27 июля в московском клубе «Швайн» состоится творческий вечер лидера группы «СтимфониЯ» Филиппа Августа. В преддверии концерта мы встретились с музыкантом и поговорили о его отношении к Грушинскому фестивалю, о дуэте с Глебом Самойловым, о новом клипе и о многом другом. Выражаем благодарность Stay True Bar (VKontakte, Facebook, Instagram) за возможность проведения интервью и фотосъёмки.

— За последние недели ты выступил на трех фестивалях абсолютно разной направленности — Мотомалоярославце, Грушинском и Нашествии. Как всё прошло, какие впечатления остались?

— Всё прошло очень хорошо, даже лучше, чем ожидали. Независимо от того, в какое время суток мы стояли по расписанию, публика принимала нас очень тепло, да и организация не подкачала. Чувствуется, что у «СтимфониИ» уже появляется серьёзный статус. Отдельное спасибо нашему фан-клубу, они приехали на Нашествие со знаменами, активно поддерживали нас. Особенно приятно, что это их инициатива, мы ничего не заказывали и тем более ничего им не выдавали. (Улыбается). Я знаю, что за некоторыми группами водится такой грешок. У нас же всё произошло стихийно. На самом деле, это очень здорово, что фан-клуб сам всё придумывает, организовывает и каждый концерт готовит нам такие сюрпризы. Причём каждый раз это что-то новое, и нужно быть готовым. Чтобы, например, не забыть слова, если ребята устроят что-то смешное. (Улыбается).

— Фил, на что похож Грушинский фестиваль в двадцать первом веке? Основной его тематикой по-прежнему остается авторская песня? Или формат всё же меняется?

— Грушинский… Это может показаться странным, но я считаю, что по своей атмосфере это самый настоящий рок-н-ролльный фестиваль. Именно такой, каким и должен быть рок-н-ролльный фестиваль. Там царит атмосфера единения, любая конфликтная ситуация миролюбиво»разруливается». И кстати, у нас любой фестиваль, кроме разве что Нашествия, позавидует такому количеству посетителей. Некоторые мои знакомые рок-музыканты, узнав, что я еду туда выступать, начали говорить мне с некой укоризной: «Ха-ха, едешь на Грушинский к бардам, свитерам и комарам». Но когда я рассказал им, сколько там людей и как вообще все происходит, они в корне поменяли мнение об этом мероприятии и теперь, наверное, отчасти завидуют. (Улыбается). С одной стороны, там представлено очень много жанров: и авторская песня, и рок-н-ролл, но тусовки все совместные.

— Ты там выступал все три фестивальных дня
?

— Да. В общей сложности за эти дни я выступил на разных сценах около пятнадцати раз — где-то один, где-то вместе с Алексеем Хомчиком из группы «Carrying Goodness». И это, кстати, не рекорд. Были те, кто отыграли и побольше. (Смеется). Там какая-то своя очень странная традиция касательно названий сцен. Я так понял, что они закрепились за десятилетия, и к жанровой направленности не имеют никакого отношения. Там есть главная сцена, есть детская сцена. Есть сцена «Чайхана», я не представляю, что на ней должно происходить. (Улыбается). Но знаю, что когда ты стоишь на площадке «Детская республика», у тебя под ногами написано «Детская республика», а ты весь в черном «фигачишь» песню «Упыри» из репертуара «СтимфониИ», то являешь собой довольно экстравагантное зрелище.

— Ты каждый раз пел разные песни?

— Нет. Дело в том, что менялась аудитория. Кто-то, конечно, перемещался с нами от сцены к сцене, но в основном публика была новой. И каждый раз приходилось играть как в первый, чтобы произвести впечатление. Одним словом, невероятно положительные впечатления оставил у меня этот фестиваль. Есть конечно один небольшой нюанс — я не могу там принять участие в конкурсе, потому что отец, конечно, имеет на этом фестивале определенный вес. (Отец Филиппа — известный исполнитель авторской песни Олег Митяев — прим. ред.). И если я заявлюсь на конкурс, это будет выглядеть некрасиво, как не крути. Выиграешь — скажут, что отец как-то повлиял. Проиграешь — скажут: «Как вы посмели не дать ему главный приз?». Поэтому только как специальный гость. (Смеется).

— Расскажи немного об этом конкурсе.

