познакомил продюсер «Гурман» . Он её хорошо делает. Он мне показал кое-какие биты и я понял, что хочу попробовать.
Возвращаясь к пластинке: наверно, это будет один из финальных шагов в рамках именно такой музыки. Думаю, что к зиме будет что-то совершенно новое.

 

 

— Ты мыслишь каждый раз новой отдельной историей?

 

— В условиях насыщенности рынка и бесконечных потоков, думаю, что ребрендинг — основа бизнеса в разумных пределах. Если говорить о проектах – это постоянное движение, постоянное обновление. Внешний вид, логотипы – и в музыке тоже самое. Привязывать себя к очень чёткому и вычурному образу небезопасно. Всё меняется. Нужно давать то, что каждые 3-4 месяца может трансформироваться. Наверно, отступать от идеологии образа не следует, перепрыгивая от пранкера к лирику. При этом стилистическая адаптация музыки должна быть. Сейчас не время имён, а век звучания. Каждую неделю появляются «фрешмены», ты их слушаешь, любишь определённую песню. Есть композиции, которые мне нравятся, но я даже не знаю, кто их исполняет.

 

— Такая поточность, общая соревновательность и погоня за трендами не убивает непосредственно творчество?

 

— Моё мнение, что приверженность одному стилю только ограничивает. Я не говорю, что мы гонимся за трендами. Та музыка, которую мы заканчиваем данным EP – латинский урбан, афросвинг и так далее – она едва ли у нас является трендовый. Это больше эксперимент. Я старался показать, что вообще возможно делать. Это не погоня за конкретным стилем. Есть эпохи. К сожалению, сейчас эпоха эмоций. Рефлекс, который у тебя вызывает контент или фотография. И на восприятие остается очень мало времени. Раньше, например, «Boney M»слушали десятилетиями. Сейчас артист появился – его отслушали – он пропал. Появились новости, многие ушли в том и в этом году. Через минуту начинал говорить весь интернет. Поговорили день-два, всё быстро ушло на второй план, несмотря на то, что это были личности-эпохи в моде или в музыке. К сожалению, это реальность, в которой мы живём. Поэтому есть проблемы продюсерских проектов – готовя собирательный образ, к моменту реализации можно понять, что уже не так интересно. Хотя, остаётся вариант, что ты можешь выпустить продукт, который изменит рынок. Сейчас нужно делать проекты, которые можно быстро трансформировать. При этом придерживаясь своей единой идеологической линии. Думаю, что умение трансформироваться – тоже своего рода стиль.

 

— «8ADIM» — это продюсерский проект «Noah Music» или ты самостоятельный артист?

 

— «Noah Music» — наш молодой лейбл, в котором, помимо артистической работы, я веду большую часть менеджмента. У нас матричная система управления, никакой диктатуры. Не могу сказать, что моё творчество занимает подавляющее количество времени, немало забирает идеологический корабль, в который мы постоянно ищем и приглашаем новых артистов. Но я не хочу забывать про своё творчество. И буду продолжать реализовывать то, что мне обязательно нужно.

 

— Я часто задаю этот вопрос артистам и мнения сильно различны. Вопрос: насколько артист должен быть зависим от мнения, вкусов и ожиданий своей публики? Степень открытости какая необходима?

 

— У меня чёткая позиция: я дифференцирую жизнь публичную от жизни личной. Но я за максимальную открытость образа. Если ты что-то даёшь людям, то лучше, чтобы это было искренне, исходя из твоих переживаний. Возможно, даже в ущерб какой-то популярности. В своих рамках я против каких либо провокаций, любого надумывания. Я за то, чтобы фундамент творчества закладывался из личных историй. В случае успеха такой подход может дать взрыв интереса. В случае придумывания ты всегда рискуешь остаться только ассоциацией. Я бы никогда не пожертвовал своими принципами в пользу популярности.

 

— А ожидания публики? «Старик, неплохо, но мы другого от тебя хотели». При выпуске следующего сингла будешь на эти комментарии ориентироваться? Или артист должен всегда предлагать своё видение?

 

— Сейчас всем коммерческим организациям, лейблам нужны цифры, которые они будут показывать. От этого мы не можем уйти. Наверно, я нахожусь в том положении, когда я именно я могбы себе позволить отойти от того, что мне следовало бы надеть, сказать или спеть. Не скажу, что это правильно. Но в рамках своего творчества я чаще буду пытаться показать то, что людям может понравиться именно по моему мнению. Но! 2 лайка и 10 прослушиваний – это не то, что я хочу. Все мы – люди рациональные и никто до крайности доходить не будет.

 

— За кадром ты много рассказал о своём занятии коммерцией – ты занимаешься бизнесом много и разнопланово. Вопрос: если ты дойдёшь до уровня популярности, что в день выхода клипа на YouTube у тебя сразу миллион просмотров и есть как минимум два коммерческих концерта в неделю, то ты захочешь сосредоточиться исключительно на своей музыке, не запариваясь менеджментом или любой другой деловой деятельностью?

 

— Думаю, что когда дойдёт до таких позиций, то откроется ещё больше возможностей для коммерческой самореализации. Потому, что это всё меньше будут привлечённые средства, а всё больше свои, которыми я могу рискнуть. И нырять в те предприятия, в которых я не стал бы рисковать чужими деньгами.

 

— Ты вообще по натуре авантюрист?

 

— Однозначно – да! Я очень азартный человек. Если я выиграю миллион на рулетке – поставлю всё на зеро, выиграю и…поставлю снова. К сожалению, это моя история. В своё время я был зарегистрирован во всех онлайн казино. Потом писал им письма, чтобы меня оттуда исключили и больше никогда не принимали. Вплоть до того, что в некоторых странах у меня есть запрет на вход в казино. Видимо, моя реакция на проигрыш оказалось слишком эпатажной.

