Если у тебя вызывает улыбку название статьи, то лучше дочитай ее и не сомневайся. Да, они призывают к революции и выступают за изменение системы государства. Нет, они не действуют в интересах какого-то политического движения, лидера или партии: они против сегодняшней политики. Название нового альбома петербургской группы «Электрические партизаны» — «ЧЕРНЫЙ ПРОТУБЕРАНЕЦ или НАМ НУЖНА АНАРХИЯ» —  лучше объясняет эту позицию. Как я убедился из беседы с лидером Электрических Партизан Вадимом Курылевым,  эти не просто громкие  слова имеют под собой реальную основу, убеждения и действия.

 

Г. М. — Когда вышел ваш крайний альбом? Чем отличается его содержание и процесс записи от предшествующих альбомов?

Вадим: — Крайний – это как будто маргинальный, да? (Вадим улыбается, потому что частенько панк считается маргинальной музыкой; я улыбаюсь, потому что решил сказать «крайний», чтоб не назвать альбом «последним» — Г. М.) Я не считаю, что повстанческий анархизм — тема маргинальная. Хотя по радикальности этот альбом превзошел все наши предыдущие творения! Но это оттого, что время сейчас радикальное, а мы стараемся идти в ногу со временем. Маргинального времени не бывает! Так что альбом наш не крайний, а новый!

Г. М. – А по звуку этот альбом тоже кардинальней предыдущих?

Вадим: — В звучании мы все больше погружаемся в беспросветный гаражный «лоу-фай», добиваясь эффекта слетевшего с катушек фрезеровочного станка. Такая саунд-атмосфера очень хорошо соответствует нашим революционным настроениям последнего времени. Сам процесс записи технически мало чем отличался от предыдущих альбомов, но работа сильно отличалась настроением.

Г. М. – Кто работал с Вами над этим альбомом?

Вадим: — По составу альбом тоже сильно отличается от прошлых. Вернулся барабанщик Михаил Нефёдов, подключился саксофонист Сергей Летов (да, брат того самого Летова, — Г. М.) Сергей записал свои партии прямо в Москве и выслал треки нам в Петербург, так что мы используем современные технологии на благо панк-рока и будущего анархического общества (улыбается) Скрупулезно переправлял наши дикие звуки в студийный компьютер, а потом сводил несводимое звукорежиссер Владимир Носырев – с ним мне уже довелось раньше поработать во время записи группы «Адаптация». Также над сведением и мастерингом нашего «Черного Протуберанца» работала Кира Малевская – наши поклонники ее хорошо знают, с Кирой мы уже записали до этого 4 альбома…

Г. М. – Сергей Летов раньше с вами работал, или присоединился впервые?

Вадим: — Летов иногда играет с нами на концертах, теперь же, наконец, поучаствовал и в студийном альбоме. На этот раз в студийной работе совсем не участвовала молодежь, практически одни ветераны, но альбом получился настолько драйвовым и наглым, что по настроению стал чуть ли ни самым молодежным из всего, что мы записали за последние годы!

 

Г. М. — Были ли уже концерты в поддержку нового альбома?

Вадим: -Были так называемые «презентации» в Москве и Петербурге. Пока мы не записали следующий альбом, все наши концерты будут в поддержку этого.

Г. М — Часто ли вы играете концерты? Все ли клубы готовы предоставить вам площадку?

Вадим: — Мы играем редко, поскольку мы группа некоммерческая и, к тому же, идеологически направленная на развал всех государств мира, включая наше местное политическое болото. Понятное дело, любой клуб или организатор предпочитает либо форматных звезд, либо просто группы развлекательного жанра. Лично я ни с какими арт-директорами клубов не ругался, но я участвую далеко не во всех организационных процессах.

Г. М. — Кто ваша публика? Приходят ли на вас определенные люди, или состав зрителей меняется?

Вадим: — В Питере и Москве приходит и анархо-публика, и просто студенты: молодежь в основном думающая и не сильно пьющая. В остальных городах приходят все, кто угодно, включая алисоманов, поклонников ГО и всех. кто там еще есть в теме панк-движения или просто русского рока. Если в столицах слушатели на наших концертах не нуждаются в комментариях, кому или чему посвящены наши песни, то в остальных городах приходится более подробно останавливаться на многих идеологических или исторических моментах.

Г. М. – Почему анархия? Потому ли, что к этому располагает стилистика панк?

Вадим: — Это, скорее, анархизм располагает к панк-року! Панк – наиболее бунтарская разновидность рок-музыки, вполне естественно, что анархистские группы берут его на вооружение.

