9 ноября в «Мумий Тролль Баре» группа BOGACHI представит новую сольную программу. Мы встретились с Женей и Элоной и обсудили предстоящее событие, выход альбома и множество интересных тем. Ребятам действительно есть чем поделиться и с читателями портала, и со зрителями на концерте. Выражаем благодарность «Black Star Burger Prime» за предоставленную возможность проведения интервью и фотосъёмки.

— Это ваш первый сольник в Москве?

 

Женя: — Второй. Мы делали концерт в мае, сразу после проекта «Песни». Мы выступали на той же площадке – «Мумий Тролль Бар» и нам сказали: «Давайте сразу договоримся о концерте осенью».

 

Элона: — Так получилось, что «Мумий Тролль Бар» стали нашими первооткрывателями в Москве. Именно сюда мы можем приехать и выступить, ни о чём не переживая. Это классно.

 

— О программе: у вас же вышел альбом с крайне романтическим названием…

 

Э: — Да, «Сборник сопливых песен». Мы решили, что в любом случае нужно начинать с презентации. В Екатеринбурге какие-то песни мы уже показывали и там у людей уже стоит галочка «BOGACHI мы уже слышали». В Москве пока такого нет. Здесь много людей, которые следят за нашим творчеством и ждут концертов. Они могли слышать альбом, но не живьём и не лично от нас. Думаю, это дополнительный стимул, чтобы прийти 9 ноября к нам.

 

— По звучанию альбом и живые выступления сильно отличаются?

 

Ж: — Нет, мы всё равно остаёмся в электронной музыке. Но есть и живые инструменты. Мы стараемся, чтобы тот рисунок, который мы нашли в студии, воплотился и на сцене. Даже повторить записанный вокал. Мы очень много работаем в студии, стараемся всё сделать филигранно, всё выверяем. И хочется, чтобы на концерте всё звучало также.

 

Э: — Это Жене так хочется! А я люблю импровизировать.

 

Ж: — Я имею виду по подаче. Всё равно потом всё приходится анализировать, чтобы всё звучало точно. А вот когда надоедает, мы начинаем экспериментировать. Вот сейчас мы готовимся, перелопачиваем миксы. Это в живой музыке ты можешь удлинить партию так, как хочешь. А в электронной всегда приходится подготавливать микс. Сейчас у нас собрана летняя часовая идеальная программа, обкатанная по стране. Но мы понимаем, что нам уже хочется чего-то другого.

 

Э: — Во-первых, уже почти зима…

 

Ж: — Мы меняем местами треки. В каждый трек добавляем intro, outro. Постоянно что-то добавляется, меняется.

 

Э: — Мы ориентируемся не только на музыку. Нам нравится добавление визуального ряда во всё. BOGACHI – это визуально-музыкальный проект, не просто песни.

 

— Чем будете удивлять?

 

Ж: — Ой, не знаю, можно ли об этом рассказывать… Мы презентуем новую песню, которую вообще никто ещё не слышал. Это наш первый дуэт.  За 3 года ещё ни с кем мы фитов не выпускали. Не считая, конечно, с детским эстрадным театром, но это особенная история.

 

Э: — Коллабы для нас интересны и мы всегда хотели попробовать. Мы искали артистов, с которыми случилась бы синергия. И это произошло год назад. Всё это время мы воплощали свою песню. Представляешь, что такое год в то время, когда новинки каждую неделю выходят! За это время переделалось звучание группы, моё звучание. Сейчас мы пришли к очень интересному варианту песни. Мы пригласили этого артиста на наш концерт и будем с ним делать это.

 

Ж: — Сказать, кто?

 

Э: — Нет, не говори!

— Элона, насколько часто во время выступлений ты пугаешь Женю своими внезапными импровизациями?

 

Э: — Самое забавное, что шокирую я не публику. Зрители слушают и думают, что так и было задумано. На концерте ты ловишь особую энергетику. Люди знают твои песни, это вдохновляет – и тут как неожиданно сымпровизируешь! И Женя смотрит на меня безумными глазами.

