Алексей всегда очень выборочно и неохотно общался с прессой. С января этого года вообще хранил молчание, иногда выкладывая посты в Instagram – в основном об истории написанных им хитов или поздравления с премьерами друзей. А вопросы у публики накопились, судя по комментариям в соцсетях.

Мне кажется, Романоф стал ещё продуктивнее. Вопреки или благодаря сложившимся обстоятельствам – не знаю. Я, воспользовавшись дружбой, попытался это выяснить. Возможно, на некоторые вопросы, интересующие поклонников, мне удалось получить ответы. А возможно, композитору Алексею Романоф просто интереснее двигаться вперёд. Судите сами.

— Зрителям интересно, что у тебя нового, чем ты занят в настоящий момент? Что ожидает слушателей в ближайшее время?

— У меня появилось больше времени, которое я могу уделять разным артистам. А не писать песни между гастролями. Я много работаю. Например, с Лолитой над песней «Раневская», второе название «Похороните меня за плинтусом». Мы никуда не торопимся, не спешим. Мы в процессе записи. Хотим, чтобы было идеально.

Также с моей школьной подругой Олей Орловой, с которой у меня скоро выйдет EP «Здравствуй, это я», в который войдёт несколько моих песен, а также песни Игоря Майского и Максима Фадеева.

Я написал новую песню для Ани Семенович – «Я хочу быть с тобой», которая скоро появится на радио и в интернете. Оля и Аня — разные артистки, обе — бывшие солистки группы «Блестящие». Мы друзья, мы все «из одного гнезда» и всегда друг друга поддерживали.

Конечно, я рад, что снова работаю с Зарой. Мы записали совсем новую песню, созданную специально для неё. Называется «Мир вашему дому». Надеюсь, что уже летом она появится в качестве сингла.

Появилось несколько новых артистов, очень разноплановых. Мои друзья принесли мне стихи восемнадцатилетней девушки, я был поражен глубиной мысли. Сравнить могу только разве лишь со стихами моей любимой Евы Польны. Я сразу написал несколько песен. Сейчас мы попробовали сделать несколько демо-записей и я доволен результатом. Девушку зовут Карина Назарова. Она очень талантлива и мы начали сотрудничество – и как соавторы, и Карина пробует себя в качестве певицы.

Конечно же, остаются заявленные ранее «Банго и Страйк». Я продолжаю продумывать детали проекта, написал две песни. Артёма я отправил в спортзал «сушиться», худеть. И на уроки вокала. А Сергей отпросился на несколько месяцев в Китай. Я был не против, в модельном бизнесе он пока зарабатывает гораздо больше, чем в музыке. Но в середине мая мы собираемся в студии и доводим до ума первую песню, которую тут же выпустим в свет. Мне очень нравится, то, что получается!

Ну и конечно мы продолжаем работу с Алексом Малиновским. Записываем его первый альбом.

— Недавно вышла песня проекта Agaya, которую ты написал. Расскажи о твоей роли в этой истории.

— Этот проект выделяется тем, что это – совершенно космическая девушка, не от мира сего! Очень интересный персонаж, человек. Мне крайне интересно с ней общаться. У меня лежала песня «Игра», написанная ещё с Александром Сахаровым. Я долго думал, кто её может спеть. И я случайно поставил ей в качестве примера, как бы я хотел видеть её проект. Agaya была поражена, ей очень понравилось. С ней записано несколько песен, которые выйдут в скором времени.

— Ты понимаешь, что я не могу не спросить о ситуации с Анной Плетнёвой. Тем более, ты не давал никаких комментариев прессе. Были только размытые безинформативные посты в соцсетях.

— Я не давал комментариев потому, что, даже спустя определённое количество времени, это по прежнему остаётся личным делом двух людей. Которые прошли огромный отрезок жизни вместе. Сделали большую работу, внесли серьёзный вклад в российскую поп-музыку. Вместе. Которые по-настоящему жили этим, гордились созданным, боролись за своё место под солнцем. Ввиду обстоятельств я стараюсь не вспоминать о случившемся. Я думаю о наших успехах, их было много. Думаю, так правильно. Сейчас у меня нормальное, стабильное эмоциональное состояние. Я перестал переживать и расстраиваться. У меня наладился чёткий режим моей работы.

