В последнее время количество мужчин с окладистыми бородами и завитыми усами на улицах российских городов растёт в геометрической прогрессии, а барбершопы множатся как грибы после дождя. Очевидно, мода на главный джентльменский аксессуар вышла на новый виток. Мы решили встретиться с главными «усачами» отечественной альтернативной сцены — группой «Asper X» и заглянули на их акустический концерт в московский «Тема Бар». Перед выходом на сцену Тим Эрна (вокал), Илья Кай (гитара) и Дмитрий Пучков (ударные) рассказали о последних тенденциях в мире усов и бород. Новый клип, альбом и тур в этом разговоре также были слегка затронуты. pr

И первый вопрос. Тим, где твои усы?

Тим: Так сразу, да? (Смеётся). Знаешь, мы до последнего размышляли, собирали огромную имидж-команду, анализировали последние тенденции моды «осень-зима 2016» и пришли к выводу, что усы пока не в тренде. Поэтому мы подождём, когда они снова войдут в моду, может год или два. Мода ведь циклична, через 30-40 лет всё повторяется. В 80-е были популярны усы, так что они как раз вот-вот должны вернуться. Опять же в последнее время увеличилось количество репостов Игоря Николаева в Интернете, поэтому я чувствую, что тенденция уже начинает расти вверх. (Улыбается). Мы хотим сесть на хвост этой ситуации, оказаться на гребне волны, и тогда уже представить новую программу в полноценном усатом образе. Может быть сменим логотип, к Иксу дорисуем внизу усы.

Дмитрий: Возможно даже раньше, чем через год, всё-таки мы стараемся опережать моду.

Тим: Да-да, мы хотим быть впереди планеты всей. (Улыбается).

Илья, борода исчезла по той же причине? Новый виток моды?

Илья: Да, но это скорее просто философский вопрос. У меня другой кин, поэтому борода уже некстати.

Тим: Я думаю, что у Ильи сейчас как раз переходный момент между бородой и усами. (Смеётся).

Перейдём к менее серьёзным вещам. У вас закончились съёмки клипа? На какую песню вы его снимали? Со старого альбома?

Тим: Нет, это наш сингл с нового альбома, который называется «Прозерпина». Мы задействовали большую команду, сюжетные съёмки проходили три дня в нескольких локациях. Было очень интересно, но, не скрою, тяжело. Особенность съёмок заключалось в том, что они были натурные, то есть происходили на улице. И как раз в самый первый день на улице резко похолодало, начались настоящие зимние температуры. В общем, нам как всегда везёт. Наш крайний клип «Космос» мы тоже снимали в условиях холода. Если вы думаете, что пар, выходящий из наших ртов, это дым машина, то заблуждаетесь. (Улыбается). Оператору потребовалось долгое время, чтобы стабилизировать камеру, которая тряслась вместе с музыкантами, но в конце концов мы как-то синхронизировались. Поэтому картинка получилась плавной. Что касается клипа «Прозерпина», то здесь тоже пришлось повозиться для того, чтобы у нас не стучали зубы от холода.

Илья: В третий день съёмок ещё и снег пошёл.

Тим: Да. В клипе есть интересный момент — сцена аварии. По сюжету главный герой клипа лежит на земле рядом с машиной, которая его сбила. И, учитывая температуру и достаточно легкую, почти летнюю одежду, предусмотренную по сценарию, съёмки этого эпизода вылились в занимательное приключение. (Смеётся). Потому что пришлось проваляться добрых полчаса на асфальте В общем, это ещё один клип, при просмотре которого у нас будет легкая дрожь. (Улыбается).

Дмитрий: Зато характерная синева лежащего на асфальте героя выглядит очень реалистично, не пришлось даже прибегать к светокоррекции. (Смеётся) .

Сюжет пока держите в секрете?