Г. М. — Гражданская позиция и позиция музыканта – одно и то же? Или в быту существует совсем иной человек, чем на сцене?

Вадим: — «Политика — это как ты живешь, а не как голосуешь!» – эту фразу Джерри Рубина (американский  деятель антивоенного движения 1960-х-1970-х, — Г. М.) я вставил в нашу песню. Мы поем о том, о чем думаем, а играем то, что чувствуем. Если я со сцены агитирую, например, не пить и не курить, то я, действительно, и вне сцены этого не делаю. Но не стоит говорить музыканту: ты поешь о революции вместо того, чтобы пойти и сделать ее. Революция часто начинается с песни. Быт – пространство порабощения, ему надо постоянно противостоять. Сцена дает мне возможность зарядиться силами для этого противостояния.

Г. М. — Протест Электрических партизан существует только в музыке? Или вы считаете возможным изменить ситуацию в стране, мире путем реальных действий?

Вадим: — Я являюсь участником петербургского «Автономного Действия» — анархистской организации, которая как раз занимается реальными действиями: митингами, пикетами, семинарами, арт-акциями, изданием анархистских газет и т.д. Но ведь наибольшую пользу анархо-движению я могу принести именно своими песнями – каждый должен заниматься тем, что он умеет делать лучше всего. Тогда мы все вместе действительно сможем что-то реально изменить в этом мире, которому уже давно необходим, как минимум, капитальный ремонт.

Г . М. — Расскажите о деятельности Электрических партизан в самиздате. Я слышал, «Партизаны» писали газету?

Вадим: — Время от времени мы выпускаем что-то вроде фэнзина. Это не просто газета о группе, но и легкая форма анархистского культпросвета. Иногда мы делали даже просто брошюры на тему анархизма, без упоминания о нашей группе. Все это, разумеется, для того, чтоб люди лучше понимали, о чем идет речь: о чем мы поем и для чего все это вообще нужно.

Г. М. (тут я выдерживаю продуманную паузу и внимательно смотрю на музыканта, точно следователь на подозреваемого) — Вы действительно думаете, что в анархичном обществе не будет лидера, которому в итоге придется подчиняться?

Вадим: — Гм…ну, собственно, в анархическом обществе правящего лидера быть не может в принципе. Если есть авторитарный «хозяин», то это уже совсем не анархизм! (теперь его улыбка похожа на оружие против сомневающихся, — Г. М.) Вы спрашиваете, верю ли я в возможность безвластного общества? Ну, конечно, верю! Иначе разве я стал бы об этом столько петь и говорить? Ведь я некоммерческий артист, я имею возможность говорить то, что я действительно думаю.

Г. М. — Сложно выжить вне шоу-бизнеса сегодня? Чего стоит поддержание существования группы Электрические Партизаны?

Вадим: — Но вот мы, например, выживаем! Сколько мы тратим на это сил и здоровья – личное наше дело. Пока нам это интересно, мы этим занимаемся. Сейчас все меняется, сегодня шоу-бизнес нас не замечает, а завтра мы не будем замечать его, поскольку сможем полностью выйти из пространства, которое он контролирует. Огромные перемены сулит развитие интернета – это перемены в анархистском стиле, кстати. Все должно быть бесплатным, а искусство – в первую очередь! Сегодня можно скачать песни, завтра можно будет скачать ботинки. Грядет анархономика, и от этого нельзя отмахнуться!  А пока мы существуем по партизанскому принципу: вырастаем из-под земли, как отряд махновцев.  Сыграли концерт – и растворились.

Г. М. — И в завершение – каковы ваши планы? Вы их строите?

Вадим: Сейчас, после выхода нового альбома и презентаций в его честь, мы позволили себе небольшой перерыв. Мы с Мишей Нефёдовым заняты в записи нового альбома группы «Разные Люди», и пока у «Партизан» не предвидится никаких манёвров. Когда мы выйдем из тумана, чтобы что-то совершить, то, скорее всего, это будет упор на концерты. В последнее время окружающая действительность постоянно дает вдохновение для написания новых все более резких песен, и мы увлеклись студийной работой. Но теперь надо бы поиграть живьем. Хочется показать, что «Электрические Партизаны» – не просто собирательный образ,  а бываем вполне реальным и довольно громким панк-бэндом!

На этой улыбке, позитивной и открытой в ожидании грядущих концертов. Мы и попрощались. Во мне остался большой заряд деятельности после разговора с Вадимом Курылевым, я готов был срочно что-то делать для общего дела, но решил дождаться концертов. Если столько этот человек способен дать при разговоре. То что же будет на концерте?!

 

Гражданин Мира специально для musecube

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.