«Покажите мне человека, который не ошибся ни разу в жизни, и я покажу вам человека, который ничего не достиг», — говорила Джоан Коллинз. Московская группа «Команда Баг» изначально признала себя ошибкой современного российского шоу-бизнеса. За три года существования группа успела выпустить альбом, съездить в тур вместе с проектом Classic Rock All Stars, разогреть концерт Black Sabbath. А 27 мая они откроют выступление Scorpions. Мы встретились с вокалисткой Александрой Бочкаревой перед фестивалем «Майский взлет» и расспросили ее о телевизионных шоу, цирке, новом альбоме и волнении. bag

— Здравствуйте, Александра! Команда Баг… Пожалуй, не будем обращаться к истокам возникновения названия. Кто важнее: команда или Б.А.Г. – Бочкарева Александра Германовна?

— Команда, конечно. Я без амбиций по поводу того, что именно я пою. С меня начиналось: я же собирала группу. Поэтому ребята сказали: «Саш, давай назовем так».

— А инициалы других участников рассматривались?

— Нет. Это решение без меня приняли. Точнее оно было принято со мной, но не мной. А я с мальчиками не спорю.

— В вашем пресс-релизе написано, что группа работает по стандарту: студийное звучание утонченное и даже немного модное, а в основе концертного звука лежит студийная энергетика. В студии приходится эту энергетику заглушать?

— Нет, не приходится заглушать. Я объясню. Мы работаем, как работают на серьезных больших студиях. Вся музыка придумывается и пишется на студии: каждый приходит и отдельно прописывает инструменты, саундпродюссер всем этим руководит, и получается конечный продукт. И только потом мы садимся репетировать живую версию. На концертах стараемся звучать, как на пластинке.

— Иногда, когда творчество группы не вписывается в какие-то рамки, ее участники придумывают свой жанр. Например, я общалась с представителями хипстер-рока, викторианского гранджа. А какой жанр вы бы придумали для себя?

— Всеобъемлющий рок. У нас есть джазовые песни, и фанковые, и блюз-роковые. Есть поп-роковые вещи. Как я всегда в интервью отвечаю: «Вот что в голову придет, то и пою». Потому что музыка, мне кажется, уже давно не имеет отдельного направления. Все сильно замиксовалось.

— У групп часто бывают любимые темы или даже образы, которые проскальзывают из одной песни в другую. Есть ли такие темы у команды БАГ?

— (после небольшого раздумья) Мне кажется, нет. Что касается песен… Каждая из них по-своему рождается – отдельный ребенок. А что касается концертной работы… Каждый концерт разный. У нас нет стандартов, по которым нужно обязательно работать. Все зависит от зрителя, от площадки, ну и, от внутреннего состояния.

— На пресс-конференции на МотоМалоярославце 2014 вы были в неком урезанном составе – без гитариста и бэк-вокалистки.

— Мы не были в урезанном состоянии. Второй гитарист присутствовал. Просто в этот день он женился, и мы его с пресс-конференции отпустили. А бэк-вокалистка в этот день очень сильно заболела.

— Вы быстро перестраиваете работу, когда кто-то заболевает или уходит?bag

— Хорошо, что мы уже три года работаем в одном и том же составе. Если кто-то из музыкантов сильно заболевает, то либо он приезжает в этом состоянии, либо мы отказываемся от концерта. Мы держимся вместе – мы же команда. Как правило, даже если ребята болеют, они приезжают работать в любом случае.

— У «Команды Баг» широкий спектр выступлений на различных мероприятиях. Вы были официальным лицом боев без правил…

— Да, и остаемся.

— Замечательно. Вы выступали и на фестивале, посвященном дню памяти Александра Невского. Где золотая середина, в которой вам комфортнее всего выступать?

— Для артиста не существует понятия «золотая середина». Везде есть зритель. А уж как мероприятие назовут и чему оно будет посвящено – это неважно.

— В юности вы занимались цирковым искусством. Этот факт как-то влияет на выступления?

— По поводу цирка можно давать отдельное интервью. Цирк – особый мир. Я очень благодарна ему, потому что он научил меня терпению, трудоспособности и командному духу. Цирк – это одно из самых чистых искусств, потому что там под фанеру не прыгнешь.

— А вам приходилось прыгать?

— Много чего делала. Я особо не афиширую, но информация стала просачиваться. Да, помогает. Я от многих уже слышала, что достаточно нестандартно веду себя на сцене, не как основной вокалист. Цирк наложил свой отпечаток, да и училище хореографическое. Все в комплексе. Я вообще считаю, что артист – понятие комплексное. Человек должен и уметь танцевать, и владеть актерским мастерством, и вокалом, и инструментом. Тогда в симбиозе все это дает очень хороший результат.

— А что подтолкнуло вас поучаствовать в «Главной сцене»?

— Мы пробовались не только на «Главную сцену». Сначала мы прошли на проект «Артист», но, к сожалению, его закрыли. Хотя нам уже была назначена репетиция с оркестром. Почему мы пошли в эту сторону? Потому что, во-первых, не буду скрывать, что медийная ситуация важна для дальнейшего развития группы. Группам приходится выживать: чтобы записывать песни, репетировать нужна финансовая составляющая. А во-вторых, мы хотели попробовать свои силы, и просто интересно было поучаствовать в телевизионном проекте, интересно поиграть с оркестром, интересно посмотреть, как все там устроено. А почему нет? Если мы можем играть в группе, почему мы не можем пойти туда? Я скажу больше. Нас пригласили в «Главную сцену» на следующий год. В этом году участвовали только солисты, а я принципиально пошла с группой.

— А какие песни вы выбрали для кастинга?

