«Bezorbit» — новое имя в российском шоу-бизе. Участников двое: Сергей Фатеев и Антон Бурнышев. Оба работают на Love Radio (Сергей – звукорежиссер, Антон – ведущий). В арсенале имеют 2 сингла, третий на выходе. По моему мнению, парней сильно выделяет свежее звучание, хорошие тексты и отличная энергетика.

 

Я бы рекомендовал читать нашу беседу через призму самоиронии парней. В реале это было весело, Сергей и Антон постоянно стебали друг друга и всё это передать печатным словом невозможно. Мы отлично поговорили и, ориентируясь на их боевой настрой и серьёзное уважительное отношение к творчеству, прогнозирую артистам успешное будущее на российской сцене. Хотя, кто его знает, можно и на мировой! Благодарим бар «Goos’to wine» за предоставленную возможность проведения интервью и фотосъёмки.

— Как начались «Bezorbit»?

 

Антон Бурнышев: — Серёг, тебе рассказывать – твоя идея, твоё название.

 

Сергей Фатеев: — Я приехал в Москву из Тюмени. Там мне всё осточертело и я поехал покорять столицу. Я должен был работать звукорежиссером на студии Игоря Матвиенко, но ничего не получилось. Стал искать работу, в голове полная вакханалия – я же приехал вместе с девушкой̆, а это ответственность. Мне казалось, что всё будет здорово, а было сомнительно. Полгода была абсолютная каша. Обзванивал все места в поисках работы и пытался продолжать музыку с группой̆ на расстоянии из разных городов. Потом я плюнул на всё – всем ребятам за 30, а я ещё молодой! (смеётся) А потом мы познакомились с Антоном. Стал искать название, чтобы оно было новым прежде всего для меня, а не чтобы переплюнуть кого-то. Вариантов названий и концепций было много. Я понял, что темы моих песен всегда были абсолютно разными. А потом проснулся с названием в голове – Bezorbit. Погуглил, искал – таких нет.

 

А.Б. – Касаемо знакомства: у нас есть общий друг Валентин Сорока, с которым мы работаем на Love Radio. Мы с ним как-то вышли в курилку и он мне предложил послушать музыку своих друзей из Тюмени. Это был проект «*ужезима», в котором работал Сергей. Я послушал – прикольно. И забыл на полгода. А через некоторое время наш друг Сорока показывает мне уже демо-трек сольного проекта некого Сергея Фатеева. Я нашёл Серёгу в ВК и предложил зачитать рэп в этом треке. Он согласился. Потом, спустя ещё год, мы пересеклись уже на Love Radio. Пообщались, показали друг другу материал. У меня была песня, которая начиналась со строчек «Мы НЕ внеорбитные» (большой привет Юлианне Карауловой). Я зачитал, а Серёга тут же рассказал о концепции Bezorbit. Вот на этих орбитах мы и решили что-то делать вместе. Было это примерно 1,5 года назад.

 

— Пока что в интернете опубликовано 2 трека. Вы не торопитесь, зондируете почву?

 

А.Б. – Первые 2 трека можно назвать пробой пера, притиркой друг к другу. Это происходит так долго потому, что хочется всё сделать качественно. Мы пишем, записываем вокал и отправляем заграницу, чтобы довести до ума. В Германию, Англию.

 

С.Ф. – Там очень толковые ребята. Это здорово, когда твоё творчество поддерживают люди с другим менталитетом. Хотя, с моим характером непросто – я иногда тороплю, подгоняю. Меня успокаивают. Когда приходит результат, сначала воспринимается совсем по-другому. Не так, как ты видел. Потом слушаешь раз, другой – понимаешь, что круто.

 

А.Б. – Это очень круто, когда ты впервые слышишь свой же трек.

 

— Считаете, что наши соотечественники не тянут?