Тим: Пока да. В общих чертах это история о персонаже, который после аварии переживает различные подсознательные состояния. Известно, что мозг человека, попавшего в стрессовую ситуацию, способен на разные причуды. И вот это мы постарались показать. Если говорить о концептуальной составляющей «Прозерпины» в рамках всей вселенной альбома, то события, показанные в клипе, можно воспринимать как предысторию к главному сюжету. В его основе — история о героях, которые стремятся вырваться за рамки обыденной реальности и достичь какого-то нового интеллектуального и духовного уровня. Это история о путешествии. И Прозерпина, как метафорическая полумифическая планета, была выбрана конечной точкой этого путешествия. Соответсвенно, основная сюжетная линия нашего альбома — это космический полёт с Земли на Прозерпину.

То есть фактически на первом альбоме вы улетели в космос и…

Тим: Не совсем. На первом альбоме мы рассказывали историю города Икс — места, где живут материализованные воплощения страхов, грехов, людских пороков. И вторая наша пластинка фактически начинается с момента, когда мы пытаемся выбраться из этого города, обозначив своей целью планету Прозерпина. Долетим ли мы до неё или нет — неизвестно. (Улыбается). Таким образом получается, что концептуально оба наших альбома объединены, хотя в них рассказывается о совершенно разных вещах, а действие происходит в разных сеттингах. И это интересно.

Ещё немного о клипах. Этим летом свет увидели два неоднозначных, профессионально сделанных видео — «Космос» и «Реальная трагедия масок». Какая история стоит за каждым из этих клипов и, главное, как приняла их публика? Я слышал, что на «Космос» реакция была разной.

Тим: Мне кажется, в таких вещах очень сложно добиться однозначной реакции. И если бы у нас так получилось, то это бы означало, что мы что-то сделали не так. Что касается клипа «Космос»… Это красивая песня о красивом полёте. Мы хотели сделать видео, которое могло бы передать атмосферу композиции и заложенные в ней эмоции. Надеюсь, наши слушатели смогли это прочувствовать. Если говорить про песню «Каприз», она же «Реальная Трагедия Масок», то это мой личный финт, который я задумал давным-давно, наверное больше полутора лет назад. Мне всегда нравилась вселенная DC (DC Comics, одно из крупнейших издательств комиксов в мире — прим.ред.). И у меня было чувство, что я смогу по-своему раскрыть персонажа Джокера. Ни лучше, ни хуже, а просто по своему. Поэтому и песня, и концепция клипа возникли довольно давно. И тут я внезапно узнаю про выход фильма «Отряд самоубийц», и мы решили придержать идею до этого момента, потому что было понятно — интерес к персонажам DC возрастёт…

За всё время своего существования, насколько мне известно, группа «Asper X» ни разу не выступала в качестве саппорта. Это принципиальная позиция?

Тим: Мы выступали в качестве специальных гостей на презентации сингла группы «СтимфониЯ». Но это конечно связано и с общей аудиторией, и с личной дружбой музыкантов. Мы с этими ребятами находимся в одной тусовке. Больше саппортов не было, но я не сказал бы, что причиной тому является какая-то принципиальная позиция. Просто так получилось.

Илья: Да и к тому же — к какому артисту мы ближе? Наша музыка настолько разнообразна, что бессмысленно пытаться пробиться на саппорт к кому-то, платить эти бешеные деньги… Мы даже и не знаем, к кому пойти. (Улыбается). Либо ходить ко всем, либо вообще ни к кому. К тому же быть фоном или заставкой для кого-то… Лично я считаю, что для творца это в какой-то степени удар по самолюбию.

Дмитрий: Согласен. Напрашиваться мы точно ни к кому не собираемся.

То есть, какие-то принципы все-таки имеют место!

Тим: Ну да, в том числе. Истории об удачных саппортах очень редки и мною практически не встречались. Я знаю группы, которые «разогревали» крупные команды. Но с ними ничего больше не происходило. Людьми, которые пришли на какую-то конкретную группу, саппорт воспринимается… Не то чтобы он воспринимается ими плохо. Если команда хорошая, её и примут хорошо. Другое дело, что выхлопа никакого нет. Ты ничего по сути не получаешь, кроме галочки в портфолио. Ну впишем мы в статью на «Википедии», что выступали с теми и вот с этими… И что? Ничего. Если работать с каким-то известным коллективом, то это должна быть команда, с которой мы бы могли как-то обменяться аудиторией, которая бы смогла обеспечить нам промо-поддержку, да и просто сказать от своего имени, что «Asper X» — хорошие ребята. (Улыбается). А когда тебя берут на саппорт , потому что ты заплатил денег, это какая-то сомнительная история и не по мне, если честно.