 

Ж: — Да, бывает такое. Потом говорю: «Так, вот это запомни, в следующий раз используем!».

 

Э: — А я не запоминаю. Но Женя в этих вопросах – техник. Ему нужно всё чётко разложить, что и как нужно спеть.

 

Ж: — Продюсерское видение сразу даёт понимание, что людям заходит. Что добавляет эмоции и нужно обязательно делать. Это большая работа. С годами приходит понимание, что оттачивание нужно прежде всего ради зрителей. Иногда бывает, что Элона по другому споёт только одну ноту, но получается так, как ещё никто не слышал. Это творческий процесс.

 

— В чём ещё проявляется ваш театральный перформанс?

 

Ж: — На каждую песню идёт видеоряд. Сейчас мы полностью переделываем видео. У каждого из нас есть свой визуальный маркер. Моя борода, к примеру. Или цветные волосы Элоны. И вот у нас появилась Единорожка. Те, кто следит за нашей жизнью, это знают. На протяжении двух лет у нас  был дикторский голос, который приветствовал зрителей. И на прошлом концерте оказалось, что этот голос принадлежит милой Единорожке. И теперь люди сразу понимают, что пришли на BOGACHI – голос и маркер. Картинка срослась. Видеорядом мы рассказывали свою историю. Сейчас мы хотим это немного изменить. Пока на самим не очень ясно, как это будет. Для нас это тоже эксперимент.

 

— У вас вот-вот концерт, а вы не знаете, как это будет?!

 

Э: — Да! У нас готовится основная канва, «рыба». А полное понимание постепенно приходит в последнюю неделю. И вот сейчас мы всё это доделываем. Вдохновение приходит впритык к концерту, уж не знаю, почему.

 

— От нервного напряжения?

 

Э: — Наверно. Когда есть нужные руки и люди — ты выдаёшь идею, а все вместе её реализуем.

 

— У вас большая команда? Женя – рулевой?

 

Ж: — Нет, у нас матриархат. Элона тоже продюсер.

 

Э: — У нас всё поровну.

 

Ж: — В какой-то ситуации один выруливает, потом другой. И очень плохо, когда оба не могут, выжаты. Но это бывает редко.

 

Э: — В нужный момент мы подключаем команду. В команде 10 человек. Основные творческие и продюсерские задачи лежат на нас с Женей. Остальное мы делегируем. Раньше, когда мы не умели этого делать, было сложно. Когда я сама сидела и делала картинки для постов – это было полное неумение делегировать рабочие вопросы.

 

Ж: — Сейчас – команда, приходится людей обучать. Ведь у каждого своё видение, а нам хочется, чтобы наш стиль продолжался. Кто-то откалывается через пару месяцев, не выдерживая темп. Но таковы реалии, это нормально.

 

— У вас в команде чётко разграниченные полномочия?

 

Э: — По сути, да. Но если есть хорошие идеи – это приветствуется. Мы дадим зелёный свет, если это стоящая идея.

 

Ж: — После телепроекта мы подошли к некому переходному моменту, который сейчас мы проживаем. Мы поняли, что мы достигли некого потолка как группа. Понятно, что мы будем развиваться, что мы будем выступать. Но хочется строить стратегические планы. Я смотрю далеко. Это должно быть не только творчеством музыкальной группы, а бОльшим. Наша философия «Music-Brand-Fashion-Band». Мы несколько раз пытались запустить свой мерч. Но понимаем, что нас двоих не хватает на это. Люди просят, мы делаем, а вот донести до желающих уже не успеваем. Так что, сейчас такой этап, когда мы обрастаем командой, которая работает по многим направлениям. Хорошо, что появляются единомышленники. Каждая встреча к чему-то приводит. И если всё правильно выстроить, мы можем добиться задуманного. Но для этого надо многое пройти. Хорошо, что мы эти пути проходим – мы растём, «обрастаем мясом».

— Вы друг друга понимаете. С другими людьми легко сходитесь?