— Ой, да много. Там такие жернова… В одной кабинке поешь, потом в третьей, пятой, десятой… Надо еще выдержать! Восемь часов стояли, потом в тридцати трех кабинках спела, и только потом с музыкантами подошли к главной сцене. Мы пели авторский материал (2 песни), из каверов – Дженис Джоплин и Сьюзи Кватро.

— Расскажите историю с записью песни «All was left behind» с Джоном Караби, вокалистом Mötley Crüe.

— С Джоном мы познакомились на «Battle of the band», где он был в жюри. Потом мы с Classic Rock All Stars ездили в тур, и сдружились. Он приехал в гости к нам на студию, мы показали ему материал, сказали, что хотели бы попробовать записать песню в английском варианте. Попросили его показать, как это и что это. В итоге он сказал: «А давайте вместе запишем». Он спел свою партию, я – свою. По сей день мы общаемся, пересылаем друг другу какие-то материалы, советуемся. Джон сейчас, к сожалению, пока не может приехать в Россию, поскольку сидит в жюри «American Idol». Насколько я знаю, в октябре он должен приехать в Москву. И мы готовим еще 2 совместные песни. Чисто для себя. Если народу понравится, будет круто.

— Буквально через считанные дни пройдет ваше выступление на разогреве Scorpions. Сейчас, имея за спиной большой опыт не просто выступлений, а выступлений перед группами мирового масштаба, вы меньше волнуетесь?

— Волнение не может быть меньше, иначе ты перестаешь быть артистом. Волнение присутствует всегда. Степень ответственности выше. Очень сильно волнуешься и переживаешь, но все заканчивается в тот момент, когда ты переступаешь порог сцены, потому что там происходит своя магия.

— В прошлом году о выступлении на разогреве Black Sabbath вы узнали за 3 дня до самого концерта. В этот раз времени у вас было больше. Как происходила и происходит подготовка?

— Да, в этот раз мы все узнали заранее. Мы подписали контракт – рекламный и другие. Репетиции никто не отменял – они идут в плановом режиме. У нас идут плановые концерты. Продолжаем писать второй альбом. А сейчас ездим по радиостанциям и телеэфирам в поддержку концерта.

— Будете ли вы играть кавер на Scorpions? Или исполнять песню группы, непосредственно перед ее выступлением, это слишком?

— Нет. Я считаю, что это моветон. Надо либо сыграть кавер круто, либо вообще не исполнять. Мы сыграем свой авторский материал, за который нас и выбрали. А песни группы Scorpions очень круто сыграют сами Scorpions.

— Меняется ли сет-лист в зависимости от группы, перед которой вы выступаете?

— Сейчас он поменяется немножко. В него добавятся новые песни. Мы еще не знаем до конца, какой именно у нас будет сет-лист. Все это определится дня за 2-3. Строится он будет в зависимости от того, как будет лучше, как будет качественнее, как будет интереснее.

— Scorpions, Black Sabbath. Кто следующий?

— Ой, я так скажу: «Неисповедимы пути Господни». Куда занесет, как будет… Мы просто пытаемся делать свое дело хорошо. Надеюсь, что в следующем году обязательно что-то еще будет (улыбается).

— Мы знаем, что сейчас «Команда Баг» записывает свой второй альбом. Почему вы не обратились к краудфандинговым платформам?Баг3

— В тот момент, когда мы не сможем записать альбом сами, наверное, и обратимся к ним. Сейчас, в кризисное время напрягать людей мы посчитали не совсем уместным. Пока мы справляемся своими силами. А поддержка поклонников в том, что они приходят на концерты, покупают билеты. И мне кажется, это уже немало.

— В марте вы выпустили EP «Один миг». В нем очень интересно расположены треки: «Счастье», «Вот и все», «Пятница», «Один миг». Будто история о слишком быстро проведенных выходных. Это так и задумано?

— Нет, не задумано. Так просто совпало. «Вот и все» посвящена ушедшим артистам – Майклу Джексону, Курту Кобейну, Уитни Хьюстон и т.д. «Счастье»… Без счастья нельзя. «Пятница»… Ну, кто ее не ждет? (улыбается). Конкретную цель мы не преследовали. Открою секрет: названия альбомов будут частью одной фразы. Наш первый альбом называется «13». Второй альбом получит название «Пятница». Ну, а дальше, вся дискография будет составлять фразу. Такая задумка у нас есть.

— Здорово! А сколько слов будет в этой фразе?

— А вот это я сказать не могу.

— Но вы уже знаете, как фраза звучит?

— Просто есть задумка. А какое слово будет следующим, какой фраза получится в итоге сказать очень сложно. Все песни приходят сверху.

— В феврале проходила съемка клипа на песню «Один миг». Расскажите об этом подробнее.

— Как такового сюжета в клипе не будет. Мы пошли немного другим путем, путем настроения, спецэффектов. Но всех секретов раскрывать не буду.

— Когда мы его сможем увидеть?

— Премьера состоится совсем скоро, еще до концерта в Олимпийском.

— Сегодня погода не очень приветлива. Может быть, ваше выступление «раскачает это небо»?

— Мы надеемся. По крайней мере, когда мы начали саундчек, народ с зонтами подтянулся к сцене. Они подумали, что уже начался концерт. Нам вообще «везет» на уличные площадки. Мы уже смеемся с ребятами: как ни уличное выступление, так дождь.

— То есть дождь – не самое ужасное для вас условие?

— Самое ужасное условие – плохой звук. Самое главное – хороший звук и хорошая площадка. Все остальное можно перетерпеть.

— Спасибо большое за интервью. Надеемся, что во время выступлений на летних фестивалях дождя не будет.

— Да, я тоже надеюсь. Спасибо.

Беседовала Юля Домрачева, специально для MUSECUBE

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.