Сейчас группа находится в турне. К чему оно приурочено ?

Тим: Это вторая часть нашего весеннего тура в поддержку дебютного альбома. В этот раз мы охватываем те города, в которых ни разу не были. Единственными исключениями будут Самара и Нижний Новгород. В Астрахани мы уже выступали, но никогда — сольно. И в этот раз мы едем туда в декабре с двумя концертами. Один из них «электрический», другой — полноценное акустическое шоу в рамках зимней редакции фестиваля «Золотая орда». Все остальные города находится в Татарстане, на Урале, и нам конечно очень интересно там побывать. Раньше мы не уезжали дальше Ижевска, но сейчас поедем намного дальше, крайней точкой, если не ошибаюсь, станет Тюмень.

А как с новым альбомом дела обстоят?

Тим: Хорошо, спасибо. (Смеётся). Релиз уже не за горами, но мы, если честно, не хотим торопить события. При работе над первым альбомом у нас была небольшая спешка. Она, к счастью, ничего плохого не принесла, но сейчас я хочу подобной ситуации избежать. В этот раз мы уделяем очень много времени пост-продакшну, все-таки у нас появились для этого немножечко другие возможности. И технические, и творческие , ведь мы же чему-то научились за это время и теперь подходим к процессу более осознанно. Есть понимание того, куда вся эта история движется. Вот поэтому нам не очень хочется выпустить альбом, не дожав, не прочувствовав его до конца.

Я знаю, что вы очень тщательно подошли к выбору площадки для презентации альбома в Москве. С чем была связана такая тщательность?

Тим: Да, мы до сих пор с этим не определились. В других городах попроще будет. А для столичной премьеры все ещё ищем площадку. Тщательность выбора связана с тем, что мы хотим презентовать альбом, используя как можно больше различных средств для визуального раскрытия новой пластинки. Это очень важно для нас. Нам нужно место с подходящими экранами. О нас говорят говорят как о группе, способной зацепить публику, даже выступая в четырёх голых стенах. Но мы хотим по-настоящему усилить впечатление от презентации, добавить в неё яркую визуальную раскраску.

А название альбома уже известно?

Тим: Да, оно будет тождественно названию первого сингла — «Прозерпина». У меня есть подозрение, что скорее всего в момент релиза или незадолго до него мы видоизменим название сингла, чтобы их было удобнее различать.

Вообще история знаете случаи, когда и сингл, и альбом назывались одинаково, и все было хорошо.

Тим: Да, безусловно. Посмотрим. Если мы почувствуем, что так может быть, то ничего не станем менять.

Тим, насколько то, что вы делаете сейчас в «Asper X», соотносится с твоим ранним творчеством?

Тим: Ты знаешь, наверное это не мне судить, а нашим слушателям. Только они могут дать объективную оценку. Одно могу сказать — стало меньше гитар! (Смеётся).

Используешь ли ты песни из раннего творчества в «Asper X»?

Тим: В первый альбом вошло несколько песен, написанных до образования «Asper X», но на «Прозерпине» такого уже не будет. На концертах мы исполняем «Ты будешь гореть в Аду» и ещё несколько старых вещей. Это хорошие песни, их любят зрители, поэтому нам хочется, чтобы они жили. Кроме того, они концептуально вписываются в нашу нынешнюю программу. Однако мы не будем перезаписывать и выпускать эти песни под именем «Asper X».

Илья, как дела с твоим сольным творчеством? Какие планы?

Илья: Всё отлично! Правда времени сейчас маловато, скажем так, поэтому новые релизы выходят редко. Материал пишется, будут и инструменталы, и треки с вокалом, правда, не моим, так как я — не поющий. На нашем концерте сегодня присутствует Никита Симонов, бывший бас-гитарист группы «СЛОТ», который сейчас работает у певицы Мары . Мы с ним готовим мастер-классы и уже в ближайшие недели объявим первые даты. В общем, планы есть, главное, чтобы были силы и возможности воплотить их в жизнь.

