Из жизни одной галереи16 февраля, невзирая на непогоду, морозный ветер и дождь, в галерее Zerno на Васильевском острове царила теплая душевная атмосфера, а от гостей и участников, которые пришли на открытие выставки Союза фотохудожников Санкт-Петербурга, в буквальном смысле негде было развернуться с фотоаппаратом. О жизни галереи «за кадром», о фотографии в современном мире и о значимости сплоченной команды рассказывает галерист и фотограф Сергей Щербаков.

 

— Сергей, ты являешься одним из основателей галереи Zerno. Как она создавалась, с какой целью?
— Изначально у нас был фотолофт Маяк («мы» – это компания из трех фотографов Наташи Чеботаревой, Лидии Хайкары и Сергея Щербакова). Он располагался в здании Бенуа на Петроградке. Затем изменились условия, и лофт превратился в жилую квартиру. Но немногим ранее, еще до закрытия Маяка, нам предложили интересный вариант: продолжить галерейную деятельность, начало которой было положено именно в Маяке. В длинных коридорах данного пространства устраивались фотовыставки, и фотографическим миром города они были приняты очень позитивно. Это и повлияло на наше решение продолжить экспозиционную деятельность. Мы поняли, что городу такие проекты нужны. Изначально все понимали, что ожидать от нашего проекта быстрой бизнес реализации не нужно и даже вредно. На сегодняшний день в городе есть несколько галерей, заточенных под интерьерную фотографию, которые, судя по всему, приносят прибыль. Но интерьерная фотография — это не то, что нам было интересно изначально.

 

— Несколько слов о вашей команде, пожалуйста.
— Это команда энтузиастов, совершенно больных фотографией: без этих людей жизнь галереи мгновенно остановилась бы, без них не хватило бы сил пять дней в неделю встречать гостей и организовывать выставки, которые по праву можно считать оказывающими большое влияние на фотографическую жизнь города.

Из жизни одной галереи

— Что было интересно в аспекте продолжения галерейной деятельности?
— В первую очередь, пропаганда, реализация фотографии как объекта искусства. Мы ратуем за фотографию, которая ценна в фотографическом смысле.

 

— Что это означает?
— Есть концептуальная фотография, в которой бывает так, что ничего не остается кроме словесного описания, которую придумали кураторы или авторы, а художественная ценность без этого текста отсутствует.
Мы не против концепции, мы ЗА нее, но концепция должна быть чуть-чуть после работы. В том смысле, что она может порождать объект. Но если к объекту искусства можно легко поменять текст, то это не наш сегмент.

 

— То есть ваш проект не является коммерческим, носит художественный просветительский характер?
— На сегодняшний день галерея в основном является именно такой. Но мы занимаемся не только выставками. Мы продаем работы, и нам интересно это делать. При этом мы не хотим стать еще одной калькой с Икеи: для нас первично искусство. Это работы для коллекций, работы, которые могут стать объектами инвестирования в будущем. Да, конечно, это и фотографии, которые украсят интерьер, как жилого дома, так и любого публичного пространства.
Существует множество людей, которым важна уникальность произведения. И фотография может быть уникальной. Бывают работы единственные в своем роде, есть и тиражные отпечатки. Покупая фотографию, вы почти обречены на уникальность, если берете авторский отпечаток.

 

— Фотографии в галерее Zerno эксклюзивные?
— Да. Печатать тяжело, особенно печатать вручную. Потому автор обычно печатает один-два листа.
Безусловно, есть авторы, которые сразу печатают тираж, но этих авторов можно пересчитать по пальцам.

 

— За счет чего живет галерея? Как я понимаю, поддержки от государства точно нет?
— Безусловно. Отличительная черта данной галереи в том, что на сегодняшний день она живет за счет энтузиазма. У нас нет зарплаты, нет фонда, который оплачивает все расходы. Сейчас это меценатский проект, связанный с продвижением культуры фотографии.

Из жизни одной галереи

— Что насчет продаж?
— Всем понятно, что рынок фотографический — это не рынок необходимых вещей, без которых невозможно обойтись, таких как еда или одежда. Кроме того, действительность нашей страны обуславливает не очень высокую ценность фотографии в массовом сознании. По большому счету люди не приучены к ней, нет необходимого уровня воспитания.
В основном искусство без продаж в современном мире чахнет. Конечно, из любого правила есть исключение. Большая часть великих произведений искусства, дошедших до нашего времени, были заказными работами. Продажи поддерживают желание делать больше, точнее, они создают ощущение нужности. Да, настоящий художник горит изнутри, он выражает свои мысли, идеи. Никто не думает, создавая произведение искусства, что завтра он это продаст. Это уже будет не совсем искусство, а скорее сфера производства товара. Но и здесь не все так однозначно. Достаточно вспомнить ювелирные объекты Фаберже или заказные портреты великих людей.

 

— Есть спрос на художественную фотографию?
— Да. Мы чувствуем, что у людей существует потребность в фотографии как в произведении искусства. В первую очередь, когда происходит некий резонанс с миром зрителя, когда возникает отклик и сопереживание, когда возникает желание обладать произведением. Иногда сказывается эффект впечатления, иногда эффект познания или узнавания чего-то уникального. Спрос есть, но есть и серьезные вопросы, один из которых – это отсутствие понятного рынка фотографических произведений, участие в формировании которого является для нас важнейшим направлением.

 

— Вернемся к галерее. Как организуется выставка?
— Мы получаем материал для обсуждения. У нас есть кураторский совет, который принимает решение. Мы решаем, трогает ли нас материал, является ли он значимым и достаточным для выставки. И если все это подходит, то включаем в план выставочных мероприятий. Сейчас план расписан на год вперед. Но мы рассматриваем новые заявки, планируем дальнейшую деятельность.

 

— Желающих много?
— Они есть: пока мы не чувствуем нехватки в авторах. Фотография за последние годы очень развилась.

Из жизни одной галереи

— Рамки, подвесы делает сам фотограф, или черновая работа ложится на ваши плечи?
— У нас есть рамы, есть подвесы. Но иногда автор имеет свое видение того, каким должно быть экспонирование его работ, и в этом случае самостоятельно занимается вопросом оформления, как, например, на недавно прошедшей у нас выставке Андрея Чежина.

 

— На счет современности: в вашей галерее выставлены на продажу авторские фотоальбомы. Это несколько нетипично для нашего времени. Альбомы пользуются спросом?
-Да, да, альбомы нужны. Даже, может быть, они необходимы!

 

— …потому что их можно подержать в руках? Или это некое веяние из прошлого?
— Можно говорить о том, что это пережитки. Но все идет из прошлого. Картины на стенах – это тоже из прошлого. Есть еще один момент: восприятие связано с тактильностью. Когда мы что-то трогаем, это приобретает для нас иное значение. Плюс это вопрос вещественности, воплощения.
Да, есть носители, есть проекторы, изображения, существующие только в пространстве сетей, но это пока немного иное. Беря в руки отпечаток, ты понимаешь гораздо больше, интересен он тебе или нет, и ты можешь ощутить, что эту ценность не хочешь выпускать из рук.

 

 

 

Алена Шубина-Лис специально для Musecube

Фотографии Павла Маркина, Александра Рощина, Елены Елисеевой

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.