Фестиваль МакдонахаТри «Красавицы из Линнэна» Третьего фестиваля Мартина Макдонаха в Перми.

Не первый раз на фестивале МакДонаха проходит настоящий конкурс красавиц: мистика, но меньше трех постановок этой пьесы из Линненской трилогии талантливого драматурга не бывало в рамках фестиваля. Как в русских сказках, три красавицы соревнуются за награды уникального театрального события – так ирландская история о любви и ненависти матери и дочери преломляется на российской земле.

В этом году в афише фестиваля, который пройдёт с 1 по 7 октября, снова три «Королевы»! Свои трактовки пьесы представят театры из городов Стерлитамак, Сыктывкар и гости из Казахстана.

На первом фестивале Макдонаха в 2014 году «Королев» привозили театр Армена Джигарханяна из Москвы, Челябинский камерный театр и «nicht.THEATER Ensemble» из Вены.

На втором – зрителей радовали «Красавицы» из Азербайджанского Государственного ТЮЗА (в постановке лондонского режиссера Яна Вильема Ван Ден Боша), Театр.Акт из Казани и Montenegrin National Theatre из столицы Черногории Подгорицы. Награду за лучшую женскую роль Второго Международного фестиваля Мартина Макдонаха в 2016 году получила Анна Вуйошович из Черногорского Национального театра (Подгорица) за роль Марты в спектакле «Королева красоты» — так переназвали всем известную героиню Морин черногорцы, понимающие ирландскую боль расколотой распрями страны.

Русская ирландка из Башкирии – все призрачно, кроме любви.

Главный режиссер Русского драматического театра из башкирского Стерлитамака Людмила Исмайлова в соавторстве с питерской художницей Ольгой Горячевой решили выстроить на сцене небытовое пространство, которое как бы притворяется бытовым.

Все вещи — муляжи. У них есть контуры, но нет никакого содержания — его заменяет прозрачный пластик. Все прозрачно в этой комнате: вся мебель, все вещи. Прозрачные струи дождя бегут по прозрачной стене, через нее видно, как герои перебегают к дому торопливыми пробежками, чтобы скорее спрятаться от этого пронизывающего мокрого холода. Контур телевизора Мэг Фолан смотрит, сидя в контуре кресла и держа в руках контур лентяйки. В контуре шкафа стоят медные кружки и миски. Из них пьют и едят еду из коробок. Но именно в настоящую сковороду Морин нальет настоящее масло, когда решит расправиться с матерью.

Потому что в этом прозрачном условном мире только одно подлинно: ненависть Морин и Мэг. Но игра актеров и атмосфера театра дает глубокое понимание – это именно та ненависть, которая шагнула свой «шаг от любви».

Для Исмайловой спектакль «Королева красоты» стал попыткой создания некоего камерного спектакля: «Театру, чтобы развиваться, необходима малая сцена. Это даёт очень большие творческие возможности, ведь есть целый пласт драматургии для камерного театра. А мы заинтересованы в появлении новых форм и иного зрителя».

Новое прижилось не сразу. Сказался восточный менталитет — хоть театр и русский, но живут-то среди мусульманского, в основном, населения. Невозможно представить себе у башкир такое содержание конфликта, да если он еще и играется в двух метрах от замершего в удивлении зрителя.

 

Но спектакль за спектаклем все больше раскрывается главная идея – какую цену мы готовы заплатить даже за призрачное счастье? Стоит ли наша мечта о нем чьей-то жертвы – смерти матери, как случилось в ирландской истории. Выстраданная мечта может ли стоить страданий близких? И главное – что реально в нашей жизни? Удивительно тонко показано в постановке театра из Стерлитамака, насколько призрачен быт, который «заедает» и приводит к катастрофе души, как глубоко ранят нас собственные мечты – увидеть это зрители фестиваля могут уже 2 октября на сцене театра «У Моста».

Жесть и треш скрывает любовь и боль «Королевы красоты» театра из Сыктывкара.

Режиссер сыктывкарского театра Евгений Софронов «заметил» пьесу о красавице случайно: «Во время очередной сессии с друзьями обсуждали кто и что бы хотел поставить. Кто-то из однокурсников упомянул имя Макдонаха и сказал, что там «жесть и треш». Я заинтересовался. «Что за жесть?» — спрашиваю. «Там дочь свою мать убивает», — был ответ».