— Конкурс проходит непосредственно на самом фестивале. В этом году его лауреатом стал Паша Пиковский из группы «Хьюго». Я считаю, абсолютно заслуженно. Но не потому, что он мой хороший друг. (Смеется). Паша действительно очень талантливый парень. Помню, сказал ему: «Паш, ты и так как специальный гость приглашен. Зачем ты на конкурс-то полез? Ты понимаешь, что не оставляешь шансов огромному количеству людей? Это очень некрасиво с твоей стороны». (Улыбается). Когда он играл на прослушивании, на моих глазах пара человек просто встали и ушли, видимо соразмерив свои силы. Очень кстати рекомендую группу «Хьюго». Они сделали песню с Сергеем Чиграковым (лидер группы «Чиж и Ко» — прим. ред), с Ильей Чёртом из «Пилота». У Пашки песни как раз в духе «Чижа» — если они, что называется, «заходят», то остаются навсегда.

— Пара вопросов о «СтифмониИ». Есть ли в вашей эмблеме какой-то символизм?

— Это восьмиконечная звезда Хаоса, взята она из вселенной компьютерной игры Warhammer. Отдельные тезисы такого понятия как Хаос нам безусловно близки, например то, что Хаос многолик. Но считать нас какими-то оккультистами не нужно. (Улыбается).

— Ты относишь «СтимфониЮ» к стилю стимпанк? Тебе нравится эстетика этого направления?

— Да, стимпанк мне очень близок по своей атмосфере. Отсюда, собственно, и появилось наше название. Потом стало ясно, что с точек зрения музыкального, сценического, театрального жанров творчество группы «СтимфониЯ» относится к декадансу. Однако мы уже успели пройти точку невозврата, название закрепилось, и менять его было нельзя.

— Значит, от «СтимфониИ» не стоит ожидать клипов с паровыми машинами, гигантскими вращающимися шестернями и прочими классическими атрибутами стим-панка?

— Стоит ожидать кое-чего другого, не менее интересного. (Улыбается). Но я думаю, что грядущий клип любителям стимпанка тоже придется ко двору.

— Гитарист «СтимфониИ» Игорь «Kiv» Королёв — личность в московских музыкаль-ных кругах легендарная. Как состоялось ваше знакомство?

— На студии Игоря записывают альбомы множество известных и андерграудных команд. Не стала исключением и группа «СтимфониЯ». Послушав наши песни, Игорь мне сказал: «Слушай, Фил. А давай я буду бесплатно вас записывать и сводить?». Я тут же начал искать подвох. (Смеется). А он тем временем продолжал: «Ты знаешь, из всего материала, что я в последнее время слышу, ваш мне кажется самым оригинальным. Взамен ты меня возьмешь на должность первой гитары». А он ведь помимо всего еще и отличнейший гитарист. Ну и как я мог отказаться? (Улыбается). В результате студия «Kiv Records» стала для «СтимфониИ» настоящим домом — мы там и репетируем, и записываемся. Собственно, на правах рекламы очень рекомендую.

— В одном из интервью ты назвал песни «СтимфониИ» поучительными баснями. Как ты считаешь, чему они учат?

— Тому же, чему учит армия — что делать можно, что делать нельзя и как делать то, что делать нельзя. (Смеется).

— Почему для дуэта с Глебом Самойловым была выбрана песня «Агаты Кристи» «Последнее желание», а не что-то абсолютно новое, например?

— Глеб Рудольфович сказал мне, что рад посодействовать «СтимфониИ», но ничего чужого он не поёт. И тогда было принято компромиссное решение — делать «кавер» на уже существующую песню Глеба Рудольфовича. У меня был список песен, которые я хотел бы спеть, я принес его, и мы методом исключения выбрали «Последнее желание». Не скрою, мне очень хотелось спеть песню «Мы под огнём» из репертуара группы «The Matrixx», но на неё уже выпущен клип, а снимать ещё один было бы как-то странно. Глеб Рудольфович хотел, чтобы новая версия «Последнего желания» была тяжелее оригинала, что и получилось. Результатом он остался доволен.

— И еще про кавер-версии. На песню «Аквариума» «Боже, храни полярников». Почему была выбрана эта песня и для чего?

— Это был совершенно спонтанный, стремительный «кавер», созданный буквально за два дня фишки ради. Я даже не знаю, что с ним делать, но часто его слушаю. Получилось очень весело и задорно. Мне нравится. (Улыбается).

— А ты что, свои песни не слушаешь?