— Так будет какая-то конкретика о причинах разрыва?

— Мне не нравится слово «разрыв».

— «Развод», «расставание»? Как ты данную ситуацию для себя позиционируешь?

— Это решение Анны Плетнёвой. На тот момент я был готов забыть все разногласия и продолжать сотрудничество. Я призывал прекратить все взаимные претензии, срочно собраться, выдохнуть и продолжить работать вместе. Это было моё слово. Но решение было не за мной. Причину я озвучивать не буду, не хочу. Не считаю её серьёзной. Но так сложилось. Из моих уст это выглядело бы обвинением, а я не хочу никого ни в чём публично обвинять. Всё произошло, факты – данность и с этим уже ничего не поделаешь. Повторюсь: я был готов продолжать работать. Я все 11 лет честно и достойно делал это, искренне любил своего артиста и мне кажется, это было заметно всем. И без этой любви, безусловно, взаимной с Аниной стороны, мы бы не добились каких-то результатов. Потому, что начинали мы очень трудно. Мы вместе прошли огромное количество преград и препятствий, что было крайне ценно для её и для моего опыта. У меня нет ни единой претензии по нескольким причинам. Первая: я уважаю юриспруденцию и закон. Вторая: я сам дурак – наша работа была основана на дружеских и человеческих отношениях, у нас не было юридически заверенных договоров друг с другом. Я привык верить людям. Сейчас, с позиции времени и опыта, буду все отношения с начинающими и продолжающими артистами оформлять юридически.

Возможно, фраза «Талант должен быть голодным» в мою нынешнюю ситуацию вписывается отлично. Благодаря резким изменениям в моей жизни, с января месяца я написал больше 40 песен. Давно я так много не создавал. Я – человек, который пытается найти что-то хорошее даже в самом плохом, перенаправить мысль. На данный момент я абсолютно спокоен.

— Давай резюмируем чисто для поклонников: дальнейшее сотрудничество с Анной Плетнёвой для тебя невозможно?

— Я понимаю чувства поклонников, но им тоже стоит понять нас. Всё-таки, помимо чувств есть два живых человека, которые кардинально по-разному видят ситуацию. Мнения всегда два, я этого не отрицаю, я рассказываю лишь то, как всё это вижу я. Многие друзья, комментаторы в сети говорили, что нам надо помириться. Но мы и не ссорились! Просто обстоятельства сложились таким образом, что я не вижу для себя возможности сотрудничества, даже на коммерческой основе.

— Соответственно, вопрос: твоё сотрудничество с новым коллективом «Винтаж» также завершено?

— Это прекрасные, замечательные девушки! Мне очень жаль, что больше не буду с ними работать, на сегодняшний день их продюсером является Анна Плетнёва. Я бы с удовольствием забрал их к себе, но это невозможно.

— А сотрудничество с «Velvet Music»?

— С этой компанией я больше не сотрудничаю.

— Что будет с песнями с заявленного альбома «VVV», который, как я знаю, был практически написан?

— На данный момент я живу совсем другими вещами. Очень многое категорически поменялось. Соответственно, планы, озвученные ранее, уже неосуществимы. Там осталось много хороших песен, альбом был собран. Дальнейшую судьбу песен я буду решать сам, но позднее. Пока ничего не могу сказать. По той причине, что я пока не вижу артистов, которые могли бы их спеть. Как только артисты появятся – песни сразу будут выпущены. Например, Agaya будет петь песню «В неволе вольная птица», которая была заявлена в первой редакции плей-листа альбома. Также я очень люблю песню «Огромное сердце» и ищу исполнителя для неё. Эта песня совершенно точно должна быть услышана.

— Ты упоминал людей, которые тебя поддержали.

