Во вторник, 19 мая в Московском Международном Доме Музыки стартовал проект саксофониста Антона Румянцева, двухдневный фестиваль «Классика рока в джазе». Квартет Румянцева при участии специального гостя фестиваля, народного артиста России Даниила Крамера, творил на сцене волшебство, исполняя хиты Nirvana в джазовой обработке. А в нынешний четверг джазмены «колдуют» уже над музыкой The Beatles (специальный гость – трубач Вадим Эйленкриг). В интервью Musecube Антон рассказал о концепции и будущем фестиваля, готовящейся программе «Queen в джазе» и о том, почему ему интересно экспериментировать с роком. rumyantsev1

Как возникла идея фестиваля «Классика рока в джазе»? Все ведь началось пару лет назад с программы «Nirvana в джазе»…

– Все началось с фестиваля Rock and Swings в клубе Игоря Бутмана. Nirvana у нас получилась спонтанно. Мы хотели сделать микс из разных композиций: Metallica сыграть… Но, когда мы собрались и сыграли сначала «Smells Like Teen Spirit», самую известную песню Nirvana, мы поняли, что одной композицией мы не обойдемся, и начали делать целую программу. Завелись все абсолютно, все переживали, скрупулезно выбирали песни… И я понял, что музыканты также себя будут чувствовать на сцене. А это немаловажно, ведь музыканты все свободные люди – чтобы они играли именно с тобой и играли не вполсилы, им должно быть интересно. А год назад где-то мы сделали «The Beatles в джазе». Мы сначала даже не думали о фестивале – думали, как это представить правильно, какую форму найти. И вот эта форма нашлась, и мы в рамках фестиваля пытаемся ее донести до публики. Дальше, я думаю, все это будет развиваться, и будет очень интересно.

То есть вы хотите сделать «Классику рока в джазе» ежегодным событием?

– Да, надеюсь, что у нас получится продолжить эту традицию, и через год сделаем такой фестиваль здесь, в Московском Международном Доме Музыки.

Коль скоро это фестиваль, в нем будут участвовать еще какие-то джазовые коллективы? Или все будет, как сейчас: играет ваш квартет и к нему присоединяется один или несколько гостей, известных музыкантов?

– Посмотрите на любой фестиваль: приезжают музыканты, выходят, играют каждый свое. А представляете, как здорово, когда музыканты, выходя на сцену с группой, находятся в той драматургии, которую заложили мы? И не получается, что кто-то хуже, кто-то лучше: каждый играет свою роль, и тем самым дает движение чему-то большему. Мне хочется именно так это сделать: чтобы каждый пришедший к нам музыкант открывался в рамках той программы, которую я придумал. Я вижу, что в этом есть большой потенциал для восприятия публикой. Думаю, когда к нам присоединится еще больше звезд, это вообще будет классно.

Вы сейчас готовите программу «Queen в джазе», когда ее можно будет увидеть на сцене?

–Мы думали, что успеем сделать «Queen в джазе» и представить ее в ММДМ в этот раз, сделать три концерта, а не два. Но оказалось, что даже два концерта – достаточно тяжелая история. Я, честно говоря, волновался, что людей будет собрать очень сложно, но случился аншлаг и это очень приятно!
Мы будем репетировать летом, и к новому сезону, может быть, в сентябре, представим эту программу. Сережа Мазаев уже дал мне согласие участвовать в продолжении фестиваля.

А вы уже решили, за творчество какой рок-группы планируете взяться после «Queen в джазе»?

– Насчет групп я пока говорить не хочу: а то я что-то скажу сейчас, а мы сделаем другое… У нас уже был случай, когда мы играли «Nirvana в джазе» в Твери, я сказал, что мы планируем делать Led Zeppelin. И только я это сказал, как мы сделали «The Beatles в джазе». Как будто бы все происходит не с нашей подачи, а нам откуда-то сверху говорят «вот это!». И что мы отказываться будем? (Смеется.)

