Хрупкая и нежная на первый взгляд, эта актриса поражает зрителей сильнейшими вокальными данными и яркой харизмой. Московским театралам Дарья известна, прежде всего, образами лирических героинь, но в фэнтези-мюзикле «Последнее испытание» она примерила образ Такхизис – повелительницы Бездны. О Темной Богине, а также о взгляде на этот мюзикл со стороны света, корреспонденты Musecube побеседовали с Дарьей в преддверии апрельских предпоказов спектакля.

Как вы познакомились с проектом и попали в команду «Последнего испытания»? Были ли вы ранее знакомы с «сагой о копье»?

Ещё несколько лет назад я понятия не имела о мире «Dragonlance». О готовящемся проекте мне рассказал Евгений Егоров. Я тогда не предала этому большого значения и затянула с прослушиванием, тем самым упустив свой шанс. Но я чувствовала, что эта история для меня еще не закончилась, ведь мне безумно понравился вокальный материал. Так в итоге и получилось. Через полгода композитор Антон Круглов пригласил меня в студию, где мы записали «Зов бездны». Композитор остался доволен, сказал мне учить материал и ждать. Ждать пришлось довольно долго. К тому моменту, как Руслан Герасименко решил представить миру новую версию «Последнего испытания», я успела ознакомиться с книжной трилогией о Близнецах и подготовить материал. Что суждено, то обязательно сбудется, даже если мы случайно сворачиваем на другую дорожку. Судьба всё равно привела меня в «Последнее испытание», и я очень счастлива, что стала частью этого мира!

Нередко актеры говорят, что, играя не строго положительного героя, его нужно оправдывать. Вы исполняете роль Такхизис, Темной госпожи. Какая она – быть может, абсолютная тьма или некая высшая сила, просто ведущая свою игру? Ищите ли вы своей героине оправдания или она в них не нуждается?

Я верю в Великое равновесие сил – без света нет тьмы, а без тьмы нет света. Но каждая из сил всегда стремилась склонить чашу весов в свою сторону. Такхизис знает законы мироздания, она мудра, но при этом и не лишена жажды власти. В ней словно воплощены характеры всех женщин мира, хотя и показаны они через призму тьмы. Ей свойственны коварство, лукавое соблазнения, искушение, но при этом не чуждо и сострадание. Я очень люблю текст арии «Властелин ничего». В ней Такхизис поет: «Но мир, что Бог сотворил, рождён был из сердца». Она говорит Рэйстлину о том, что он не сможет творить, так как его сердце окаменело, а вот она – Такхизис – знает, что такое любовь и сострадание. Именно она, и только она, смогла бы стать высшей богиней. И в том, что она рождена властвовать над этим миром, она не сомневается. Роль Такхизис – это настоящий подарок для актёра. Я только начала изучать все грани этого образа, и на это у меня есть ещё пара месяцев до премьеры.

Из чего складывался образ вашей героини? (книги, режиссерское видение, некие внешние источники вдохновения?)

Образ сложился вначале из музыки. Антону Круглову удалось вложить в музыкальные темы Темной Богини все её основные черты, поэтому мне было легко воплотить этот персонаж в реальности. Далее в ход вступила фантазия, а после прочтения книг и обсуждений с режиссёром, образ сложился полностью. Мне также помог тот факт, что одно из имен Такхизис – Всецветная Драконица. Это продиктовало мне определенную пластику. Мои руки казались мне недостаточно выразительными, поэтому я украсила пальцы длинными драконьими когтями. Так прекрасная дева приобрела черты опасности. Важно было передать и ощущение могущественной силы, которая скрыта в этом божественном теле. Такхизис и есть сама сила, способная сокрушить всё на своём пути. А внешне она предстает грациозной девой, коварной соблазнительницей. В этом образе важно всё: походка, взгляд, каждый жест, каждое движение. Такхизис всегда разная. Но этим она и интересна.

Вам удалось буквально в противовес Такхизис исполнить и роль Крисании – Светлой жрицы. Какого было взглянуть на спектакль со стороны света?