— Их не так много и я им безумно благодарен. Это близкие мне люди, которые прониклись всей ситуацией и морально меня тянули всё это время. Это Лолита Милявская и Роман Емельянов. Мне без них было бы очень сложно. Они всячески вели меня морально, говорили очень много добрых дружеских слов. Также Зара, которая поддержала меня не только словом, но и делом, она попросила меня написать ей несколько песен для нового альбома. А занятость для творческого человека – это самое главное. И поэт Михаил Гуцериев, который прислал мне много своих новых стихов, также понимая первостепенность занятости. Многие его стихи оказались мне близки и я написал на них музыку. С Артуром Вафиным мы практически каждый день были на рабочей связи. Я ушёл с головой в творчество и пытался каждый день что либо создавать, не отвлекаться от процесса. Я очень благодарен, они меня вытянули из неправильного состояния, практически из депрессии.

— При твоём композиторском и продюсерском опыте и репутации – не пора ли всё таки открыть свой продюсерский центр?

— Ты не первый, кто задаёт мне этот вопрос. Я противник офисов, персонала, изображения видимости деятельности. Знаешь, очень многие снимают офис, сажают секретаря, печатают визитные карточки… А я привык просто действовать! Альбом группы «Винтаж» «Sex» был сделан на коленке на втором этаже не отапливаемой дачи. Мне не нужен был для этого офис или визитка. Или PR-агент. Я прекрасно понимаю, что надо куда-то расти. Возможно, это во что-то выльется, предложения подобного рода мне поступают. От разных больших серьёзных людей. Я пока не принял решения по поводу своего ПЦ. Основой такого центра должны быть артисты и песни. Когда у меня будет достаточно количество одного и другого и возникнет необходимость в создании ПЦ, я его организую. Пока мне комфортно работать самому, со своими соавторами, партнёрами, друзьями.

— То есть, эта тема пока в «подвешенном состоянии»?

— Если честно, такой центр мне просто не нужен! Потому, что «Продюсерский центр Алексея Романоф» — это и есть Алексей Романоф. Для этого мне не нужна атрибутика. Те, кто хотят работать со мной, это делают.

— По сути, за последнее время ты – самый продуктивный и востребованный композитор.

— Возможно. Наверно. Я не знаю.

— Я знаю. Я разговариваю со многими артистами и они говорят, что мечтали бы с тобой работать.

— Мне от этого только приятно. Когда я работаю с артистами, я по-особенному, по-своему чувствую каждого. Наверно, поэтому есть хороший результат. Все эти годы я отношусь так к каждой песне. Если мне что-то не нравится, я просто не продолжаю делать эту песню.

— Тормознуть или отказаться от сотрудничества, если не получается?

— Отказаться от одной идеи и взяться за другую. Отказа от сотрудничества у меня не было ни разу. Я привык доводить дело до конца. Я просто не показывал артистам песни, которыми я был не доволен.

Меня немного смущают набранные сейчас скорости. Я никогда в таком темпе не работал. Но я понимаю, что я вынужден это делать. Чтобы продолжать развиваться.

— Так может, это и в моральном плане хорошо?

— Конечно! Я сам себя занимаю. Это держит меня на плаву, нет места ненужным эмоциям.

— Ну, мы-то часто общаемся и могу сказать, что настрой у тебя более чем позитивный! И у тебя достаточно чёткие перспективы, цели и планы.

— Наверно, идеально было бы сделать несколько своих собственных проектов. Но для этого нужны силы и поддержка. Я пока не вижу на рынке никого, с кем бы я мог плотно сотрудничать. Кроме компании «ZION». Возможно, мы выпустим с Ириной Щербинской несколько песен. Я очень уважаю её, она профессионал. Считаю, что «ZION» — одна из немногих достойных компаний, оставшихся сейчас. Они большие молодцы.

— В течение, практически, всего пары недель вышло сразу 2 трека артистов лейбла «Black Star», в которых цитируется твоя музыка. Твоё отношение к этому и как тебе результат?

— Наверно, кто нибудь на моём месте срочно побежал бы за адвокатом, а лучше за двумя, учитывая, что это «Black Star». Но я безумно рад, что это в принципе это происходит. Это говорит о том, что какой-то вклад в российскую поп-музыку я всё-таки сделал. И я от этого счастлив! У Миши Марвина с Эммой М это случилось невольно. Там совсем маленький кусочек из песни «Ева» и мне это приятно. Мне глубоко симпатичны оба артиста и эта песня – «Перемотай» — мне очень нравится. У меня есть серьёзные подозрения, что песня станет хитом. Я им желаю большого успеха. И если вдруг им поможет этот мой маленький кусочек, я буду самым счастливым композитором на свете.