 

 

— Ты не похож на скандалиста.

 

— Видимо, я выглядел слишком угрожающим, даже в отношении самого себя. Я никогда не причиню вред кому либо, но разозлиться могу очень не слабо. Даже если мне нагрубят, я из тех людей, которые выдохнут, помедитируют, но себя остановят, лица бить не полезу. Полезть в драку я могу только в случае опасности моим близким людям. Так что, в казино на крупье я не кидался, но швырнуть что-то мог. Пару раз попадал.

 

— Расскажи подробнее о вашем лейбле «Noah Music».

 

— На данный момент, помимо меня, у нас есть еще несколько артистов. Артём Догма — очень глубокий, интеллигентный, духовный, сентиментальный персонаж не только в музыке, но и как герой. Артём прошёл интересный жизненный путь. Есть Илья Бланко – он бунтарь, эпатажный, яркий. Большая часть тела Ильи покрыта татуировками, музыка – провокационна. Сейчас мы готовим релиз его композиции «Зае**ли!», что точно характеризует его творчество. Также есть самая юная артистка нашего лейбла LILA, делающая музыку для молодой аудитории. Красивый поп. Её композиция «Топчик» (ещё до прихода на наш лейбл) заработала более 5 000 000 просмотров в ВК. Мы находимся в постоянном поиске новых имён. Работаем целыми днями, встречаемся с артистами, слушаем демо. Находимся в стадии подписания контрактов ещё с 3 исполнителями. Эта та деятельность, на которой мы хотим акцентироваться – поиск нового.

— Какие у вас требования к новым артистам и что вы им предлагаете со своей стороны?

 

— «Noah» — в переводе Ной. Если посмотреть на наш логотип, то люди увидят слово«Noah» в виде судна, оно же – ковчег. «Music» — то, что в ковчеге. Все знают, что в ковчеге были собраны разные представители фауны. Идея в том, что мы хотим дать возможность представителям самых разных жанров, стилей, идеологий попробовать себя своём амплуа, которое он хочет продвигать. Поэтому от артиста мы требуем прежде всего самобытности. Хочется, чтобы человек понимал, что он делает, был адептом своего стиля, был понятным и отчётливым. Мы не склонны работать над артистом с точки зрения контроля. Хочется, чтобы артист показал себя. Мы – инструмент, который поможет ему это сделать качественно. Музыка, фото, видео контент.

 

— Как Баста: «Я даю вам площадку, дальше – зависит от вас»?

 

— Примерно так. Конечно, есть определённые ограничения. Они минимальны и зачастую на творчество никак не влияют. Мы требуем, чтобы не было негатива и дискредитации лейбла. А творческой свободы – предостаточно.

 

Как лейбл мы предлагаем продвижение, традиционный маркетинг: размещение, посевы, публикации, съёмка клипов. Размещаем на цифровых площадках, стараемся артисту дать максимум возможностей показать своё творчество. Под каждого артиста организуем подкаст, где он может реализовать творческие идеи помимо музыки. Например, Артём Догма очень интересно читает прозу, периодически делаем видео выпуски. LILA делает акустические каверы с красивой студийной съёмкой. Ограничений в творчестве нет. Только идеологические. И, конечно, здравый смысл.

 

 

— А если придёт бездарная девочка с чемоданом денег и захочет быть «звездой» — возьмётесь?

 

— Мы выстраиваем идеологию, имя и репутацию. Нам нужно донести себя до широких масс, сделать бренд узнаваемым, закрепиться на рынке. Истории с чемоданами будут отнимать слишком много сил и времени, которыми мы не можем разбрасываться. Сейчас нам это неинтересно да и в дальнейшем, когда ресурс будет выверен и устойчив, то вряд ли такие истории пойдут под эгидой бренда. И потом, наша деятельность не будет исключительно музыкальной. К лету мы планируем сделать официальное открытие нашего пространства «Noah Music». Изменим интерьер и хотим летом делать серию практически закрытых вечеринок, приглашая людей из индустрии, творческих личностей. В планах – сопутствующие музыкальному бизнесу ответвления: еда, одежда, развлекательные мероприятия, но музыка – это ключевая тема. В конечном счете «чемодан денег» нам принесет не какая-то девчонка, а творчество, в которое мы верим.

 

— Я видел, что вы строите студию.

 

-Да, мы делаем свою студию, сейчас она на стадии отделки. Из рубки этой студии во время записи видно Москву-реку, набережную, Кремль. Это вдохновляет. Я такого ещё не встречал. Обычно студии где-то в подвалах, тёмные и закрытые. А наша студия на крыше. К тому же, дизайн в бирюзово-голубом цвете, всё в идее ковчега и морской эстетике.

 

— Хочется спросить: а как ты отдыхаешь?

 

— Я приверженец полной, тотальной депривации. Есть загородный дом, в котором хамам, бассейн – и я там сижу со своей собакой, оставляя включенным только один телефон «для своих». И, конечно, поездки. Очень люблю горы, Азию. И джунгли! Также по духу и своей простоте мне очень близка Греция. Иногда очень хочется остаться там жить. А в последнее время люблю строить планы объездить родственников по всей России. Неожиданно взять билет и умотать в Казань – легко! Поездки меня вдохновляют.

 

Александр Ковалев, специально для Musecube
 

Фоторепортаж Владислава Бедяева смотрите здесь.

 
ССЫЛКИ:

https://vk.com/8adim

https://www.instagram.com/8adim/

https://www.youtube.com/channel/UC8ZAQynVXjemw_h4nV8k0RA

https://www.instagram.com/noah_music_official/

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.