Разговаривать с лидером группы «МимоНот» Игорем Лазаревым – всегда огромное удовольствие. В каждом его интервью найдётся что-то, чего в другом месте не найти, над чем задумываешься надолго после прочтения. В этот раз Игорь откровенно рассказал Musecube об истории создания группы, сольных концертах и студийной работе, а также внутреннем взрослении и изменившемся в связи с этим творческом методе.

В какой момент ты почувствовал, что готов создать собственную группу?

Группа «МимоНот» в моей голове существовала года три до своего появления во плоти. Я ясно представлял все детали звуковой фактуры, и оставалось только начать искать единомышленников, чтобы мои идеи зазвучали. Но с этим всё никак не складывалось: то аспирантуру надо заканчивать, то в МКИМе экзамены сдавать. Всё это время наш барабанщик Кирилл пинал и подзуживал меня – «собери группу, собери группу», но я всё тянул и тянул. Последней каплей, как ни странно, стал один из первых концертов группы «Трамвай фантазий» моего друга Данилы Турунтаева. Это было в 2010 году. После того концерта я понял, что раз друг успешно осилил подобную задачу, то и я, наверное, справлюсь. И вот я здесь, перед вами.

Ты играл в каких-то коллективах на тот момент?

Я тогда играл в учебном ансамбле МКИМа под управлением замечательного педагога и непревзойдённой пианистки Г.Н.Можаевой. Кстати, 4/5 нашего коллектива в разное время прошли через её руки – отсюда и крепкая ансамблевая подготовка, и взаимопонимание — мы все с тех пор говорим на одном языке.

Другой мой активный состав в то время — «Действующие Лица» (вместе с моим другом Кириллом Мурышевым). А остальные группы к тому моменту уже свернулись.

А вы играли твои песни в этих командах? Я спрашиваю, потому что знаю, что писать песни и не играть их – сложно.

В «ДЛ» многие песни исполнялись, но это был скорее акустический фолк-дуэт в духе Simon&Garfunkel, который периодически ненадолго (например, перед гастролями) обрастал другими музыкантами. Концепция была принципиально иная, хотя тоже по-своему интересная.

Я, наверное, особо никогда не переставал свои песни играть. Разве что интенсивность порой очень сильно снижалась, но даже в самые безрыбные моменты я всё равно всё это где-то иногда пел. Вспоминается, например, сольный концерт под одну гитару … в пельменной!

Но руководство полноценной группой – это совсем другая история. В какой-то момент оно меня настолько увлекло, что я вообще решил, что основной язык моего высказывания теперь – это аранжировка и ансамблевая работа, а не написание песен. Но вроде прошло уже, ищу баланса теперь 🙂

Про язык высказывания ты недавно писал в соцсетях, что он сильно изменился относительно более ранних лет. Расскажи об этом.

Тут дело, наверное, в простом взрослении…

Возраст далеко не всегда имеет значение. Насколько я понимаю, ты имеешь в виду внутреннее взросление. Под влиянием чего оно произошло? К чему привело?

Я в какой-то момент понял, что в музыке эмоция прикрытая работает гораздо лучше, чем бьющая через край. Есть простор для внутренней работы у слушателя. Ну и не я выпрыгиваю на него из колонок со своими переживаниями, а эмоции (хочется надеяться) сами рождаются у него внутри. Это гораздо менее травматично. А причины обыкновенные: набил шишек, стал жёстче и твёрже местами. Хорошо это или плохо – вопрос. Не уверен, что хорошо на 100%, но уж как есть. Зато пою я точно лучше, чем 10 лет назад. Вышедший недавно архивный альбом не даст соврать 🙂

Поёшь — однозначно! Я всё-таки задам этот банальный вопрос про ваше название – «МимоНот». При каких обстоятельствах оно родилось? В твоей голове? В какой момент?

В момент, когда мы поняли, что не можем больше называться просто моим именем, у нас завязалась переписка писем эдак на 150 (без преувеличений!) с обсуждением названия. Среди предложенных вариантов были: Третье Ухо, Порошок Уходи, Рок-изобилие, Умри Хурма, Любо-Дёшево, Форсминор, Левиафанк, Запах Гарри, Подземные Толчки, Варганный Пункт, Братья Друзь, Синие Изоленты… Но всё это по разным причинам не подошло.

