Накануне Нового 2013 года MUSECUBE побеседовал с группой Оргия праведников о музыке, музыкальной индустрии и наболевшей действительности.

MUSECUBE: Как вы относитесь к развитию музыки в России? Вы слушаете новые группы?

Сергей Калугин (вокал, акустическая гитара)
Алексей Бурков: Мы регулярно слушаем новые группы и стараемся знакомить с ними нашего слушателя. Некоторые из этих групп мы впервые слышим у нас в студии, записываем их, а потом, насколько это в наших силах и возможностях, всячески продвигаем. У нас даже в группе «вконтакте» (имеется в виду сообщество группы Оргия Праведников) есть раздел, который называется «Шире круг», там регулярно публикуются микростатейки про дружественные нам коллективы. Среди них, украинская группа Объятия Дождя, которая нам очень нравится. Мы их несколько раз вытаскивали в Москву, и несколько раз они играли у нас на разогреве у себя на родине в Киеве и Днепропетровске.

Юрий Русланов: В последнее время это происходит регулярно.

Алексей: Да, когда мы приезжаем, они действительно с нами частенько играют. Правда, пока на разогревах. Из московских команд, которые тоже по-своему оригинальны, но мало кому известны – группа Кувалда. Очень любим группу Tintal. Также у нас на студии записывается группа Адриан и Александр. Очень классная команда, всем могу порекомендовать. Совсем недавно был окончен проект, скорее всего, никому не известной группы с немного странным названием ОбщежитиЕ и с не менее странной музыкой. Они настолько оригинальны, что ради одного этого рекомендую всем послушать. Много кого можно перечислить, но, думаю, уже достаточно.

Юрий: Группа ОбщежитиЕ стала для нас действительно открытием, настолько ребята делают своеобразную и самобытную музыку. У них свой стиль.

Алексей Бурков (электрогитара, бэк-вокал)
Алексей Бурков (электрогитара, бэк-вокал)
Алексей: Когда они пришли к нам на студию и начали играть, одновременно зазвучали бас, барабаны, гитара и вокал, я слушал час слушал, два, дубль за дублем, песню за песней. И вдруг поймал себя на мысли, что это мы еще «не формат»?! Потому что у них там такое…! Так что, на самом деле, музыка есть, только она не на поверхности, а на поверхности один ад.

Юрий: Еще из больших проектов хочется отметить группу Календарь, которая у нас записывала последний альбом. Нельзя сказать, что это совсем уж неизвестные команды. Это команды крепкого 3-го эшелона.

MUSECUBE: Расскажите, какая музыка вам нравится? И как она влияет на ваше творчество?

Алексей: Список такой огромный, что нет смысла перечислять.

Юрий: Смысл в том, что поскольку есть возможность выбирать, а информации сейчас огромное количество, то легко запутаться. Я всегда говорю, что главный критерий музыки – она должна быть хорошая. Она должна быть музыкой с большой буквы «М». В каком это стиле может происходить, в каком жанре, в какой длительности и в каком исполнении — это уже вопрос второй. Музыка должна быть искусством. А если переходить на конкретные названия, то у каждого из нас они разные. Конечно, есть вещи, в которых мы пересекаемся, естественно, не может такого быть, чтобы не было таких имен и названий, которые не нравились бы нам вместе. Но вкусы у всех разные. Естественно, нам нравится классика, качественная поп-музыка, то есть все, что можно назвать искусством как таковым. Лично я еще очень люблю электронную музыку…

Юрий Русланов (флейта, клавишные, безладовый бас, бэк-вокал)
Алексей: Я еще хочу добавить, что нам всем нравится музыка самобытная. Музыка, в которой отражена какая-то сторона этноса той страны, в которой появилась группа, впитавшая в себя этот этнос, впитавшая историю культуры своей страны, преломившая под современным углом и сделавшая в итоге что-то уникальное. Вот такие группы нам всем нравятся.

Юрий: Я сейчас вспомнил определение Сергея (Калугина) «Большой Музыки». Музыка должна быть тотальна. В музыке должно быть всего много, должно быть настолько все серьезно, чтобы не возникало ощущения, что это все вчера было, а завтра уже не будет, а есть только сейчас. Если ты понимаешь, что раз эта музыка появилась, то она будет всегда, то все понятно: эта музыка будет жить.

Сергей Калугин: Я бы еще хотел добавить, что недавно мы, наконец, осознали, как можно отвечать на вопрос, в каком стиле вы играете. Раньше мы придумывали какие-то очень замысловатые конструкции и вдруг поняли – total-rock. Это означает, что все, с чем мы соприкасаемся, мы можем превратить в рок. Хотите романс, хотите софийские песнопения, хотите гусиное яйцо. Из всего мы можем сделать рок. Просто в нужное место, в нужную долю роняешь это гусиное яйцо, и оно становится роком. И нам нравятся группы, у которых такой же тотальный подход.