— Знаешь, на стадии записи и сведения песен ты их слышишь такое количество раз, что потом надо от них отдыхать. Так что песни «СтимфониИ» я слушаю довольно редко.

— Есть ли ощущение что с каждым альбомом, с каждым синглом песни становятся все лучше?

— Не, они мне все с самого начала кажутся гениальными. (Смеется). Конечно, такое ощущение есть, прогресс виден. Но мне очень нравится то, как получился наш первый альбом. Мы задали сами себе очень высокую планку, теперь надо её удержать.

— Песня «Немного Нервно» связана с одноименным коллективом?

— Связана, напрямую. (Улыбается). Творчество у них хорошее, я очень подробно с ним знаком, и многие их песни знаю наизусть. В кино и компьютерных играх есть такое понятие как «пасхалка», и вот в песнях «СтимфониИ» довольно много таких «пасхалок», отсылок к песням коллектива «Немного Нервно».

— Были ли у тебя другие группы до «СтимфониИ»? Какую музыку они играли?

— Была группа «Дети Гёте», играла альтернативный рок. Просуществовала она четыре года. Всё было хорошо, технически качественно, но недоставало оригинальности, так как мы пытались следовать формату. А потом в один момент я просто психанул и понял, что не хочу ограничивать себя какими-то рамками.. (Улыбается). И начал делать всё с нуля. Песни «Детей Гёте» не имеет ничего общего с творчеством группы «СтимфониЯ «, но люди их помнят и часто просят исполнить. Что я и делаю на своих творческих вечерах. Правда, пою только те песни «Детей», которые вписываются в концепцию концертной программы.

— А свою первую написанную песню помнишь?

— Помню, она была написано в седьмом или восьмом классе и называлась то ли «Пилигримы-Крестоносцы», то ли «Крестоносцы-Пилигримы». Подробности сюжета я, если честно, уже не вспомню. (Улыбается). С точки зрения жанра это был фолк, я уже тогда видел себя играющим на волынке. (Смеётся). Но, к сожалению, как я себя видел играющим на волынке, так я себя им и вижу. Дальше этого пока не пошло.

— Кого ты можешь назвать своими ориентирами в творчестве? Менялись ли они с течением жизни?

— Понимаешь, ориентир — это когда ты хочешь быть на кого-то похожим, стремишься быть, как он. Такого у меня вообще нет. Существует заповедь «Не сотвори себе кумира», и меня, как человека богобоязненного, она останавливает от поиска ориентиров. Чьё-то творчество мне нравится больше, чьё-то — меньше, но я никогда ни по кому не фанател. Если сказано «Не сотвори себе кумира», значит не нужно этого делать. На всякий случай. (Улыбается). Это же несложно. Мне близко творчество групп «Агата Кристи», «Marilyn Manson», «Rammstein», «Tool». Последних прямо особенно люблю. «Агата Кристи» же в свое время сработала для меня таким своеобразным катализатором. Когда я их услышал, то понял, что можно делать всё по-другому, делать так, как хочется. Когда занимаешься музыкой, не следует фанатеть от кого-то. Нужно фанатеть от того, что ты делаешь сам.

— Ты бы хотел внести в свои выступления какие-то эпатажные, театрализованные элементы или считаешь, что это лишнее?

— Театрализованные нет, а вот эпатажные, в духе «Rammstein», я думаю, ждут наших фанов в будущем. Ещё в «Детях Гёте» мы были зациклена на имидже, но отец опустил меня с небес на землю, спросив: «А песни-то о чём? Что сказать ими хочешь?». И поэтому я всех нарядил в лаконично-черное и начал заниматься песнями и заложенными в них месседжами, чтобы люди приходили на концерты «СтимфониИ» почувствовать их энергетику, а не для того, чтобы просто поглазеть на шоу. Ведь есть огромное количество групп, которые очень красиво «упакованы», но за этой внешней мишурой нет ничего. Сейчас я чувствую, что дело пошло, и что нас наконец-то любят за нашу музыку, поэтому можно теперь аккуратно добавлять доспехи всякие, элементы шоу, свет, чуть позже, возможно, огонь. (Улыбается). «Rammstein» же тоже начинали постепенно. Недавно мне прислали фотографию с какого-то их раннего выступления — они там молодые, с голыми торсами играют в каком-то малюсеньком клубе, а перед сценой скачут человек двадцать. Я отправил эту фотографию ребятам из группы со словами, что даже «Rammstein» начинали с подвала. Так что всё в наших руках. Сейчас, конечно, индустрия очень сильно барахлит и сложностей много, но я считаю, что для трёх лет существования группе «СтимфониЯ» грех жаловаться.

