НовгородцевЖурналист, экс-сотрудник русской службы «ВВС», кавалер ордена Британской империи, ну, а для нас – легендарный радиоведущий авторских «Рок-Посевов» – Сева Новгородцев снова в Москве!

 

– Мой старинный приятель Эд Ратников организовал свое концертное агентство, возил сюда рок-н-рольных мастодонтов. Я понял, что агентство работает очень четко, что он привнес американские методы на российскую землю. Когда мы встретились в «Facebook», он согласился и устроил этот тур по России, – прокомментировал Всеволод Борисович.

 

Завершив карьеру ведущего с паузой в несколько лет, голос первого диск-жокея снова зазвучал в привычном для нас диапазоне. Изменился разве что общий медийный ландшафт, да и сам Новгородцев перебрался в Родопские горы.

 

– Этой квартирой мы владели только восемь лет, но, знаете, набежало, потому что рынок там поднимается быстро. И в результате, когда ее продали, осталась некая сумма, с которой в Англии делать нечего, уже ничего не купишь приличного. Я рассматривал карту Европы со спутника, где еще остались «незатоптанные места» и разглядел такой район на юго-западе Болгарии. По моим прикидкам километров 150 или 200 такая тайга местная. Там хоть партизанскую деятельность начинай. И горы – это Родопские горы и сплошные какие-то лесные заповедники. В общем, мы поехали туда. Первоначальная идея была в болгарской деревне купить дом, чтобы в Грецию пешком ходить. Нашли такую деревню, но там уровень цивилизации и культуры оказался, как в 16 веке: козья тропа, никакой дороги, один колодец с кружкой на цепи, но радушные люди – мужичок без единого зуба нам тут, же предложил из этой кружки напиться. Для того чтобы супруга не нервничала, я снял номер в 4-звездочной гостинице около лыжного курорта, откуда мы и разъезжали вокруг. И когда с деревней дело провалилось, мы вышли, гуляли по дороге и увидели объявление о продаже квартир. Я говорю, пойдем, посмотрим. Посмотрели – нам понравилось и мы сказали, что покупаем, – рассказал журналистам Новгородцев. – Таким образом, в 2015 году, простившись с «BBC» и отработав последнюю специальную передачу, мы сели в машину и поехали по Европам на колесах, что бы переехав на новое место еще что-то увидеть.

 

– А что скажете про современные технологии?

 

– В 91-м году, когда случилось то, что случилось, сразу все ринулись организовывать свои радиостанции. Зарегистрировано было 35 тысяч станций, из которых работало, может быть десять, но все равно, они стали растаскивать слушателей каждый на свои местные новости, на свои интересы, потому что человека интересует всегда то, что в метре от него, что в ста метрах от него и в километре. И вот произошла такая американизация радио. Произошло дальнейшее распыление одной аудитории, а интернет в свою очередь дал возможность выстраивания не вертикальных связей, как раньше – надо было писать в газету «Правда» или там жаловаться начальству, управдому, а связей горизонтальных, по принципу, скажем, средневекового города, когда булочник печет булку, несет ее сапожнику в обмен на сапоги, сапожник в обмен еще на что-то, идет к брадобрею. Образуется пласт. И вот сейчас благодаря интернету создается мощная горизонтальная структура, когда один человек нужен другому. Понятно, что власти кое-где нервничают, потому что это процесс неподконтрольный, но задушить, мне кажется, не удастся. И для меня, это колоссальная основа для развития демократии, потому что это демократия не какая-то лозунговая, когда люди выходят на площадь и чего-то такое требуют, а идет подспудный процесс, незаметный. Тот примерно, который привел к крушению Советского Союза, когда все стали рассказывать друг другу анекдоты про нелепость жизни, когда всем уже было смешно. Споткнулась советская власть и все в одночасье рухнуло.

 

– Тем не менее, радио удержалось и в позднюю Перестройку…

 

– Когда речь идет о судьбах поп-музыки, то надо понимать, насколько она влияет на жизнь. Стилеобразующее – есть такое слово. Скажем, до «Beatles» жили в одном ключе, после «Beatles» в другом. То есть «Beatles» или там какой-нибудь король рок-н-ролла Элвис Пресли были стилеобразующими фигурами. Сейчас мы живем в эпоху, когда все централизованное и стилеобразующее рассыпано на мелкие кусочки – в пыль превращено.

 

Когда я приехал в 90-м году, у меня такие вот как вы, молодые журналисты, спрашивали: «Всеволод Борисович, а что будет дальше?» Это будущее я уже видел. Я ездил по Италии по христианской линии и меня водили на всякие мелкие радиостанции. И вот прихожу я в квартиру, сидит молодой человек – антенну высунул в окошко – это его радиопередача. Стоит у него небольшой усилитель, ватт на 25 и он вещает только на один квартал – на большой свой квартал. Я говорю, вот у вас будет так же. Они говорят (молодые советские журналисты – авт.): «Ну-у-у, так не будет!» Так и случилось!

 

– Раз вы уже видели будущее, находясь в христианской миссии, может быть, скажете пару слов о новых тенденциях? Как вам укрепление реп-культуры?

 

– Как говорил Новгородцев, всю популярную культуру 20 века придумала нью-йоркская шпана. Все оттуда идет. И чечетка, которой увлекались у нас тут в 20-е годы, и блюз, и джаз, и потом рок-н-ролл, и реп, конечно, и все эти гаражные танцы… Как нью-йоркская шпана дошла до этого дела я не знаю, но у них все время варится какой-то котел. Там есть культура, когда Петя обогащает Васю, а Вася обогащает Петю. И они этим очень дорожат и очень недовольны, когда белые у них эту культуру воруют. Но с моей точки зрения реп – это возврат к словесности, поэтому и для русского, и для английского языка это плохим явлением быть не может!

 

 

Наталья Бартош, специально для musecube.org

Фото взято из архива seva.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.