Знакомьтесь: молодая певица Карина, у который выходит первый сингл и клип. Мы поговорили о том, как юная певица пришла к творчеству, о стихах и музыке. Надеюсь, новое имя займёт достойное место в российском шоу-бизнесе.

— 24 апреля выходит твой дебютный сингл и клип. Расскажи о нём подробнее.

— Песня называется «Мы убежим». Автор – композитор Валерий Стронский. Когда-то он написал самую популярную песню группы «Город 312» — «Останусь». Автор слов Дмитрий Тютлин, известный поэт. Это очень запоминающаяся для меня работа, она ведь первая, серьёзная. Поэтому и была выбрана для клипа. В какой-то момент мы пришли к решению, что снимать будет Никита Пресняков. Хотя кандидатов рассматривалось много.

— Так почему был выбран именно Никита Пресняков?

Карина
— В твоём клипе снялся Алексей Романоф. Ты в курсе, что ты первый человек, которому удалось убедить Алексея сняться в клипе на песню, к которой он не имеет отношения?

— Уговорить его действительно было очень сложно! С моей стороны это был женский подход: «Пожалуйста-пожалуйста, умоляю-умоляю». Это было сделано для того, чтобы не звать никого постороннего. Это первый клип, я итак волновалась и хотела, чтобы мне было максимально комфортно и спокойно. Понятно, что с опытом привыкаешь ко всему и адаптируешься к съёмочному процессу за несколько минут. Но, в силу моего возраста, мне было важно. Чтобы на площадке со мной контактировали люди, которых я знаю, которых чувствую. Поэтому идея с участием Алексея мне очень нравилась. Мы долго не могли скоординировать все наши графики: у Алексея были одни даты, у Никиты – другие, у съёмочной группы в Питере – третьи, а я пыталась подстроиться и совместить. Но общими усилиями мы нашли компромисс, хоть это и было трудно. Никита был очень удивлен, когда на площадке появился Романоф. Он-то Лёшу знает по «Амеге» и «Винтаж». Никита тут же спросил, не Алексей ли написал песню. Узнав, что авторы другие, он вообще не понял, что происходит. Но, как я и ожидала, работать было комфортно. Всё шло, как задумано. Никаких накладок. Никита вёл себя очень собрано и профессионально. Бывают сдвиги по времени, накладки и тд. Но никто не нервничал. И Алексей оказался замечательным партнёром.

— Когда вы только начинали сотрудничать с Алексеем Романоф, он рассказывал мне о тебе и акцентировал на том, что вот, мол, есть молодая девочка, которая пишет замечательные стихи. Я читал, они действительно хорошие. Я так понимаю, что после дебютного сингла, песни будут уже твоего авторства?

— Да. Мы так с Лёшей и познакомились – через стихи. Изначально я не называла себя певицей и уж точно – не «текстовиком». Создание песен – это не совсем то, чем я занималась. Я поэтесса, мне проще излагать свои мысли в рифме. Я начала писать, когда мне было лет 11-12. Наверно, как все. В период активного взросления. Некоторые ведут дневники, а мне было проще писать стихи. Мне так удобнее было объяснить свои мысли, эмоции, переживания. С возрастом и опытом стихи становились всё лучше. После того, как была записана песня «Мы убежим», я поняла, что хочу попробовать что-то новое для себя. Я хотела научиться писать песни. И долго думала, к кому обратиться.

— Кто из поэтов тебя вдохновляет?

— В основном, это «Серебряный век». Из современных авторов – Ах Астахова, она тоже пишет в стилистике, близкой к «Серебряному веку». Нравится Дмитрий Белоконь, у него и проза замечательная. Хотя рифмы у него крайне «авторские», не очень просто сразу воспринимать его творчество.

— В какой момент ты решила, что хочешь не только создавать песни, но и исполнять их?

— Я помню ощущение, что мне просто хотелось найти себя в новом, несколько ином качестве. Учитывая, что я уже владела инструментом, то, пожалуй, единственное, что оставалось – попробовать петь. Мне очень понравилось то состояние, в которое попадаешь, когда поёшь. А зачем отказываться от того, что делает тебя счастливым?

Просто к этому нужно было прийти в определённый момент. А если мне что-то нравится, то я хочу это знать абсолютно, изучить глубоко.

— Сколько песен уже записано, сколько в ближайших планах? Уже есть какой-то бизнес-план по развитию карьеры?

— Всё должно идти своим чередом. Поставить какую-то крайне далёкую и огромную цель и двигаться, ориентируясь исключительно на неё – и не хочется, и неправильно. Да и фактор правильно рассчитанного времени нужно учитывать. Мне надо получить высшее образование. Учитывая тенденции нынешнего времени, без хорошего образования нельзя. Поэтому сейчас заканчиваю Высшую Школу Экономики. Рассчитываю на красный диплом.

— Как бы ты сама описала своё направление в творчестве?

— Это непросто. Понятно, что это поп-музыка. По большей части лирика. Музыка со смыслом. Но чётко определять я не стала бы. Я нарабатываю материал, опыт, ищу себя. Я не хочу каких-то безумных экспериментов. Мне важно, чтобы песня мне нравилась и я чувствовала себя в ней комфортно. Если понимаю, что «не моё» — какой смысл обманывать себя и окружающих? Я не пытаюсь выжать из себя то, чего во мне нет.

— Какую аудиторию ты видишь своей?

— Более-менее, это мои ровесники, конечно. +-5 лет. Вряд ли это будут люди старше 25-30 лет. Моё окружение – моего возраста и первые, на ком я всё опробую, это они, соответственно. Тестирую на друзьях, а на ком ещё? У меня есть две младшие сестры, но они слушают другую музыку, поддались влиянию рэпа – Скриптонит, Скруджи, Баста. И как дети, выросшие в 2000-ых, это, конечно, песни Стаса Михайлова, они их все знают наизусть. Мои друзья слушают несколько иную музыку и честно говорят, нравится или нет.

— А сама ты что слушаешь?

— Да всё подряд. У меня очень эклектичные вкусы. От инструментальной музыки до «Linkin Park». Мне интересно всё, что существует и куда развивается, слежу за тенденциями.

— Я так понимаю, на данный момент у тебя не очень богатый концертный опыт. Но от этого никуда не деться артисту. С какими чувствами ты этого ждёшь?

— Нужно решать проблемы по мере их поступления. Концерты будут, тогда я об этом и задумаюсь. А заранее себя накручивать — какой смысл? Пока у меня нейтральные мысли. Стараюсь не переживать. А если начинаю задумываться – я очень жду концертов! Мне интересно. И моё состояние, и эмоции людей, которые будут на меня . Я хочу энергетического взаимодействия. Но я понимаю, что нужно стать более профессиональной, например, в правильном извлечение звука. Я работаю над этим, параллельно учусь всему необходимому.

— Так всё-таки: какие отношения тебя связывают с Алексеем Романоф? Он твой продюсер, твой друг, твой наставник?

— Когда мы занимаемся музыкой – Алексей мой творческий наставник. Когда просто общаемся, разговариваем о жизни – он, прежде всего, друг. Алексей продюсировал несколько моих песен, мы вместе создаём музыкальный материал. Сейчас для меня, в будущем – возможно для кого-то ещё. Но, безусловно – очень хороший друг!

Александр Ковалев, специально для Musecube.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.