 

С.Ф. – Дело не в этом. Сводит нам мой очень хороший друг. Он большой профессионал и крайне музыкальный чувак. Он делал треки Бруно Марса и других западных артистов. Лучше, когда делает человек, которому доверяешь. Для меня творчество – не поточное дело. По нашим песням нельзя сказать, что это – попса, которая взрывает все станции и «из каждого утюга». Мы – не до конца коммерческая история. И этот звукорежиссер помогает её сделать так, как надо.

 

— Мне кажется, что вы не сильно ориентируетесь на общий формат?

 

А.Б. – У нас нет сверхзадачи встать на радио. На формат не ориентируемся, но за трендами следим. Хочется или нет, но нужно понимать массовые потребности, вкусы молодёжи. Но цели «взорвать эфир» — повторюсь – не ставится. Сейчас есть безграничная мировая паутина, из которой стартанули многие артисты. Много примеров, когда качественный контент попадал в радиоэфиры, став популярным в сети.

 

— Давно не секрет, что продвижение в интернете обходится не намного дешевле традиционных схем.

 

С.Ф. – Мы в курсе. Я сейчас из за этого иду на очень серьёзные шаги. Просто я в музыке с 12 лет и пришёл не поиграться в творчество. Мне 26 лет и я готов к радикальным мерам. Конечно, хорошо, что есть стабильная работа и жильё. И мы готовы к серьёзным шагам. Мы знаем, что, для того, чтобы быть конкурентно способными, надо вкладываться. Да и потом: сейчас такое время, что если и удалось встать на радио, то это совсем ни о чём не говорит. Путей много и надо дело делать. Пока пишется, пока есть команда. Чем мы и занимаемся!

 

— А на какие меры вы готовы для обретения популярности?

 

А.Б. – Хочется становится популярным не на хайпе, а за счёт творчества. Чтобы слушатели полюбили нашу музыку.

 

С.Ф. – За себя могу сказать, что я не готов творить какую-то дичь. Хайп – не моя история. Зато я готов на создание хорошего материала с забегом вперёд. Чуть-чуть заглядывать в будущее. И трудиться. А все эти хайповые темы… Мне будет стыдно перед мамой!

 

А.Б. – Сейчас наступило время, когда подход «чёрный PR – тоже PR» себя изжил, он отмирает. Не работает.

 

С.Ф. – Согласен. Сейчас публика другая.

 

— Но вы готовы учитывать запросы публики?

 

С.Ф. – Наверно, да. В какой-то степени все артисты заложники ожиданий публики. Могу вот какой пример привести: есть такая группа «Bring me the horizon», они изначально играли death core. Я заслушивался ими. Начинали они с гаражей. На протяжении 10 лет они выпускали совершенно разные альбомы. Их критиковали нещадно. И я понял, что даже если ты выпускаешь песню, которую не приняли твои обычные слушатели, то у тебя может появиться новая аудитория. Поэтому, тема двоякая. Можно экспериментировать, но нельзя резко разлюбить стиль музыки, в котором ты творил. Но от публики мы всё равно зависимы.

 

— Есть планы по покорению вселенной? Я имею в виду продвижение на мировые рынки.

 

А.Б. – Когда я вчера ложился спать, я думал, что такой вопрос будет, я его предвидел! Вот я и думаю: а почему бы и нет? Интересно попробовать свои силы. Конечно, не прямо сейчас. И не завтра. Через год. Или два. Должно пройти определённое количество времени. Человек внутренне должен быть готов, нужно прийти к этому.

 

— Но никто из уехавших не добился успеха на Западе.

 

С.Ф. – Но ведь сейчас не обязательно уезжать. Можно продвигать через сети.

 

А.Б. – К тому же, можно делать музыку для России и параллельно для Запада. И не уходить далеко от своего стиля. Сейчас многие артисты уезжают куда-то просто чтобы создавать. Я знаю, что Иван Дорн писал свой альбом где-то на берегу океана.

 

С.Ф. – Многие уезжают за вдохновением. А вдохновившись, пишут для России.

 

А.Б. – Есть хороший опыт украинских артистов, выходящих на мировой рынок. Я говорю о Maruv. «Drunk groove » — отличный пример. Я слушал её интервью, у неё летом тур 9-ти городам Америки. Или Kazka – у них тоже всё в порядке, паззл сложился.