При близком знакомстве ирландская история оказалась на удивление российской и настолько открывающей глубины собственной души, что актерам было сложны даже первые читки, настолько тяжела и жутка эта история для восприятия.

Как считает Евгений, — Это очень русский автор – Макдонах. Он ведь не англосакс, он ирландец. В Англии таких считали отщепенцами, изгоями. Это человек с чувством национальной уязвленности. Помните фразу из пьесы: «В Ирландии все должны говорить по-ирландски». В Коми все должны говорить — как? Сколько у нас в России национальных республик и национальностей. Что такое русский в этом случае?
Исследование причин человеческой жестокости, как называет постановку сам режиссер, превратилось в поиск причин одиночества, равнодушия, мстительности. Спектакль оказался близок и понятен всем. Пьесу, — считают актеры из Сыктывкара, — можно разобрать на цитаты для нашей жизни.

Находкой постановки стала хореография Николая Казмина, специально приглашенного из Екатеринбурга. Вся сценография спектакля подчеркивает, как два живых человека плесневеют и дряхлеют вместе с домом: потертые стулья, мутные стекла, ни одной хоть сколько-нибудь новой вещи, которая могла освежить внешний вид комнаты, к чему ни прикоснись, все разваливается.
Ничего уже не изменится к лучшему, обе героини медленно скатываются на дно по тому самому земляному валу (или откосу), под которым находится их жилище. Гнетущая атмосфера разбавляется немалой долей юмора, который, впрочем, у Макдонаха весьма своеобразен: зритель слышит острую, хлесткую фразу, тут бы рассмеяться в голос, а получается нервный смешок.

Софронов сумел провести свое собственное расследование, расставить акценты и приоритеты, объяснить себе, актерам и зрителям: почему. Он не просто оправдал преступление, он сумел из текста, полного несуразицы и «жести», создать настоящую оду любви, услышать которую можно так же 2 октября на сцене пермского Театра кукол.

«Красавица» из подземелья – казахстанский театр Арт-Бункер ставит пьесы в бывшем бомбоубежище.

Это первый театр из Казахстана, участник крупного театрального проекта в Перми, и этот театр действительно работает на площадке бывшего бомбоубежища. Театр основан в 2014 году, и артисты создают микс театра, перформанса, акустических и поэтических вечеров в своей жутковатой, но в то же время привлекательной стилистике, не оставляя никого равнодушным.

Режиссер спектакля Азамат Абильдинов обрамил повествование о жизни в ирландской деревне казахской этнической музыкой. Под музыку инструмента «шанкобыз» выживающая из ума старая Мэг выглядит степной шаманкой в перманентном состоянии полутранса…

— Казахстанская «Королева красоты» открывает не только общечеловеческие, но и важные для сегодняшнего Казахстана проблемы — проблемы языка, национальной идентичности, миграции. Ведь как Ирландия наша страна долгое время была частью большой империи, и теперь, когда мы обрели независимость, нас мучают те же «комплексы» что и ирландцев. Эта пьеса очень актуальна для нашего общества, — рассказывают актеры.

«Бункер» был первым театром, кто поставил в Алматы «Королеву красоты». Актриса и директор театр Ксения Кутелева, исполнительница роли Мэг, говорит, что в пьесе можно подробно рассмотреть трагедию четырёх персонажей, у каждого свою, но в каждом можно узнать и себя, и целое человечество.

— Мой персонаж — Мэг Фолан — довольно подлая женщина. Под предлогом блага для других она преследует исключительно эгоистические цели, за что и поплатится в итоге. Роль сложная, эмоционально многоуровневая: от детского восприятия окружающего мира и наивного любопытства до отточенного коварства — в ней сочетается всё, что и делает эту роль очень глубокой и интересной. Не сомневаюсь, что смотреть этот спектакль будет так же увлекательно, как и работать над ним, — рассказывает Ксения Кутелева. Как понял пьесу театр из Казахстана, можно будет увидеть 5 октября на сцене театра «У Моста».

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.