В Санкт-Петербурге стартовал 52-й фестиваль японского кино, целью которого является знакомство зрителя с японским кинематографом, какой не познает широкого проката в России и других странах. Демонстрируемые ленты охватывают широчайшую область жанровых исследований, отражающих внушительного размаха социальные, общечеловеческие и фантастические темы, стремящиеся к единому знаменателю – показать, что японское кино живет и за пределами Куросавы и Миядзаки.

 

В 2018 году фильмом открытия стала лента японского режиссера Синобу Ягути «Семейка на выживании», премьера которой состоялась в Макао 12 декабря 2016 года.

 

«Семейка на выживании» — комедийная зарисовка на тему выживания человечества в условиях техногенного катаклизма. В Токио проживает семья Судзуки: мать, отец и двое детей. Глава семейства (Фумиё Кохината) вечерами безвылазно торчит в телевизоре, дочь (Вакана Аои) ни секунды не проживет без смартфона, сын (Юки Идзумисава) не снимает никогда наушники, а мать (Эри Фукацу) не в силах ни до кого достучаться. Однажды в Токио происходит отключение электричества, и все связанные с ним приборы перестают работать. Несколько дней существования в условиях полного хаоса, и Судзуки решают покинуть свой дом, чтобы добраться до живущего в Кагосиме родственника. Решение уйти из Токио становится отправной точкой в возрождении надежды на выживание семьи во всех его смыслах, а пройденный путь – дорогой переосмысления системы человеческих ценностей.

 

Ягути рассматривает фундаментальный вопрос, лежащий на поверхности: общественный отклик на катаклизм, обнажающий самые низменные качества человека. Общество скидывает человеческую маску перед страхом гибели. Мародерства бушуют по всему Токио, воровать не гнушаются даже на виду, страх перед смертью вынуждает жадно прятать остатки еды и воды, загибать цены на товары первой необходимости, истощать мир вокруг себя. В какой-то момент герои натыкаются на место, где раздают приготовленные рыбные деликатесы, камера движется, и зритель видит вывеску «Океанариум». Окружение трансформируется в страшный ералаш, в котором общество стремительно падает в пропасть дикого существования (герои готовы есть кошачий корм и пить аккумуляторную жидкость).

 

Ягути через призму искрометного юмора демонстрирует атрофированность общества, вызванную индустриализацией и технологическим скачком. Исчезновение всего лишь одного блага прогресса обнажило никчемность человека в качестве самостоятельной единицы. Основу комедийности составляет неприспособленность к жизни в полевых условиях. Герои с удивлением обнаруживают альтернативные пути существования, открывают для себя газовые плиты, механические фотоаппараты, учатся созидать из подручных средств и потреблять в пищу продукты растительного происхождения, постепенно отказываясь от постоянного слепого потребительства.

 

И пока общество выставляет животную сторону своего естества, природа, выходя на первый план, начинает блистать в своей первозданной красоте, которую раньше никто из героев не замечал. Режиссер дает возможность остановиться и увидеть великолепие Млечного Пути на полотне звездного неба, прелесть сельской жизни рядом с природой. Разрушается вакуум, в котором пребывал отдельно взятый человек, чтобы тот начал оживать душой.

 

И когда этот индивидуальный купол спадает, зарождается процесс объединения людей в настоящую семью. Тема семьи очень важна для японского кинематографа, поскольку она позволяет рассмотреть максимально широко сущность человека, являющегося частью микромира, в котором все должно быть подчинено законам единства. Семья Судзуки в видении Ягути мертва на момент начала фильма – отправная точка, от которой героям предстоит двигаться, развивая арки персонажей. Не сложно догадаться, что завершится трансформация хеппи-эндом, когда все выводы будут сделаны.

 

Процесс погружения мира в хаос откликается созидательным в отношении целостности отдельной ячейки. Личность подвергается реконструкции, когда та оказывается готова искоренить пороки и слабости. Младший Судзуки выкидывает смартфон, его сестра познает работу руками, мать избавляется от брезгливости, а отец преодолевает хвастовство.

 

Но главной проблемой для Ягути остается влияние продуктов потребления электричества на разобщенность семьи. За прозрачной ширмой комедии режиссер даже не пытается спрятать остросоциальные темы, прямо подначивая зрителя задуматься о том, как и на что он тратит то время, которое можно посвятить семье. И тогда примитивная комедия о бегстве из Токио трансформируется в призыв человечеству бежать от неправильного образа жизни, найти для себя личную Кагосиму, в которой не будет места порокам и слабостям, в которой семья сможет по-настоящему стать единой.

 

Валерия Стойкова специально для Musecube

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.