Это потрясающий опыт для актёра – сыграть противоположных героинь. Но во время постановки мы часто говорили с режиссёром о том, что в «Последнем испытании» почти нет всецело положительных персонажей, и каждый из них преследует свою цель. Так и Крисания, при всех её благих стремлениях, не лишена гордыни, ведь она считает себя избранной дочерью Паладайна, которой под силу любое испытание. И её гордыня приводит к гибели всего мира. У меня было всего десять дней на подготовку образа, так как это был спонтанный ввод, но я с теплотой вспоминаю то счастливое время. Мне понравилось играть Крисанию, так как у нас с ней много схожих черт характера. Единственное, о чем я немного жалею, так это о том, что у меня героиня получилась немного мягче и ранимее, чем в книгах. Но тем самым моя Крисания отличалась от Крисаний других исполнительниц. Продолжить исполнять эту роль мне не позволил седьмой месяц беременности, хотя и предполагалось, что я вернусь к образу Светлой Жрицы после съемок фильма-спектакля.

Нашлось ли что-то общее между двумя этими героинями?

Такхизис и Крисанию объединяет уже одно то, что они обе женщины, а значит не лишены и характерных для женщин качеств. Но эти женские качества по-разному раскрываются на свету и во тьме. И даже в самой светлой женской душе есть уголочек тьмы, а в самой темной — краешек света. Конечно же, этих двух героинь роднит и борьба за душу темного мага Рэйстлина Маджере. И каждая из них считает, что победит лишь она.

В какой из двух этих ипостасей вы предстанете перед публикой в новой версии мюзикла?

В новой постановке я играю Тёмную Богиню, а свою светлую сторону буду показывать в других проектах. Образ Такхизис у меня полностью сложился и продолжает обрастать новыми подробностями. Немногие знают, что причёску Такхизис я придумала в день премьеры и с тех самых пор делаю её только сама. А вот какой моя героиня будет в новой постановке, мы увидим уже совсем скоро. Думаю, что новый костюм поможет созданию нового образа Темной Богини.

В ноябре уже ушедшего 2017 года в Санкт-петербургском театре музыкальной комедии состоялась премьера мюзикла «Граф Монте-Кристо». Вы, будучи утвержденной на роль Мерседес, вынуждены были временно отказаться от участия в проекте. Стоит ли поклонникам ожидать триумфального возвращения или на данный момент эту страницу истории можно считать закрытой?

На этот проект было потрачено огромное количество сил, времени и денег (на проживание в Петербурге). Но все же, чего скрывать, было весело! Я была на восьмом месяце беременности и на 3 недели уехала в Санкт-Петербург учить материал и репетировать дуэты. Я ходила на спектакли, знакомилась с коллективом и очень радовалась тому, что стала частью такого прекрасного проекта. Я уже успела полюбить музыку Уайлдхорна в «Джекилле и Хайде», а затем влюбилась и в партии моей героини Мерседес. Но уже тогда я начала замечать, что мне всё тяжелее брать высокие ноты грудным голосом, хотя микст и головной звук остались прежними. Я надеялась, что после родов все быстро восстановится, но, увы, стало только хуже. Когда моей дочери было всего 3 недели, я приехала на спевки. Это было очень тяжело, я разрывалась между долгом, материнским инстинктом и моей мечтой. Нельзя иметь все и сразу. Музыкальный руководитель Алексей Нефедов сразу услышал, что мои связки пока не готовы к такой нагрузке, и его опасения подтвердились. К тому же, я и сама поняла, что не смогу бросить дочь и каждый день репетировать по 10 часов. Театр — сложный механизм, ему нужны устойчивые винтики, а я выпала из процесса. Мое возвращение зависит от множества обстоятельств. Я не выйду на сцену Театра музыкальной комедии, пока сама не буду уверена, что полностью восстановилась. Важным фактором является и то, что «Граф Монте-Кристо» идет не очень часто и третий состав исполнителей пока не нужен. Но он может понадобиться в будущем, когда у двух исполнительниц роли Мерседес появятся новые спектакли, или если они захотят стать мамами. Так же мой ввод состоится, если будет вводиться третий состав Эдмона Дантеса. Все возможно. К тому же, театр заинтересован в новых лицах. А может я просто неисправимый мечтатель!? Но, тут же, на ум приходит цитата из Монте-Кристо, которой Дюма завершает свой роман: «Вся человеческая мудрость заключается в двух словах: ждать и надеяться!»

Татьяна Иванченко специально для Musecube

Благодарим за помощь в подготовке интервью Варвару Трошагину, Татьяну Лупанову и Ирину Никифорову

Фотографии Варвары Трошагиной, Марины Тарасовой и Марины Бакариновой

 

comments powered by HyperComments