Ge4K9MzKgygНедавно петербургская группа «Сны Джо» отметила День рождения – уже год ребята играют в новом составе. По случаю этого события корреспондент MUSECUBE пообщался с лидером коллектива Евгением Ислямовым в тёплой домашней обстановке.

Женя, вашей группе в новом составе исполнился год. Расскажи, что удалось сделать за этот период?

За год мы отыграли один сольный концерт, выпустили альбом под названием «Чудо», приняли участие примерно в пятидесяти разных маленьких концертах. Но самое главное – нашли свою добрую, позитивную аудиторию, которая ходит к нам на концерты.

Задумываешься ли ты о том, выходить ли на большую аудиторию, или играть для ограниченного круга слушателей?
Конечно, зачем нам большая аудитория? Мы хотим, чтобы у нас всегда было пятнадцать человек, больше нам не нужно – вот такие мы лентяи. Шутка. Конечно, как и любая другая группа, мы хотим, чтобы музыка «Сны Джо» была популярна. Я мечтаю сказать в микрофон в будущем: «Привет, «Олимпийский». Да у каждого музыканта есть такая мечта.

То есть амбиции есть?
Конечно, ты что? Семимильными шагами идём к славе.

Амбициозный парень?
Да, я такой.

Фредди Меркьюри говорил: «Чем больше у меня проблем, тем лучше мои песни». Как ты считаешь, комфорт и сытость – это враги творчеству или друзья?
Комфорт и сытость могут быть как врагами, так и друзьями. Допустим, когда тебе плохо, одиноко, дискомфортно, ты голоден, то пишешь песни о том, как тебе плохо. И тебя слушают люди, которым тоже плохо и одиноко, и ты понимаешь, что вы близки по духу, и ты не один. А когда тебе хорошо, тогда не хочется ничего писать, но ты должен рассказать об этом состоянии другим людям, чтобы им тоже стало хорошо. Правда, заставить себя в минуты радости сесть и начать писать песню сродни геройскому поступку. Мне всегда веселые песни давались сложнее…

Трансформировался ли с возрастом твой собственный музыкальный вкус?
Да, раньше я никогда не понимал джаз, а сейчас его очень люблю. Раньше я думал, что музыка хорошая только тогда, когда люди орут, но сам сейчас играю совершенно другое. Можно добиться колоссальных эмоций у слушателя не только агрессивной, качающей музыкой, но и той, которую ты искренне несёшь в своём сердце. Я начал получать эмоции от лёгкой музыки.

gaJCUEUugfoКакая музыка или музыканты оказали на тебя наибольшее влияние?
На меня дикое влияние оказывают музыканты в нашей группе. Я больше всего учусь именно у них. А так – я всегда мечтал петь как Энтони Кидис, мне нравился его голос. Из русскоязычных исполнителей авторитетами для меня являются «Сплин», «Animal Jazz», Сергей Бабкин. Из западных: «Red hot chili peppers» — мне безумно нравится, как они играют, а Тори Эймос подкупает своей энергетикой.

Есть выражение, что чернила для настоящего поэта – это его собственная кровь. Согласен ли ты с этим?
Конечно, согласен, потому что, если у тебя горячая кровь, и внутри бурлит желание подвигов, то ты будешь писать стихи, которые станут побуждать людей на поступки. У меня разгильдяйские стихи получаются, и это связано с моим характером. Мои стихи не имеют под собой фундаментальной основы, не рассказывают о том, как прекрасен или плох мир, как хорошо быть влюбленным и плохо быть влюбленным односторонне. Я пишу как ребёнок, который на улице вывалялся в грязи и пришёл домой, а мама говорит: «На кого ты похож?».

Много тебя есть в твоих собственных стихах?
У меня даже есть стихотворение под названием «Я». Я часто пишу от первого лица. Очень многие мои стихи про меня – думаю, процентов семьдесят.

У многих творческих людей есть альтер-эго. Тебе знакомо это?
Да, на самом деле знакомо. Я одинаково комфортно чувствую себя и в том, и в другом образе. Наверное, это две половинки одного цельного образа. И они друг друга дополняют. На сцене или в компании я очень громкий, всегда весёлый, а дома спокойный и домашний.

Ты часто играешь на улицах. Расскажи о каких-нибудь забавных случаях, связанных с этим.
Мне однажды строитель подарил свою каску, а другой положил в чехол перфоратор со словами «Держи». Однажды человек начал так танцевать, как будто он из пластилина или резины: он гнулся как резиновый шланг. Было забавно.

Расскажи про твой первый опыт игры на улице?
Это было задолго до Питера. Мне было лет 18-19, мы с друзьями вышли на сцену в центре города с тремя акустическими гитарами и стали играть «Сплина», пока нас милиция не забрала. Но мы сказали, что не используем звукоусилительную аппаратуру и можем играть, где захотим. Второй концерт в этот же день мы устроили у здания администрации. Я был рокером, неформалом, и протест в моей крови был силён.

Протест в твоём характере остался?
У меня есть песня «Жить одним днём» — она очень протестная.
Рок – это музыка протеста, как ты считаешь?
Сегодня рок – это музыка эмоций. Рок называли музыкой протеста, но протест не возникает сам по себе. Он появляется тогда, когда тебя переполняют бушующие эмоции несогласия. А эмоций у нас миллионы! Потому сегодня рок-музыкой можно и в любви признаться, и «дорогу показать»!!!

BdfqzYnFwА в Питере как начал играть стрит?
Сначала, приехав в Петербург в 2011 году, я зарабатывал расклейкой объявлений, и меня за это оштрафовал милиционер. По моим рассказам я весь такой нарушитель и хулиган. И вот однажды у метро «Садовая» я увидел уличного музыканта, попросил у него гитару и поиграл. Собралось несколько человек, дали мне немного денег, и я понял, что играть на улице гораздо приятнее, чем расклеивать объявления.

Существует субкультура уличных музыкантов?
Мы друг друга поддерживаем и уважаем. Я знаю лично человек тридцать, и все они разные: один зануда, другой – крикун, который всё время поёт на надрыве, третий хохол и он много говорит о деньгах, четвертый витает в облаках постоянно — эдакий романтик. А я большой и добрый! Надо сразу определиться с тем, кто такой уличный музыкант: это человек, который хорошо играет, с использованием звукоусилительного оборудования или без него, и он даёт миру качественный звук. А всякие обсосы, которые зарабатывают на бутылку – это не уличные музыканты. Субкультуры нет, но существует некий регламент. Например, если человек много лет играет на одном месте, а приходит другой чувак с барабанами и начинает в них громко долбить, хотя рядом жилые дома, то мы собираемся и вежливо объясняем ему, что так делать нельзя.

Беседовала Алла Игнатенко, специально для MUSECUBE

В репортаже использованы фотографии из личного архива музыканта

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.