— На осень анонсирован новый клип на песню «Небо молчит». Пару слов о нем скажешь?

— Честно говоря, пока приоткрывать завесу тайны не хочется. Могу сказать лишь, что этот клип мы собираемся сделать на хорошем профессиональном уровне. Выйдет тизер, и он будет очень крутой, но пусть наши поклонники не волнуются — в клипе останется ещё много зрелищных моментов, которые не войдут в анонс. (Улыбается). Сейчас видео находится на стадии препродакшна, то есть идут подготовки к съемкам. Концепция и сюжет уже утверждены. Процесс долгий, потому что клип будет кинематографичным, с сюжетной линией и несколькими съемочными локациями, такой маленький фантастический фильм. Возможно, в эпизодах появятся известные персоны. Но обещать не буду, мы проанонсируем всё, когда будет подтверждено.

— В этом году ты был в составе жюри отборочного конкурса фестиваля Мотомалоярославец. Какого бы ощутить себя в таком качестве?

— В жюри мне доводилось сидеть и раньше — и на фестивалях, и на поэтических конкурсах. Последнее — это самое страшное, ведь я не то, что себя не считаю поэтом, я знаю наверняка, что я не поэт. (Смеётся). Песенник- да, поэт — нет. Раз интересуются моим мнением, это, безусловно, приятно. Но есть нюанс. Когда зовут в жюри и ты отказываешься — скажут: «Вот зажрался, тварь, не может к нам сходить в жюри посидеть». Если согласишься, это означает, что придётся кому-то говорить, что его творчество тебя не впечатлило, и ты опять будешь тварью. Ситуация безвыходная. (Улыбается). Поэтому я стараюсь обьяснить, что не являюсь профессионалом, и судить буду исходя исключительно из вкусовых предпочтений, так что если мне не понравился исполнитель, это ни коим образом не означает, что он не понравится остальным. (Улыбается).

— Ты учился в театральном училище имени Щепкина. Почему бросил его?

— Бросил, потому что очень много прогуливал. (Улыбается). Конечно, виной тому была моя тогдашняя лень. Я был не один такой, кто не доучился, и педагоги по актерскому мастерству не хотели нас отпускать, пытались оставить. Но я счастлив, что успел получить тот базис по актерскому мастерству, который дают на первых двух курсах. Поэтому считаю, что азы освоил. (Улыбается). И как бы я не любил «Щукинскую» школу, рад, что обучался именно в «Щепкинской».

— Ну и напоследок хочу спросить — ты спел с отцом одну из его песен. Нет ли у вас в планах спеть дуэтом одну из твоих?

— Олегу Григорьевичу мне пока нечего предложить. Песня должна его заинтересовать. Отец — поэт в музыке, он очень много уделил внимания именно изучению поэзии. У него всё упирается в текст, и, то как песня будет аранжирована, для него уже вторично. «СтимфониЯ» же относится к тем жанрам, когда отдельно от музыки текст может смотреться слабовато, там нужно слушать всё в комплексе. Песню же Олега Григорьевича можно исполнить с симфоническим оркестром, а можно сыграть на гавайской гитаре, она от этого нисколько не потеряет. Мне безумно приятно, что отцу настолько понравилось наше прочтение его песни «Пятый легион», что он собирается выпустить его под аранжировку «СтимфонииИ». По крайней мере, я слышал, что есть такая идея. Это здорово. На Своем Радио, когда узнали, что мы записываем такой дуэт, тут же связались со мной с просьбой прислать песню для эфира, как только она будет готова. Я удивился: «Да вы ж её не послушали еще!», а мне в ответ: «Какая разница, это же дуэт Олега Митяева и «СтимфониИ», это уже из разряда непостижимого!». (Смеется). Действительно, Олега Григорьевича, поющего в саунде аля-«Rammstein», уже стоит послушать. И как шикарно получилось! Мы играли на Нашествии её, так там всё ходуном ходило! Песня, конечно, стадионная получилась.

— Спасибо за интересную беседу!

— Спасибо!

Беседовал Михаил Степанов, специально для MUSECUBE

Фоторепортаж Марианны Астафуровой смотрите здесь.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.