-Как бы ты оценил то, что сейчас происходит с белорусскими фестивалями не с точки зрения организатора, а как обыватель?

-Фестивалей сейчас становится ну очень много. С одной стороны, может это и хорошо. Но если бы это было не повторение, понимаешь? Каждый фестиваль – он должен быть своим, уникальным и не поддельным. Чтобы не было такого, что разница в фестивалях в пару дней или неделю (я не буду переходить на личности), а музыкальная составляющая у них почти одинаковая.алесь таболич

Приведу конкретный пример: фестиваль Купальскае Кола. Фестиваль знают и любят много лет тысячи людей. И вот кто-то захотел сделать свое Купальскае Кола и начинает к себе зазывать тех же музыкантов и показывать людям, мол, смотрите, я это придумал. И все это за неделю до проведения Купальского Кола. И мне это, как организатору, вообще не нравится. Как бы там не менялось название, человек просто сталкивает лбами организатора с группами.

Я не хочу тыкать пальцем на конкретные моменты, но у нас сейчас среди организаторов происходит очень много нездоровой ерунды. Ни в чем нет согласия – даже в какой-то взаимопомощи, как это есть в других странах. В той же Польше или Литве. Все хотят быть лидерами. Во всем! И навсегда! Прислушиваться не хотят, колбасят свое…

Часто люди думают, что я такой… Скажем, неадекватный человек. Просто я человек, который любит говорить правду, и пусть она и не устраивает кого либо, но такой уж я человек. Для меня существует либо белое, либо черное. А эти разговоры за спиной, которые постоянно ведутся – сплетни, интриги, расследования – это было и есть.

-Почему в организации концертов появилась такая разрозненность?

-Междусобойчики, они существовали всегда. Когда-то альтернативная тусовка делилась на панков, анархистов и металлистов. Все металлисты тусовались своей большой коалицией – кто-то слушал хэви-метал, кто-то дэз-метал, дум, а потом эти направления стали потихоньку уходить в свои тусовки, в свои движения. И среди этих всех движений появились, как и организаторы, так и лидеры.
Приведу простой пример. Все организаторы метал-концертов и фестивалей это, как правило, кто?

-Музыканты?

-Музыканты! Гайдукевич, который играет дэзню, техно-дэз – у него своя тусовка. Этот, как его… Таболич – фолк, точнее, лапти-фэст делает. Потому что Znich – это ответвление от фолка. Гомельский Павлихин (группа Rasta), который делает периодически хард-кор концерты, Афанасенко (Asgarde Могилев)… Т.е. все организаторы, которые связаны более или менее с метал-движухой, и есть музыканты. Тот же Ванечка (Вэйк Ап) из группы Петля Престрастия . И они как бы навязывают людям свою видение и концепт. Это называется навязывание. У каждого свои тенденции в музыке.

Есть, конечно, люди, которые просто бизнесмены, как Супранович. Им не важна музыка как таковая. Будет там Пугачева или Металлика или дэз-метал – лишь бы только деньги приходили. Раньше у Супрановича была хорошая тактика. Он изначально набрал идейных людей, как я, Сосновский, Плавинский, которые выполняли функции привлечения публики на концерты.

таболичПочему появился Таболич-организатор? Я очень многому научился у Супрановича. И осознал, что в организации своей движухи я могу справиться сам. Я очень благодарен Виталию за то, что в свое время он занялся раскруткой группы ZNICH. Я отлично понимаю, что в то время это было прибыльным делом. Сейчас ситуация полностью изменилась. Супранович раньше был этаким монополистом – большинство альтернативных концертов организовывалось по его средствам, но с помощью людей, которые были приближены к определённой музыке. Он вырастил очень многих, которые в итоге стали его конкурентами. Но он утерял на то время альтернативную тусовку. Он захотел «хайпануть» и заработать денег больше. И сейчас он занимается организацией крупных масштабных мероприятий — привозит из России то Сплин, то еще кого-то. Это огромные деньги и огромные вложения.

Я не люблю необоснованную критику. Люблю, когда все аргументированно и по пунктам, а когда просто типа «ай, г**но» — такого не должно быть.

И даже с какой-то стороны я понимаю тех людей, которые появились на новой волне организаторов, как тот же Байметал. Это группа людей, которые хотят делать и умеют делать. Несмотря ни на что, они молодцы и с энтузиазмом занимаются своим делом! Есть только один организатор с красноречивой фамилией, который не прислушивается к мнению окружающих и идет по головам. Этот человек ворует идеи и действует самыми низкими методами!

-Почему среди организаторов появляется нездоровая конкуренция?

-Потому что присутствует серьезный элемент слизанности фестивалей, и это не есть гуд. У нас сейчас такое время, что денег у людей не много, и им приходится выбирать, куда пойти. А когда идет борьба за человека, потенциального, который хотел бы прийти на фестиваль, то все организаторы хотят чем-то выделиться. И вместо того, чтобы сделать что-то свое, они просто передирают идеи у других.
Новое в фестивалях – это всегда хорошо. Но новое не должно быть основано на фестивале подобного рода, а сделано должно быть совсем по-другому. Должна быть, понимаешь, какая-то изюминка в фестивале, которая бы преподнесла что-то новое и заставила бы проявить интерес.