С Вандером Филом и песней «Ты – Венера, я – Земля» немного другая тема. Он использует, помимо текста, кусочек фонограммы всё из той же «Евы». И тут я невольно являюсь соавтором этой песни. Несколько лет назад сам Вандер Фил писал мне. Я перенаправил его в компанию «Velvet», которой я всецело доверял. Сам я не вёл никаких переговоров. «Velvet» в чём-то не очень чётко составили договор. Поэтому в самое ближайшее время я переподписываю договор с Вандером Филом без каких либо денег. Я на это готов. И уж точно не собираюсь играть в «злого дядьку», это не мой метод. Я хочу, чтобы музыка звучала. Тем более, песня мне нравится. Я знаю, сколько это парень ждал, когда с ним заключит контракт «Black Star» — на мой взгляд, одна из самых успешных компаний на рынке сейчас, я восторгаюсь ими с точки зрения продуктивности и качества выпускаемого контента.

— То есть, как композитор ты доволен?

— Мне нравится, что происходит цитирование. Я рад этому. Я ведь сам очень люблю на основе каких либо сэмплов делать новые песни. Так было с «Евой», так было с песней «Pinanero» группы «Pet Shop Boys», на основе которой была создана песня «Огни большого города» Мити Фомина. Но я всегда очищал права, делал это официально, юридически оформлено, я платил деньги.

— Собираюсь в очередной раз пристать к тебе с вопросом о сольном исполнении тобой песен. Ну, правда, этот вопрос интересует многих!

— Знаешь, тут и хочется, и колется. Всё-таки, я очень верю в то, что сцена – дело молодых. Ей богу, не хочу себя переоценивать. Хотя, конечно, мне ужасно приятно, когда мне делают комплименты те же артисты, кому я показываю демо в своём исполнении с новыми песнями. Понимаешь, есть люди, которые рождены быть артистами, которые без сцены не могут, не мыслят себя без публики. А я не артист. Мне кажется, я там, на сцене, себя всего уже давным – давно отдал. В группе «Амега», в группе «Винтаж». Мне кажется, что когда ничего, кроме раздражения, выход на сцену у тебя не вызывает – на неё не стоит выходить. Как бы люди не просили. Как бы твоему ego не хотелось бы этого.

И потом, для такой публичности нужно быть очень толстокожим человеком. А я весь свой ресурс толстокожести уже использовал. Я очень остро реагирую на любую критику. На мнения людей, которые идут, просто так бросают слова и проходят дальше. Есть два блистательных примера поющих композиторов в мире: Sia и Земфира.

— Давай как-то красиво и жизнеутверждающе закончим наше интервью. У тебя действительно много поклонников, обратись к ним.

— Я хочу поблагодарить всех людей, которые так или иначе принимали и принимают участие в моей жизни. Неважно: позитивное, негативное, нейтральное – они всё равно участвуют. Всё равно являются зрителями этого спектакля. Я правда им искренне благодарен. Я постараюсь оправдать надежды многих людей и продолжить на каком-то новом для себя уровне свою творческую деятельность. Безусловно, моя музыка уже не будет прежней и люди должны быть к этому готовы. Движение вперёд и новые ретрансляторы. Любые изменения, даже если они печальны, всё равно к лучшему. Они заставляют идти дальше. Возможно, благодаря этому моё видение и моя музыкальная история начнут свой новый круг. Судя по песням, которые уже есть, это именно так. Я всегда питался эмоциями артистов. Я благодарен людям, которые поверили в меня, как в автора и поверили в мои песни. Я благодарен каждому артисту, который пел и поёт мои песни. Спасибо!

Александр Ковалев, специально для Musecube.org

Ссылки:
https://vk.com/romanofofficial
https://www.instagram.com/alexeyromanof/

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Спасибо что Вы есть, Алексей Романоф) Слушая ваше творчество, просыпается желание жить

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.