Знакомьтесь: молодая певица Карина, у который выходит первый сингл и клип. Мы поговорили о том, как юная певица пришла к творчеству, о стихах и музыке. Надеюсь, новое имя займёт достойное место в российском шоу-бизнесе.

— 24 апреля выходит твой дебютный сингл и клип. Расскажи о нём подробнее.

— Песня называется «Мы убежим». Автор – композитор Валерий Стронский. Когда-то он написал самую популярную песню группы «Город 312» — «Останусь». Автор слов Дмитрий Тютлин, известный поэт. Это очень запоминающаяся для меня работа, она ведь первая, серьёзная. Поэтому и была выбрана для клипа. В какой-то момент мы пришли к решению, что снимать будет Никита Пресняков. Хотя кандидатов рассматривалось много.

— Так почему был выбран именно Никита Пресняков?

Карина
— В твоём клипе снялся Алексей Романоф. Ты в курсе, что ты первый человек, которому удалось убедить Алексея сняться в клипе на песню, к которой он не имеет отношения?

— Уговорить его действительно было очень сложно! С моей стороны это был женский подход: «Пожалуйста-пожалуйста, умоляю-умоляю». Это было сделано для того, чтобы не звать никого постороннего. Это первый клип, я итак волновалась и хотела, чтобы мне было максимально комфортно и спокойно. Понятно, что с опытом привыкаешь ко всему и адаптируешься к съёмочному процессу за несколько минут. Но, в силу моего возраста, мне было важно. Чтобы на площадке со мной контактировали люди, которых я знаю, которых чувствую. Поэтому идея с участием Алексея мне очень нравилась. Мы долго не могли скоординировать все наши графики: у Алексея были одни даты, у Никиты – другие, у съёмочной группы в Питере – третьи, а я пыталась подстроиться и совместить. Но общими усилиями мы нашли компромисс, хоть это и было трудно. Никита был очень удивлен, когда на площадке появился Романоф. Он-то Лёшу знает по «Амеге» и «Винтаж». Никита тут же спросил, не Алексей ли написал песню. Узнав, что авторы другие, он вообще не понял, что происходит. Но, как я и ожидала, работать было комфортно. Всё шло, как задумано. Никаких накладок. Никита вёл себя очень собрано и профессионально. Бывают сдвиги по времени, накладки и тд. Но никто не нервничал. И Алексей оказался замечательным партнёром.

— Когда вы только начинали сотрудничать с Алексеем Романоф, он рассказывал мне о тебе и акцентировал на том, что вот, мол, есть молодая девочка, которая пишет замечательные стихи. Я читал, они действительно хорошие. Я так понимаю, что после дебютного сингла, песни будут уже твоего авторства?

— Да. Мы так с Лёшей и познакомились – через стихи. Изначально я не называла себя певицей и уж точно – не «текстовиком». Создание песен – это не совсем то, чем я занималась. Я поэтесса, мне проще излагать свои мысли в рифме. Я начала писать, когда мне было лет 11-12. Наверно, как все. В период активного взросления. Некоторые ведут дневники, а мне было проще писать стихи. Мне так удобнее было объяснить свои мысли, эмоции, переживания. С возрастом и опытом стихи становились всё лучше. После того, как была записана песня «Мы убежим», я поняла, что хочу попробовать что-то новое для себя. Я хотела научиться писать песни. И долго думала, к кому обратиться.

— Кто из поэтов тебя вдохновляет?

— В основном, это «Серебряный век». Из современных авторов – Ах Астахова, она тоже пишет в стилистике, близкой к «Серебряному веку». Нравится Дмитрий Белоконь, у него и проза замечательная. Хотя рифмы у него крайне «авторские», не очень просто сразу воспринимать его творчество.

— В какой момент ты решила, что хочешь не только создавать песни, но и исполнять их?

— Я помню ощущение, что мне просто хотелось найти себя в новом, несколько ином качестве. Учитывая, что я уже владела инструментом, то, пожалуй, единственное, что оставалось – попробовать петь. Мне очень понравилось то состояние, в которое попадаешь, когда поёшь. А зачем отказываться от того, что делает тебя счастливым?

Просто к этому нужно было прийти в определённый момент. А если мне что-то нравится, то я хочу это знать абсолютно, изучить глубоко.

— Сколько песен уже записано, сколько в ближайших планах? Уже есть какой-то бизнес-план по развитию карьеры?

— Всё должно идти своим чередом. Поставить какую-то крайне далёкую и огромную цель и двигаться, ориентируясь исключительно на неё – и не хочется, и неправильно. Да и фактор правильно рассчитанного времени нужно учитывать. Мне надо получить высшее образование. Учитывая тенденции нынешнего времени, без хорошего образования нельзя. Поэтому сейчас заканчиваю Высшую Школу Экономики. Рассчитываю на красный диплом.

— Как бы ты сама описала своё направление в творчестве?

— Это непросто. Понятно, что это поп-музыка. По большей части лирика. Музыка со смыслом. Но чётко определять я не стала бы. Я нарабатываю материал, опыт, ищу себя. Я не хочу каких-то безумных экспериментов. Мне важно, чтобы песня мне нравилась и я чувствовала себя в ней комфортно. Если понимаю, что «не моё» — какой смысл обманывать себя и окружающих? Я не пытаюсь выжать из себя то, чего во мне нет.

— Какую аудиторию ты видишь своей?

— Более-менее, это мои ровесники, конечно. +-5 лет. Вряд ли это будут люди старше 25-30 лет. Моё окружение – моего возраста и первые, на ком я всё опробую, это они, соответственно. Тестирую на друзьях, а на ком ещё? У меня есть две младшие сестры, но они слушают другую музыку, поддались влиянию рэпа – Скриптонит, Скруджи, Баста. И как дети, выросшие в 2000-ых, это, конечно, песни Стаса Михайлова, они их все знают наизусть. Мои друзья слушают несколько иную музыку и честно говорят, нравится или нет.

— А сама ты что слушаешь?

— Да всё подряд. У меня очень эклектичные вкусы. От инструментальной музыки до «Linkin Park». Мне интересно всё, что существует и куда развивается, слежу за тенденциями.

— Я так понимаю, на данный момент у тебя не очень богатый концертный опыт. Но от этого никуда не деться артисту. С какими чувствами ты этого ждёшь?

— Нужно решать проблемы по мере их поступления. Концерты будут, тогда я об этом и задумаюсь. А заранее себя накручивать — какой смысл? Пока у меня нейтральные мысли. Стараюсь не переживать. А если начинаю задумываться – я очень жду концертов! Мне интересно. И моё состояние, и эмоции людей, которые будут на меня . Я хочу энергетического взаимодействия. Но я понимаю, что нужно стать более профессиональной, например, в правильном извлечение звука. Я работаю над этим, параллельно учусь всему необходимому.

— Так всё-таки: какие отношения тебя связывают с Алексеем Романоф? Он твой продюсер, твой друг, твой наставник?

— Когда мы занимаемся музыкой – Алексей мой творческий наставник. Когда просто общаемся, разговариваем о жизни – он, прежде всего, друг. Алексей продюсировал несколько моих песен, мы вместе создаём музыкальный материал. Сейчас для меня, в будущем – возможно для кого-то ещё. Но, безусловно – очень хороший друг!

Александр Ковалев, специально для Musecube.

comments powered by HyperComments