Юрий: Имеет смысл назвать, в чем мы все-таки пересекаемся. Это Rammstein, Metallica, Muse, Sepultura, My Chemical Romance, Pink Floyd, King Crimson, ABBA, Queen, The Prodigy. Список большой, но направление, надеюсь, более-менее понятно.

Артемий Бондаренко (бас, вокал, бэк-вокал)
Сергей: Каждая из этих групп стремилась или стремится к колоссальному охвату. То есть они смешивали несоединимые вещи. Так, как The Prodigy соединили электронную музыку и панк-рок, до них никто не додумался это сделать.

MUSECUBE: Какие трудности могут испытывать молодые группы в нашей стране?

Алексей: Основная трудность, которая была всегда и пребудет вовеки, – давление извне. Я имею в виду давление социума, инерцию социума. Как когда-то группа «Машина времени» спела всем известную строчку «не стоит прогибаться под изменчивый мир». На самом деле это очень верно сказано, действительно, не стоит прогибаться, надо помнить всегда самого себя.

Юрий: Из опыта нашей работы здесь, естественно, то, что назвал Лёша, является самым главным. Самим собой нужно оставаться всегда, но огромное количество музыкантов, которых я вижу сейчас, нашего возраста, это уже не 15-летние мальчики, а люди, которые уже что-то в жизни сделали, часто спрыгивают с музыки, мотивируя это тем, что не могут зарабатывать деньги. И я хочу добавить к Лешиным словам, что еще нужно быть себе верным. То есть если ты выбрал для себя музыку, если ты понимаешь, что это твое, то ни в коем случае не предавай себя и будь честным с самим собой. Если ты хочешь быть музыкантом, наплюй на все: на деньги, на телевизор, на интернет, это все вторично. Первично то, что ты должен делать как мужчина, ты должен делать свое дело. Если ты музыкант, будь музыкантом. Не поддавайся ни на что. Потому что я смотрю сейчас на многих своих друзей, с которыми мы начинали в 90-х, и которые тоже были музыкантами: один сегодня банкир, другой занимается в интернете дизайном сайтов. Я их спрашиваю: «А как же музыка?» «Ну, знаешь, — отвечают они, — что-то тяжко было, как-то не пошло у меня». И я смотрю в эти глаза и понимаю, что эти люди — уже трупы, им уже в этой жизни ничего не хочется, они предали себя тогда и сейчас пытаются заставить себя верить в то, что это было не их. Нельзя этого делать.

Александр Ветхов (ударные)
Алексей: Кстати, Элтон Джон сказал однажды, что для групп самое главное — не распадаться, все остальное будет.

Сергей: Я бы вот что сказал молодым группам: то, что происходит в мире – это их игра. В нее можно пытаться войти, но вряд ли в нее можно пытаться войти, подражая пятидесятым копиям с пятидесятых копий, как у нас часто делают. Нужно заниматься чем-то своим.

MUSECUBE: В связи с последними событиями в нашей стране многие стали говорить о «закручивании гаек», подавлении свободы мысли, слова. Считаете ли вы это своеобразной платформой для творчества, считаете ли, что музыка снова приобретает определенную форму выражения протеста, свободы?

Сергей: Если это есть, то ничего хорошего в этом нет. Потому что пресс должен быть, прежде всего, эстетический, а именно такого пресса у нас нет. Пресс должен быть этический, а его у нас тоже нет. А вот политический пресс нам не нужен, он только мешает и отводит энергию в другое русло. Я приведу аналогию. Есть человек-садовник, ему нужно взращивать сад, это его призвание, но он почему-то вынужден схватить автомат и бежать защищать свой сад, чтобы его не растоптали. Можно ли говорить о такой ситуации, что она благая? Зато энергии много, побежал человек с автоматом, а то возился там в своем саду, непонятно чем занимался. Вообще, ситуация, когда художник вынужден выходить на политическую арену и что-то там говорить, говорит только об одном — больше некому. По идее этим должны заниматься политики, но значит нет честных политиков, раз музыканты вынуждены это говорить. Этим должны заниматься духовные лидеры, но значит нет этих духовных лидеров. Соответственно, людей заставляют заняться не своим делом, а поскольку художники – это люди чуткие, нервные, обостренно воспринимающие какую-то неправду, то они и кидаются в прорыв. Но это не их дело. Это как микроскопом гвозди заколачивать. Политика – вещь грубая, а искусство — это, прежде всего, тонкость.

Сергей Калугин
Алексей: К тому же политика — всегда в большей или в меньшей степени ложь а искусство – это правда, если это настоящее искусство. И музыкант, который лезет в политику, если он уже глубоко туда нырнул, уже просто не может быть после этого музыкантом.