Всё – явно – было очень серьёзно. mimonot1

И тут я вспомнил про название одного инструментального дуэта, которое я услышал ещё лет за 10 до того, пришёл в восторг и пожалел, что не я его придумал. Быстро навёл справки, понял, что дуэт больше не существует и – ура – имя группы было найдено! Оно короткое, запоминающееся и самоироничное, а это почти всё, чего вообще можно от него желать.

Большинство твоих песен – всё-таки философски-серьёзные. Как думаешь, почему самоирония значительно чаще посещает тебя самого, чем твою творческую ипостась? Может, есть пласт творчества, о котором мы не знаем?

Ну, не большинство, всё-таки. 50/50, я думаю. Особенно, если говорить про действующий репертуар группы. Да и всякий «серьёз» и потуги на философию в песенном жанре, по моему глубокому убеждению, стоит подавать только под общим ироническим соусом. Иначе получается невероятный просто дурной тон. Что может быть пошлее, чем музыкант, учащий жизни всех вокруг? 🙂

Тонкую тему ты затронул. Философские серьёзные песни совсем не обязательно учат жизни всех вокруг. Или я ошибаюсь?

Я один наиболее яркий пример привёл. У меня самого есть вполне нравоучительные песни, и иногда, если почитать их текст, а потом пристально посмотреть на себя в зеркало, становится невыносимо 🙂 Поэтому без самоиронии – никуда!

Про 50/50. Ироничные на новом альбоме «Подражание вагантам», «Прибрежный блюз». Какие ещё? Или в других скрытая ирония, как скрытая эмоциональность, про которую мы уже поговорили?

«Чертежи» ещё, «Монголия», «Расскажи». В остальных ирония скрытая. «Попсовую» тоже серьёзной песней не назовёшь, особенно учитывая, что писал её восторженный подросток, а поёт седеющий бородатый дядька.

Ладно, убедил. А борода и серьга у тебя, как и песня, с юношеских времён?

Да нет, когда-то я был юн, длинноволос, смазлив и отдалённо похож на молодого Джима Моррисона. Потом хаер весь выпал, внешний лоск поблёк, пришлось учиться нормально петь, наконец…

Тогда по-другому: откуда борода и серьга?

Бороду я просто один раз не сбрил – и мне понравилось. В том числе потому, что я внезапно стал очень похож на своего отца, а к нему я с детства отношусь с большим пиететом. Я решил, что пускай остаётся так.

Что думает жена на этот счёт?

Жене нравится! Больше, чем было раньше.

Здорово! А серьга?

А серьга просто красивая, никакого тайного смысла в этом нет. Можно, конечно, приплести, что я из казацкого рода и единственный сын в семье, и оттого имею на неё право, но это будет притягиванием за уши, потому что ношу я её не по этой причине.

Ого, казацкий род! Ничего себе.

Есть такое дело, но казак – это не только кровь, но и традиции, и вполне определённый жизненный и внутренний уклад, поэтому себя к ним причислять будет очень самонадеянно и глупо.

Давай еще о творчестве. За последние полгода вы сыграли целых 3 больших сольных концерта подряд. С чем связана возросшая активность? Что вам дают такие выступления?

Прежде всего, активность связана с тем, что мы записали отличный альбом и одновременно пришли в очень неплохую концертную форму – грех было этим не воспользоваться. Таким образом возникло «предложение» с нашей стороны. Ну а структурировать зрительский «спрос», без которого бы ничего не состоялось, нам помогла одна добрая фея, ну и нам самим пришлось постараться. Вообще, как мне кажется, произошёл качественный переход работы в результат, отсюда и всё остальное – и альбом, и сольники, и видео, и фестивали.

Концерты, прежде всего, дают возможность ощутить, что всё это не зря. Когда на твоё выступление набивается «с верхом» не худший клуб в Москве, это воодушевляет и заставляет двигаться дальше. И когда ты делаешь что-то для себя новое (а каждый концерт мы старались делать в чём-то непохожим на предыдущий), ты волей-неволей растёшь над собой, и это – одна из вещей, ради которых стоит заниматься музыкой в частности и творчеством вообще.