— Сергей, твоё участие в шоу «Песни на ТНТ» было с каким прицелом?

 

С.Ф. – Сначала предыстория: когда я приехал на студию Матвиенко, я сидел и ждал собеседования. И увидел, как некто бегает из студии к пульту и матерится – это был Марко Джакомо, саундпродюсер «Black Star» — Скруджи и других. Он пытался записать сам себя и никак не мог успеть к микрофону к началу мелодии. Я предложил помочь. Мы записали, разговорились. Он и рассказал, что скоро будет некий проект. Так я и узнал о «Песнях». Я пошёл наобум, толком не анализируя. Наверно, поэтому и не было сомнений, что это очередной «дутый» проект, которых много. Я был на «Главной сцене», других кастингах и на чудо не надеялся. Цели попасть к Фадееву или к Тимати совершенно не стояло, я просто спел. Ну, может, надежда, что кто-то увидит, с кем-то познакомиться. Я был на двух или трёх этапах, меня показали в эфире. Собственно, на этом всё. Ничего мне это не дало. Это имеет некий выхлоп, только если ты в финале. А у меня – ну, на малой родине увидели старые знакомые и написали.

 

— Антон, а почему тебя вот не было на «Песнях»?

 

А.Б. – А действительно! Хороший вопрос! Вот почему меня не было на «Песнях»?

 

С.Ф. – Ты уже старый для этого.

 

А.Б. – Да, «я слишком стар для этого дерьма» (смеётся). А если серьёзно, в какой-то момент я решил, что моя жизнь связана с радио эфиром. Я позиционировал себя как радиоведущий и ведущий мероприятий. Была возможность пойти на второй сезон, мы обсуждали это с Серёгой. И решили, что лучше потратить это время на создание интересных песен. Если честно, я достаточно скептически отношусь ко всем этим конкурсам.

 

— Антон, я недавно разговаривал с твоим старшим братом Гариком («Burito»). Он сказал, что сам не вмешивается в твоё творчество и ты об этом не просишь. Вопрос вот в чём: неужели никогда не было соблазна пропиариться на имени знаменитого родственника?

 

А.Б. – Нет и никогда не было. Более того, раньше, приходя с друзьями на какую-нибудь вписку, я запрещал им рассказывать, кто мой брат. Но они втихаря пару раз девушкам сообщали в своих меркантильных целях. А сам я не сторонник.

 

С.Ф. – У меня в юности на эти случаи всегда гитара с собой была.

 

— Братской ревности к успеху Гарика никогда не было?

 

А.Б. – Абсолютно нет. Я никогда ему не завидовал. Более того, я всегда говорил и говорю, что Гарик – яркий пример того, как нужно работать, чтобы достичь успеха. Гарик для меня мотиватор, но никак не конкурент. И уж точно не раздражитель. Кстати, его песни есть в моём плеере. У нас разница в 10 лет. Он 77 года, я – 87. Он 177 см, во мне 187. И вообще, я самый высокий в семье! Ну и пусть, что не самый известный (смеётся). Так вот, когда Гарик был в «Банд’Эрос», я жил в Ижевске. У каждого второго на рингтоне стояла песня «Коламбия Пикчерс не представляет». Люди как-то узнавали, что я брат и часто спрашивали. Звонили с каих-то незнакомых номеров звонили даже по ночам. Вышкой стало сообщение «Антон, я от тебя беременна, возьми меня в «Банд’Эрос»! Стёб, конечно, но с меня хватило. Я-то к этому спокойно относился, а вот моей в тот момент девушке это почему-то вообще не нравилось.

 

— По поводу клипов: где и когда?

 

А.Б. – Будут! Конечно, не на выпущенные песни. На новые. Повторюсь: опубликованные песни были «пробой пера». 8 февраля выходит новый трек. Он будет в другом жанре, несколько иного направления. Если публика позитивно на него отреагирует, то не исключено, что на него появится видео.