MUSECUBE: Скажите, почему в нашей стране на телевидении и радио нет альтернативы? Нет каналов, которые показывают разную музыку (рок, фолк), а все сводится к активному вещанию поп-музыки, а также к показу различных передач сомнительного содержания. Как вы считаете, это целенаправленное «обалванивание» людей?

Алексей: Альтернативы нет, потому что нашу страну сознательно разрушают извне. Сознательно из нее делают сырьевой придаток развитых стран. Здесь, в таком аспекте, наша культура им не нужна.

Сергей: Я бы не бегал далеко. В принципе, те люди, чьими руками сейчас осуществляется политика, не с Марса к нам прилетели и даже не из Англии. Они здесь родились, здесь выросли. Оказалось, что наша страна воспитала мерзавцев, которые готовы ее уничтожать за личную выгоду. То есть фактически можно сказать, что мы уничтожаем себя сами своими собственными руками. Будет национальная солидарность, и весь этот мрак спадет, но в результате генетической катастрофы XX века, когда уничтожались лучшие люди страны, у нас нет этой солидарности. Сначала Мировая Война, потом революция, потом террор, потом еще одна Мировая Война. И каждый раз погибали лучшие, самые умные, плодовитые, честные люди из всех сфер. Фактически произошла генетическая катастрофа. Необходимы десятилетия, чтобы последствия всего этого каким-то образом растворились. И такие беспринципные товарищи губят все светлое, что у нас появляется, потому что им это не нужно.

Оргия праведников
Юрий: Некоторое время назад Сергей правильно обратил внимание на разницу в эстетике рок-музыки на Западе и в России. Если на Западе рок-музыка изначально была развлекательной, да, собственно, таковой во многом и остается, то в России рок-музыка всегда была музыкой протеста, всегда была музыкой «разорви рубашку». И в тот момент, когда начинается «закручивание гаек», первое, что страдает – это правда. А в России правда – это рок. А поскольку период перестройки, когда рок стал активно расти, был крохотным, рок не успел развиться в индустрию.

Сергей: Энергию молодежи и рок-н-ролл использовали для конкретных, утилитарных целей – для разрушения империи. То есть для смещения властной элиты. И тут же рок пустили на экраны. После того, как собственность переделили, следующий эшелон властителей расхватал собственность, ему понадобился покой. И как только основные рычаги власти и финансы были перераспределены, тут же удавили рок, да, и искусство в целом принялись давить. Последняя рок-программа на телевидении была в 1996 году, в 2000-х уже ничего не было. А потом началась как бы имитация рока, когда была взята эстетика рока с беззубым содержанием.

MUSECUBE: Скажите, у вас есть какие-нибудь планы, идеи, которые вы давно обдумываете, но, к сожалению, за неименем средств и возможностей не можете осуществить?

Юрий: У нас огромное количество планов, но, как правило, все упирается в деньги, потому что хочется что-то записать, выпустить, а начинаешь считать смету и понимаешь, что в итоге вырисовывается, делать это уже не хочется.

Оргия праведников
Сергей: Почему мы поминаем добрым словом индустрию, которую часто поминают не добрым словом? Потому что индустрия – это ресурсы, которые на каком-то этапе могут быть подключены, обеспечив художнику максимальную реализацию. Поскольку мы можем опираться только на свои ресурсы, то, соответственно, все возможности, которые доступны тем людям, к которым подключилась структура мощной индустрии, нам недоступны. Нам недоступны колоссальные шоу, мощные туры и так далее. И, конечно, время от времени досадно, потому что мы прекрасно понимаем, что могли бы сделать, будь такие ресурсы к нам подключены. На наших глазах проходило восхождение группы Rammstein от клубного формата к стадионному. И никогда в жизни Rammstein этого не добился бы, если бы не были задействованы возможности, сформированные индустрией. Пришло осознание, что это интересные ребята, и, если они сами умудрились собрать 500 человек, то если в них вложить, они и 5 миллионов соберут. Так и произошло. Но это там, у них. У нас же такая схема пока не работает. Поэтому группам, которые живут и работают здесь, хочется пожелать, чтобы они были свободными от иллюзий. В частности, от иллюзий, что придет некий добрый дядя и что-то для тебя сделает. Это штука, которая обескровливает, обессиливает, заставляет проводить много времени в ожидании «бога из машины». А он не придет. Посмотрите вокруг себя, откуда он может прийти? Из кругов Пугачевой или Игоря Крутого, вы туда хотите, вам туда надо? И, соответственно, не нужно рассчитывать на какую-либо помощь извне. Нужно быть свободными от иллюзий и все делать самостоятельно.

Беседовал Иван Никитин.
Фотографии Татьяны Соколовой.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.