Современная немецкая литература – это юмор, приправленный тонкой иронией, и чуть-чуть фантастики. Не вся конечно, но та ее часть, которая согреет сердце любого германиста.  Давид Сафиер, из книг которого на русский переведена только «Дурная карма». Даниель Кельман, один роман которого, «Изменяя мир», уже экранизирован, а «Я и Камински» терпеливо ждет своей очереди. И Керстин Гир с трилогией-бестселлером для подростков «Любовь сквозь все времена».  В прокате на этой неделе  появился фильм «Таймлесс. Рубиновая книга».

В современной Лондоне в престижной школе учится шестнадцатилетняя Гвендолин Шеферд, нормальная девушка, которая хочет всего того, что и все нормальные девушки ее возраста: болтать с подругой, смотреть кино, веселиться. А это очень сложно делать, если тебя с регулярным постоянством начинает забрасывать то в одну эпоху, то в другую – дар, унаследовать который должна была ее кузина. В итоге девушка в один день обретает целый букет проблем: униженную и жаждущую мести двоюродную сестру; место в тайном обществе, которому уже несколько веков, во главе с графом  Сен Жерменом; чертовски привлекательного, но очень самонадеянного напарника и целую организацию в качестве смертельного врага.

Путешествия во времени – казалось бы, ну вот, очередное. И правда, смутно вспоминается «Жена путешественника во времени», культовое «Назад в будущее» и другие. А еще Лондон – словно тоска по Гарри Поттеру. Что неудивительно, потому что архетип героя, попадающего из мира привычного в мир волшебный и открывающий свои скрытые способности, — это настоящий алмаз для фантастов, которому каждый придает свою огранку. В фильме двоемирие становится еще более взаимозависимым: герои ищут информацию о ранее неизвестном в Википедии, назойливых кавалеров из XVIII века Гвен снимает на телефон, а утонченная дама в 20-х годах XIX восхищается кедами фирмы Найк.

Но это работает в обе стороны. Зритель в реальном мире непременно захочет сам задать Википедии тот же вопрос: кто такой граф Сен Жермен, упоминаемый и Пушкиным, и Жорж Санд, и Умберто Эко, и при чем тут принц Ракоци? Какие тайны в действительности скрывал авантюрист эпохи Просвещения, алхимик, мистик и полиглот? Захочет он найти и книги Керстин Гир. Найти найдет, но прочтет только собственно «Рубиновую книгу», а остальные — при условии, что владеет немецким языком: перевод двух других еще не вышел, но клятвенно обещан.

По поводу кедов Найк. Они хороши, а вот костюмы «бель эпок» и XVIII века подкачали. На симпатичной героине и очень симпатичном герое они выглядят… как-то не так. Да, костюмеры старались, но явно недостаточно. По сравнению со спецэффектами и внушительными декорациями костюмы выглядят реквизитом провинциального театра. Репродукции портретов мадам Помпадур и даже аутентичные выкройки сейчас, в эру Интернета, доступны, как никогда. В чем же дело?

Может быть, в том, что акцент делался не на точном следовании деталям (один режиссер впал в истерику, когда обнаружил, что в фильме о войне госпиталь укомплектовали кипельно белыми простынями, а не немного желтоватыми). Такую историю, как «Рубиновая книга» вполне можно было превратить в очередной набор штампов и аллюзий, и даже спецэффекты ее бы не спасли. Как не спасли они «Оза: Великого и ужасного», в середине которого перестаешь восторгаться демонстрируемой картинкой и начинаешь скучать, слушая пафосные диалоги, от которых зубы сводит, и вглядываясь в хороших актеров, словно забывших, что они именно такие – хорошие актеры.

Здесь зубы сводит по другой причине – от улыбки. Неуклюжесть героини, первая влюбленность, забавная подружка и никаких вечеринок с морем спиртного, которые плавно перетекают в шутки всем известного направления. Мило, весело и таинственно, потому что это только начало истории…

Елизавета Маркова, специально для musecube!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.