-Сложно ли быть организатором фестивалей без привлечения спонсорской поддержки?

-В этом плане я, наверное, соглашусь с Супрановичем, что у всех фестивалей должна быть спонсорская подпитка. Отличие Купальского Кола от других фестивалей в том, что все фестивали open-air, кроме этого, проходят за счет спонсорства. Даже фестивали, которые проходят в «Дудутках». «Дудутки» сами финансируют все мероприятия. «Сула» финансирует сульские фестивали – чарки, шкварки и тому подобное. А фестивали, которые проходят в «Дудутках», финансируются, соответственно, музеем. И именно музей и есть организатор этих фестивалей. А вот подрядчик или исполнитель – это может быть одно лицо, ну, или небольшая условная организация. Но ключевой момент заключается в том, что это зависимые (от «Дудуток» – прим) люди и они не могут поменять площадку. Вот ты спрашиваешь: а где Кола будет? У нас почти каждый фестиваль проходит на новом месте.

-Ну да, катится. Все правильно.

-Да, оно катится по городам, вескам и селам. Т.е. у нас нет зависимости от местоположения. Да хоть в клубе в любом, а может и в нескольких клубах пройти. Можно чуть ли не целую неделю фестивалить. В этом плане я независим. Но, вместе с тем, я за все и отвечаю. Как ИП, как организатор, так и финансово.

У всех остальных оупэн-эиров тоже есть спонсорская поддержка. Рок за бобров – делает пиво «Бобров», «Аливария» – А-фест, Лидбир – это «Лидское пиво». Т.е. все это финансово подкреплено какими-то мощными спонсорскими делами. Поэтому, как ни крути, это все равно не частное лицо.

-Может, можно заняться не только поиском спонсоров? Может, можно обратиться за поддержкой к государству?

Я бы хотел, чтобы наше государство повернулось к нам лицом. И не делало каких-то препонов в плане тех же гастролек. Я ведь тоже плачу налоги, я тоже ратую за государство, я тоже интересуюсь происходящими в нем вещами. Мы и есть государство. Я не уезжаю никуда. Я не бизнесмен, который накидался и убежался. Мне интересно развивать белорусскую культуру как таковую. Пусть она субкультура, пусть она альтернативная, пусть она какая бы ни была, как ее ни назови, но чтобы государство содействовало, а не мешало.

Очень хотелось бы, чтобы наше государство – чиновники, идеологи, министерство культуры или кто там еще — больше бы способствовали развитию культуры как таковой. Пусть она будет белорусской, альтернативной, попсовой – не важно. Просто чтобы давали возможность проводить и делать. По логике вещей, это и должно делать государство. Возьмем для примера фестивали, которые проходят в Польше, в Литве или в той же России — Зарайская слобода. Там проведение фестивалей финансируется почти 60-70% государственными фондами. Они вкидывают свои деньги, они развивают свою молодежь, они развивают патриотизм.

-Ну, у нас тоже некоторые фестивали финансируются государством.

-Какие? Славянский базар? Может быть.

Если брать наши фестивали, которые проходят у нас под эгидой государства, то они настолько все одинаковы и неинтересны. Просто до безумия. Потому что артисты одни и те же, одни и те же голоса, одни и те же под копирку песни. И до такой степени тут все стало обыденным… Вот ты сейчас задала вопрос, а я сижу и думаю, а какие бы фестивали государственные были бы мне интересны… Уже даже Славянский Базар не интересен. Я помню, когда я еще в Академии учился, то ездил туда не на сам фестиваль, а на Фестиваль. Я там сидел и рисовал портреты, как художник. Мне была интересна атмосфера. А сейчас я даже не знаю, что там происходит. Если бы там, кроме Киркорова и попсы этой было еще что-нибудь интересное, это было бы классно.

-Но развитие фестивальной культуры все равно происходит.

-Развитие должно быть, но главное, чтобы способствовали на государственном уровне. Это не политика. Это культура. Культура должна быть вне политики, и каждый должен найти сам себе кайф куда ходить и что смотреть, а не навязанность.

Конечно, фестивальная культура развивается, но люди все равно не очень активны пока что. Ну, а организаторы… не знаю. Может, в будущем объединятся.

Про шоу-бизнес можно сказать одно: шоу есть, бизнеса нет. Это 100%. Группы в *опе, организация – тоже.

-Какой фестиваль можешь отметить в плане организации?

-Единственное, что мне понравилось в плане организации в 2017-м – это Лидский байк-фест. Почему-то у них получается именно душевный фестиваль, когда ты не в напряге находишься. Вот это, наверное, самое лучшее, что может быть. Атмосфера должна быть у каждого фестиваля своя.

Беседовала Юлия Хвощ, специально для MuseCube.org.

comments powered by HyperComments