Программу сделали, диск «МимоНот» записали, издали и презентовали. Даже до материала 10-летней давности твоей бывшей группы Iridium добрались: закрыли гештальт изданием и презентацией этой музыки. Какие следующие вершины?

О, у нас масса планов на ближайшее время: снять клип, активно поездить по летним фестивалям. Ну и мой персональный план – довести до конца камерный альбом, работа над которым уже начата.

Вот это новость! Что это будет за альбом?

В своё время я написал много песен интимного, лирического характера, которые не вписываются в МимоНот’ную концепцию, и которые существуют сейчас только в виде домашних демонстрационных записей. Многие из них планируется объединить под крышей того самого «камерного альбома» — часть аранжировок для него уже написана, и кое-что даже записано.

Расскажи о своей команде. Я знаю, что ты её очень ценишь.

Наша банда – самая лучшая банда в мире! Одному можно всю жизнь с ветряными мельницами бороться, а впятером – пять минут и все мельницы уже повержены.

Расскажу о каждом участнике в порядке их появления в нашей команде.mimonot

Кирилл – мой друг уже больше, чем полжизни. Играем вместе столько же. В музыке научились ловить друг друга с полуноты. Не менее радует общее чувство юмора и солидный багаж бородатых шуток, который накопился за долгие годы.

Аня – великолепная пианистка, обладатель интереснейшего музыкального мышления и широкого кругозора, что с нашим репертуаром немаловажно. Очень скромный и тактичный человек. Кроме прочего, наш хормейстер!

Маша – отвечает за большую часть наших сольных партий. Раньше на этом месте находились флейтистки, но, по разным причинам, никто особенно долго не задерживался, и мы уже привыкли к текучке солистов. Но однажды в нашем составе вместо флейты неожиданно появился кларнет, и всё стало на свои места. Маша – блестящий импровизатор-мелодист и интересный собеседник. Энтузиаст своего дела!

Данила – человек-грув, мистер Кач. Внутренняя пружина нашей музыки. Басист от природы! С его приходом в группу многие наши вещи, наконец, зазвучали вживую так, как они были задуманы.

Ты часто публикуешь на своих страницах посты о других исполнителях своего круга, а значит, внимательно следишь за их творчеством. Кто из них тебе сейчас наиболее близок и созвучен?

Первым приходит в голову Павел Федосов. Он обладает редким умением писать просто, очень хорошо и так, что каждый думает «это про меня». Я в последнее время часто думаю, что ценность как автора, так и исполнителя не только в том, как они умеют складывать слова или пропевать сложные ноты, но и в их жизненном опыте и внутреннем росте, проще говоря – в их личности. Вот у Павла личность настолько интересная, что его, казалось бы, незатейливые слова и мелодии намертво берут за душу и не отпускают уже никогда.

На другом полюсе моих любимых авторов – Юлия Теуникова. Её песни как раз простыми не назовёшь, но они, на мой взгляд, совершенны. Настоящий кристалл отточенной музыкальной и поэтической мысли — тоже, само собой, порождённый силой личности и жизненным опытом.

Но вообще отличных авторов среди моих друзей предостаточно. Я сейчас назвал двоих, а остальные обидятся 🙂 На самом деле, я всех одинаково люблю и каждый неповторим и хорош по-своему.

Думаю, что интеллигентность твоих коллег по цеху не позволит им обидеться на то, что ты не упомянул их имён. Вопрос ведь был про текущий момент. Давай завершим беседу ещё одним вопросом о настоящем: как ты сейчас себя ощущаешь в творчестве и в целом в жизни? Что из этого состояния тебе хотелось бы сохранить, а что изменить?

Чувствую себя, как принято говорить, усталым, но довольным. Есть ощущение, что всё медленно, но верно движется в правильном направлении. Вот это направление хотелось бы сохранить, а добавить — решимости, самоорганизации и смелости, чтобы по этому пути идти дальше.

Ирина Фомина, специально для MUSECUBE

Фото: Анастасия Вишневская

Следить за «МимоНот» в сети:

http://mimonot.com
https://vk.com/mimonotes
https://www.facebook.com/mimonotes

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.