 

Ж: — Ну, с учётом того, что Элона интроверт…

 

Э: — И Женя мне недавно заявил, что он тоже стал интровертом! От чего я была в шоке.

 

— Нахватался?

 

Э: — Да, да, да! Скорее всего, это передаётся. Путём любви! У меня всё устроено странным образом: если человеку нужна помощь, то я с ним легко схожусь. Я вижу его ситуацию со стороны и знаю, как поступить. Так что, я схожусь или через работу, или через помощь. У Жени наоборот. Если ему нужно что-то от человека, то он внедряется в него.

 

Ж: — Да, мы братишками становимся. Мне нужно с ним съездить на матч ЧМ Бразилия – Мексика, чтобы у нас сломалась машина, сходили на Россию – Хорватию, пережили недельный трип – и потом уже можно делать выводы. С каждым мы проживаем подобную «интимную» часть жизни. Это объединяет, мы становимся уверены друг в друге и можно совершать что-то большее.

 

— Вы выпускаетесь на «Sony Music». Представители лейбла влияют на составление концертной программы, например?

 

Э: — Это же не продюсерский центр. Так что – нет.

 

Ж: — Есть такие лейблы как «Black Star», «Malfa», в которых работают команды продюсеров. А «Sony» работают иначе. Они занимаются музыкальной дистрибуцией. В данном случае, мы сами себя продюсируем.

 

Э: — Для нас это в плюс. Мы можем посоветоваться. Но на этом всё.

 

Ж: — тут другое. В мае мы хотели выпустить песню. Они нас отговорили. Сначала мы разозлились, стали настаивать. Но потом приняли эту ситуацию. И решили, что песня «Чародей» войдёт в «Сборник сопливых песен». И оказалось, что это правильное решение. Мы собирали обратную связь и стало ясно, что альбом слушается цельно и мы показали разные стороны BOGACHI. Так что, в некоторых вопросах лейбл нужно слушать.

 

— Почему вы решили выпустить EP, а не полноформатный альбом?

 

Ж: — В прошлом году мы выпускали long-play. Была концепция плей-листа, в котором каждый может выбрать то, что ему нравится: танцевальное, лирическое. В альбоме было 23 песни. Мы работали над ним больше 1,5 лет. И почувствовали отток энергии. Когда ты выпускаешь 1 песню, получаешь возврат. А когда 23, то несколько похвалили, а 17 осталось незамеченными. И решили, что большие альбомы надо выпускать, когда ты становишься ещё более большим артистом, типа Drake. Тогда публика ничего не пропустит. Мы выпускаемся синглами. А когда поняли, что у нас есть несколько песен, объединённых в одну концепцию, мы собрали их в EP. Почувствовали реакцию. На этой волне мы решили тут же записать ещё один EP. Прошло 2 месяца, а написана только одна песня (смеётся).

 

Э: — Чем больше создаёшь материала – больший отток энергии. И потом нужно восстанавливаться. А так как команда – ты и ещё несколько людей, это сложно. Так что, в нашей ситуации лучше выпускать или треки, или EP. Так мы быстрее донесём информацию.

 

— Вы всегда согласны друг с другом?

 

Ж: — Войн нет, но и не безоговорочно. Это хорошо.

 

Э: — В споре рождается истина. Проблемно, когда с тобой никто не спорит.

 

Ж: Когда я пишу новую песню, я закидываю её Элоне и аккуратно смотрю – нравится или нет. И она также. Вот у меня есть несколько песен, которые уже 3 года ждут своего часа. Элона их не одобряет.

 

Э: — Выпускай свой сольный альбом! Я против того, чтобы старую энергию тащить в новый коллектив. Я всегда это говорила. Ну, только если это будет к месту, в точку. Иногда такое бывает.

 

Ж: — Мне нравится вариант, когда пишешь 20-30 демок и выбираешь из них то, что сейчас нужно. Правда, мы пока так не делали, но начинаем к этому идти.

 

Э: — Согласна.