Я слышал, что летом ты выступал на каком-то европейском фестивале.

Илья: Да, по приглашению моих друзей из группы «Путь Солнца» я съездил на фестиваль в Румынию. Мы сыграли на одной сцене с такими командами как, например, «Soulfly» и «My Dying Bride».

Тим: А потом он нас фотками в «Инстаграмме» дразнил. (Смеётся).

Илья: Это было клёво. Мне понравилась то, как там подходят к организации фестиваля. Вообще не было пустых площадок — люди бегали от главной сцены и назад в перерывах между выступлениями. Они хотели увидеть и послушать всё. Люди там буквально живут музыкой.

Дим, а у тебя помимо «Asper X» есть какие-либо группы или проекты?

Дмитрий: Сейчас нет. Мне очень интересно работать с Тимом, как с музыкантом, и как с человеком. На данный момент мне этого более чем достаточно для реализации своих музыкальных амбиций.

Играешь ли ещё на каких-либо музыкальных инструментах кроме ударных?

Дмитрий: У меня есть образование по классу духовых инструментов, но я как-то охладел к ним. Но возможно когда-нибудь вернусь. (Улыбается).

Тим: Может быть когда будем писать ска-панк. (Смеётся).

Ребята, за полтора года вы добились того, к чему многие идут годами. Вам такой успех голову не вскружил? Или наоборот, придал дополнительный импульс?

Тим: Да ты что, мы ещё в самом начале пути. Мы только разогрелись, размялись. (Смеётся).

Дмитрий: На самом деле это один из наиболее часто задаваемых нас вопросов. Нет, не вскружил. Слишком много работы и забот, и нет времени на то, чтобы изображать из себя rock-star.

Тим: Да, когда нас спрашивают насчет звездной болезни, мы обычно недоумеваем. Знаешь сколько нужно времени, чтобы в себе эту болезнь культивировать? Её надо взрастить, холить и лелеять, посвящать себе любимому много времени. (Улыбается). А у нас его столько нет.

И последний вопрос. Ваши отношения с поклонниками очень необычные для российской сцены — тёплые, интерактивные, как, например, у «30 Seconds to Mars» и их «Эшелона». Вы не вспомните, когда вы впервые узнали о движении Икстеров и как они вам помогают?

Тим: Скажу так. Движение Икстеров зародилось так же как и любое фан-движение у любого коллектива. Однако нашей стратегией было не пропустить тот момент, когда оно только-только начало возникать, и придать всему это процессу некую форму, чтобы избежать хаоса и разрозненности. Первое, что мы сделали — дали людям площадку, где они могут делать всё, что хотят — общаться, обмениваться мнениями, помогать друг другу. В итоге механизм запустился, и появилось то сообщество, которое сейчас известно как «Икстеры». Мы стремимся объединять фан-клубы в городах в один большой и видимо с самого начало смогли задать нужный импульс. Потому что теперь, по прошествии полутора лет, это всё стало происходить уже самостоятельно. Мы безумно благодарны нашим Икстерам за то, что они очень добрые и отзывчивые люди. Если новый человек приходит в это сообщество, его встречают с распростертыми объятиями и помогают освоиться, дают поддержку и дружбу. Мы каждый день получаем большое количество писем на почту, в которых люди просто рассказывают свои истории:»Вот жил я и ничего не радовало, но появились Икстеры и это перевернуло мою жизнь!». Причём они не говорят про «Asper X», не говорят, что мы молодцы. Нет, Икстеры молодцы. (Улыбается). И нас это очень радует, потому что мы видим, что реализуется наша главная задача — обьединение людей. В этом и заключается смысл существования «Asper X».

Беседовал Михаил Степанов, специально для MUSECUBE

Фоторепортаж Марианны Астафуровой смотрите здесь.

Благодарим Анну Васильеву за помощь в организации интервью

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.