У нас есть планы играть разную музыку. Вообще идея такая: мы сделаем несколько программ, чтобы потом уже делать концерты-попурри из самых лучших композиций – большое хорошее шоу с привлечением звезд. Это удобно с точки зрения концертирования: в каждом городе много любителей разной музыки, тех же Led Zeppelin, например…rumyantsev

Помимо нынешнего фестиваля у вас есть еще один проект, скажем так, на стыке жанров: группа Live Sax Party, где вы уже больше 10 лет играете вместе с DJ LeGran. Все-таки вам интереснее играть классический, чистый джаз или ставить вот такие эксперименты с разными музыкальными направлениями?

– Сейчас время кавер-групп и трибьютов. Тренд сегодняшнего времени таков, что если ты будешь делать только что-то аутентичное, ты никогда не будешь интересен, а вот если ты возьмешь, то, что было и переиграешь… Мы встали на тропу кавер-историй, потому что лично мне играть джазовые стандарты уже скучно. Я это умею, я уважаю джазовые стандарты, сложную джазовую музыку – я ее слушаю для себя. Но мы хотим играть и для другой публики – может быть, даже не любителей джаза, а для той, которая слушает рок. И провести некий мостик. Потому что музыка, она все-таки объединяет.

Меня сейчас занимает только этот фестиваль. Его концепция абсолютно не нова, но, как говорится, все дело в нюансах. Тут нюанс такой: мы нащупали нечто новое в изложении джаза, как мы думаем. Судить, конечно, публике, но как джазовые музыканты мы так или иначе даем оценку своим действиям: куда нас несет, чего нам хочется. Я считаю, что это очень важно, особенно для тех людей, которые сформировались как профессионалы и добиваются чего-то – знать, чего ты хочешь.

Верно я понимаю, что вы хотите с помощью «Классики рока в джазе» привлечь в ряды поклонников джаза «новобранцев»?

– Конечно, а почему нет? Интеллектуальная музыка же развивает. Вообще любая музыка развивает: и рок, и рэп, и поп, и даже самая плохая. Но все-таки джаз – импровизация, музыка без слов, в которую надо вслушиваться, надо что-то понимать – от нее мозги начинают работать немножко по-другому.

Кстати, когда я слушала «Nirvana в джазе», поймала себя вот на чем: я из тех людей, кто просто музыку без слов в большом количестве воспринимает плохо – мне не хватает стихов, вокала. Но тут, отсутствие голоса меня абсолютно не тяготило…rumyantsev

– Мы думали о том, чтобы зрителям не было скучно, и постарались сделать так, чтобы они следили: а что же дальше? Джазовая музыка очень насыщена музыкальной информацией. И когда ты слушаешь джазовый концерт, ты попадаешь под влияние музыканта, который играет, ты его очень чувствуешь. Надо сказать, музыкантов, которые несут позитив, не так уж и много…

Мы пытаемся с помощью известных мелодий донести до слушателя джазовую музыку и в то же время подчеркнуть то зерно, из-за которого, например, та же Nirvana стала популярной, – ведь за счет мелодии! Мы сделали некий микс, очень тонко музыкально подобранный, который мягко ложится в ухо зрителю. Но при этом это джаз, это иногда сложные импровизации. Мне очень приятно, что у вас сегодня остались хорошие впечатления о джазе, и вы почувствовали драматургию, которую мы выстроили. Спасибо.

Вам спасибо! И все же, возвращаясь к началу нашего разговора: почему два года назад именно Nirvana вас так привлекла?

– Я 1977 года рождения. Unplugged вышел в 1993 – это моя молодость. Я помню прекрасно, вот это ощущение гранжа, это духовное состояние. Мы в музыке вообще ищем духовность, для нас это очень важно. Если она там есть, мы стараемся ее подчеркнуть, если в музыка не духовна – она нам не интересна. Джазовая музыка, как вы знаете, вообще идет от духовности – без отношения к ней как к вере ты никогда не достигнешь высот импровизации. Американцы, родоначальники джазовой культуры, они к этому относятся как к вере: они выходят на сцену как в церковь – и молятся. Получается очень искренне. Мы стараемся нести эту культуру, завязав ее с известными рок-мелодиями, которые, скажем так, подходят под наш формат музицирования. Когда мы играем на сцене, не поверите, мы все впадаем в определенный транс – такое состояние… наверное, это и есть нирвана. (Улыбается.)

Беседовала Елена Емышева, специально для Musecube.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.