 

— О названии альбома. Отталкиваясь от своего опыта, я думал, что только начинающие рэперы называют свою лирику «сопли»…

 

Э: — Нет, изначально альбом назывался «Сборник лиричных песен». Но это так приторно! И я подумала, что с этим надо что-то делать. Получился «Сборник сопливых песен – ССП». И это предложение все безоговорочно поддержали.

 

Ж: — От этого и уточки появились. Лето заканчивается, сопли, слёзы – и уточки.

 

— Мне кажется, вы не очень ориентируетесь на радиоформат? Скорее на интернет. Я прав?

 

Ж: — Нет такого понимания: ты делаешь такую-то песню и она точно встаёт на радио. Либо ты выбираешь свой путь, как ты чувствуешь,  либо чётко делаешь прицел на эфиры. Какая-то очная формула. Которой нет!

 

Э: — Можно подстраиваться и не угадать, а можно не подстраиваться и попасть. Мы выбираем делать своё. Если это понравится – хорошо.

 

Ж: — Музыка должна быть вне времени. Я слушаю песни, которые мы делали в 2016. Некоторые и по аранжировке, и по наполнению – на много лет. Например, «Зима». Песни с «ССП» оценил Роман Емельянов («Новое радио»). И жюри оценило, в котором были Artik, Алексей Романоф, Полина Гагарина. Мы подумали, что такой стиль как раз близок к радио формату. Но это не значит, что мы сейчас начнём штамповать песни в таком ключе. Как получится.

 

— Снимать видео версию концерта собираетесь?

 

Ж: — Пока мы точно это делаем в Екатеринбурге, который мы должны удивлять больше всего. Мы сами оттуда, мы там стартовали и он – наше место силы. Соответственно, там публика знает нас и привыкла к нам. И мы должны постоянно её удивлять! И там концерты опережающие. Здесь такая задача (съёмки) ставилась, но – как получится. Снимем в любом случае, но будет ли он выпущен – будем думать. В этом году, помимо Екатеринбурга, мы выпустили видео-версию сольного концерта в Ростове-на_дону. Там отлично принимала публика, классная съёмка.  Но не все концерты зрителям интересно потом смотреть.

— Екатеринбургская публика для вас легче и ближе московской?

 

Э: — Вся публика всегда настроена благожелательно. Это зависит в первую очередь от артистов. И когда мы приезжаем в Москву на концерты, и когда выступаем в Екатеринбурге – всё зависит от того состояния, в котором ты на сцене в данный момент. Естественно, в Екатеренбурге больше людей, которые с нами с самого начала. Они знают даже те песни, которые мы не поём на концертах. После концерта они просят спеть «Холи» 2015 года, которую мы пару лет уже не исполняем. Забавно: мы существуем четвёртый год, а у нас уже есть «раннее творчество» (смеётся).

 

Ж: — Люди, которые нас слушают с того периода – наши мотиваторы. Они могут слушать нас по 10 раз, а вот на 11 захотят чего-то нового. Их не цепанёт привычное и для нас это будет «звоночек».

 

— Насколько в творчестве артист должен ориентироваться на ожидания и пожелания публики?

 

Э: — Когда мы создавали первые песни BOGACHI, никто не знал, что это будет. Мы никому их не показывали. Даже друзьям и родителям. Был принцип «Мы делаем только то, что чувствуем». Сейчас у нас есть часть аудитории, которая любит нас по-дружески, по-матерински. Но это не оценка! А когда тебя узнает широкая публика, то нужно понимать, какую песню больше слушают, скачивают. И нужно ориентироваться на это. В дальнейшем это и составляет твою целевую аудиторию. Будут ли они дальше слушать тебя, или ты будешь искать новую публику, но уже с новой музыкой. «ССП» вышло музыкально разносторонней пластинкой, но объединённой одной идеей. Это потому, что у нас есть несколько пластов публики: парочки, подростки, студенты, мамочки. И когда всех этих людей получается объединить одной концепцией – это гениально! Мы пытаемся в своих шагах искать ходы, чтобы охватить всю аудиторию, которая у нас уже есть. Чтобы их трогало и они продолжали наблюдать за нами. Мы ориентируемся не на их мнение, а скорее на их интерес.  На их боли, радости – на то, чем они живут.