 

— Если вернуться к выпущенным синглам: вы довольны реакцией публики на них?

 

С.Ф. – Мы довольны результатом – то, как получилось, как звучит. Нам это нравится. А для получения необходимой реакции песни надо продвигать, чтобы они имели более широкий резонанс.

 

А.Б. – Думаю, мы недостаточно внимания уделили промо.

 

С.Ф. – Мы попробовали и поняли, как надо действовать в дальнейшем. Будем выпускать, а там увидим.

 

— Как дела с выступлениями?

 

С.Ф. – 23 февраля состоится наше первое выступление на вечеринке некого журнала.

 

А.Б.- Мы вдвоём с Серёгой ещё не выступали. Так что у нас есть отличная возможность понять, как мы друг друга дополняем.

 

— Уже готовите подтанцовку, видеоподклад, спецэффекты?

 

С.Ф. – Знаешь, у меня так было в предыдущем проекте. Начинали вдвоём в акустике. Потом нас стало пятеро. Затем появился видеограф. Появился менеджер. Начали шить костюмы. Начали использовать какие-то навороченные примочки для звука. Но всё это появилось тогда, когда появилась возможность. Всему своё время.

 

А.Б. – 23-го мы просто выйдем и споём под минус.

 

С.Ф. – Думаю, нам большего и не позволят.

 

А.Б. – Думаю, там большего и не надо.

 

С.Ф. – Нам бы ещё порепетировать на базе. Думаю, сейчас не время заморачиваться о супершоу. Надо сделать программу и думать. Мы сейчас на старте, когда хотим засветиться в интернете, увидеть фитбэк и понимать, что и как делать дальше.

— Некоторые пачкой выбрасывают песни в сеть и смотрят, что пойдёт.

 

С.Ф. – Это ж всё равно финансовая тема. Сделать 7 качественных песен – это далеко не 10 рублей. Конечно, можно сделать дёшево и найти какую-то аудиторию. Наштамповать песен можно хоть завтра. Но у нас другой подход. Более выверенный и размеренный.

 

— Как выбираете песни?

 

С.Ф. – Сидим и слушаем. Обсуждаем. Пишем. Иногда сразу рождается, иногда не идёт и откладываем.

 

А.Б. – У нас нет строгой концепции. Точнее, наша концепция – разнообразие.

 

С.Ф. – Поэтому выпускаем синглами, а не альбомом в единой манере. Мне вообще нравятся эксперименты. Я раньше играл живаго, некий поп с элементами фанками. Потом понял, что заколебался стоять с гитарой на сцене. Мне захотелось больше контактировать и добавить больше электроники. В этом мы сейчас и варимся. В этом, собственно, и концепт. Пока нам с Антохой не надоест – там увидим. Я хочу найти то, в чём нам будет комфортно. Что-то обязательно должно ассоциироваться с артистом. Какая-то фишка – в вокале, в звучании. Это круто! Чтобы сразу говорили: «О, это «Bezorbit»!

 

— Заканчивать интервью надо красиво. Желайте что-нибудь дочитавшим до конца!

 

А.Б. – У меня одно пожелание: слушайте хорошую музыку А для читателей-музыкантов: делайте хорошую музыку!

 

С.Ф. – Я бы пожелал всем не бояться открывать для себя что-то новое в плане музыки, книг, знаний и так далее. В жизни. Музыкантам – экспериментируйте! Сейчас все погрязли в этом грёбанном дип-хаусе. Меня тошнит от этого: включаешь топы Itunes или подборки – везде одно и тоже. Однотипно, нет ширины. Я никого не хочу обидеть, но, ребята, расширяйте горизонты!

 

Александр Ковалев, специально для Musecube

 

Фоторепортаж Марианны Астафуровой смотрите здесь.

ССЫЛКИ:

https://vk.com/bezorbit_music
https://www.instagram.com/bezorbit/
https://www.instagram.com/iamfateev/
https://www.instagram.com/burnyshev/

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.