 

— Так что первичнее: понравится публике или самовыражение?

 

Э: — Хороший вопрос!

 

Ж: — Мне кажется – самовыражение. «Что первое: курица или яйцо?». Сначала самовыражение, потом – нравится.

 

Э: — Если любой артист скажет, что он не эгоист – это будет неправда! Каждый артист жаждет вытащить из себя и показать всё, что в нём есть. Но не это ли и есть взаимодействие? Показаться и понравиться. Это очень циклично.

 

Ж: — Вот кастинги – классная штука! Это отличный опыт. Человек делает песню – самовыражается, но цель – понравится. Мы проходили кастинг и показали песню «Франсю», которая нас выражала. Мы от неё кайфовали, но хотели ей зацепить. Если бы не получилось, то нам нужно было бы искать другой способ самовыражения. Вопрос очень хороший. Наш ответ: симбиоз! В одну строчку с хештегом: #самовыражениепонравитсяпублике .

 

— Вы много участвуете в конкурсах, помимо «Песен»?

 

Э: «Музыкастинг» на «Новом радио», конкурс на канале «Звезда». Не то что мы оголтело ищем кастинги, но иногда наши зрители нам пишут «Жалко, что там вас нет. Попробуйте на это проект – мне интересно, как вы там расти будете».  Подобный вид взаимодействия с каналами – отличный способ показаться своему зрителю. Такими, какие мы есть на самом деле. Не через призму интервью или режиссерского видения в клипе. Это и хорошая возможность для зрителя, но и для артиста – в эти моменты он неимоверно растёт. Но это может оказаться и большой ошибкой – не все справляются с таким натиском, когда энергия постоянно крутится как колесо. Когда тебя из этого колеса вышибает, тебе нужно заново собрать все свои мысли. Остановиться и перенастроиться, но не бежать сразу дальше. До и после. Собрать энергию и потом двигаться.

 

— Я так понимаю, что вы вместе 24 часа в сутки?

 

Э: — Это наша боль! (смеётся) У человека есть радости и боли. Иногда боль рождает радость. То, что мы с Женей 24/7  — и боль, и радость. Это даёт нам возможность понимать друг друга и без слов и находить слова, чтобы работать.

 

Ж: — При этом мы спокойно можем заняться каждый своими делами. Например, поехать на футбол.

 

— Я смотрю, Жень, ты чуть что – на футбол!

 

Ж: — Есть пацанские темы, а есть девичьи!

 

Э: — Когда я встречаюсь с подружками, они часто говорят, как хочется улететь одной и отдохнуть. «Но мой меня не отпустит». Я отвечаю, что мой – с радостью, ещё и платочком помашет! (смеётся) А сам на футбол или в PSP поиграть. Но это же очень крутой момент, когда вы настолько близки, что можете разделяться и не чувствовать боли. Или недостаточности.

 

Ж: — Скорее, не боли, а ответственности. Или неуверенности. В какой-то момент мы поняли, что счастье – это не определённая точка, а твой бензин, топливо, на котором ты едешь по жизни.  У нас есть это в песне: «Счастье – наше топливо, любовь – бензин».

 

— Чем завершим наше интервью?

 

Э: — Кажется, всё важное сказано.

 

Ж: — Ждём всех 9 ноября. А вообще, хочется всем людям – счастья, здоровья, любви. И удачи с BOGACHI!

 

Александр Ковалев, специально для Musecube

Фоторепортаж Владислава Бедяева смотрите здесь.

ССЫЛКИ:

https://vk.com/bogachi_music

https://music.yandex.ru/artist/5466401

https://itunes.apple.com/ru/artist/bogachi/1072176740?l=en
https://www.youtube.com/bogachimusic

https://www.instagram.com/bogachi_music/

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.