Обладатель приза зрительских симпатий Silver Mulberry, обладатель гран-при бразильского фестиваля фантастических фильмов Fantaspoa, приза зрительских симпатий фестиваля азиатского кино в Нью-Йорке, специального приза жюри и приза зрительских симпатий международного фестиваля фантастических фильмов в Канаде – еще долго можно перечислять список наград комедии японского режиссера Синъитиро Уэда «Съемки без тормозов». Оглушительный успех преследует картину, снятую студентами киношколы в Токио всего за 8 дней.

 

«Съемки без тормозов» (или дословно – «Не останавливай камеру!») называют аналогом американского хоррора «Ведьма из Блэр», только действие разворачивается на территории заброшенного промышленного объекта, где, как гласит легенда, в 40-е годы прошлого века проводили эксперименты над людьми, а вместо ведьм – настоящие живые мертвецы, с окоченевшими конечностями, побелевшими взглядами и неконтролируемой жаждой крови.

 

Долой прелюдии — лента начинается съемками очередного дубля, который в 42-ой раз проваливается по вине бездарно играющей актрисы. Уже давно взвинченный подобной фальшью режиссер обвиняет девушку в неконтролируемой лжи, после чего объявляет перерыв, зачем-то уходит с ассистентом на крышу здания, прихватив ведро бутафорской крови. Пока актеры отдыхают, гример рассказывает легенду об используемой ими локации – в этом проклятом месте заклятьем на крови можно воскрешать мертвецов. Слышен шум снаружи, камера перемещается за звуком, и в комнату залетает кровавая рука, а следом появляется настоящий зомби. С этого момента на экране начинается то, описанию чего подходит слово «трэш».

 

Зомби гонятся за людьми, извергают изо рта неизвестную жидкость, люди истерично кричат, отрубаются головы – в картину по самые титры напиханы типичные клише, без которых не обходятся фильмы ужасов. Снятый одним дублем балаган, длинною аж в сорок минут, изобилует реками клюквенно-бордовой крови, которая брызжет гейзером даже на объектив оператора, которому это совершенно до лампочки – протер объектив, чтобы не портить зрителю обзор, да побежал себе дальше за представлением. Актеры играют топорно, камера оператора в какой-то момент сходит с ума, когда, помимо дергающейся картинки, прыгать начинает еще и зум. Сопровождается сие действо ужаснейшей «нагнетающей» музыкой, которая вобрала в себя все характерные шаблоны аккомпанемента хорроров. От ленты так и смердит запахом низкобюджетного кино. Но это лишь добавляет привлекательного антуража ленте. «Съемки» даже не пытаются походить на ужасы, переосмысливая топорностью и избитостью формул жанр. На экране разворачивается убедительная комедия, в которой динамики куда больше, чем в любом современном ужастике. Эффект неожиданности используется, чтобы заставить аудиторию от души посмеяться, когда отовсюду выпрыгивает в самый напряженный момент бешеный режиссер с безумным криком: «Экшн! Да! Да! Вот теперь это истинная эмоция!»

 

Но вот остается последний выживший, и слева уже побежали титры – оказывается, весь сорокаминутный фарс был лишь съемками, и никаких всамделишных мертвецов и не было в помине. Зрителя возвращают на несколько дней назад, когда к режиссеру приходит заказчик с необычным предложением о съёмках зомби-хоррора одним дублем в прямом эфире.

 

В этот момент повествование перерастает в полноценное документальное кино о труде кинематографистов. В деталях, но сохраняя взятый уровень динамики, описывается, как родилось то, что зритель увидел ранее. Уэда приоткрывает занавес над таинством создания кино, но делает это не менее комично, чем выглядел отснятый материал. К этому времени нарастает степень черного юмора, которому не зазорно опираться на темы алкозависимости, сумасшествия и (да простит читатель) диареи. Подобного рода юмор мирно соседствует с серьезными общечеловеческими темами. К примеру, взаимоотношениями отца с дочерью, что пошла по профессиональным стопам родителя, но не приемлет его взглядов на ведение съемочного процесса – соглашаться с поставленными заказчиком условиями, даже если они исключают понятие искренности в искусстве.

 

Затем зрителю повторно дают отсмотреть зомби-хоррор, но теперь с позиции съемочной группы. Зацикленный аттракцион заставляет еще больше смеяться, когда обнаруживается, следствием каких казусов являлся тот или иной отрезок хронометража. И когда настает время финальных титров, фильм достигает эмоционального и логического предела, за которым и следует искренняя симпатия аудитории. «Съемки без тормозов» — редкий случай гармонии комедии и хоррора, когда комедийность вызвана не беспробудной сценарной тупостью, а умело использованными жанровыми клише и продуманностью сюжета.

 

Валерия Стойкова специально для Musecube

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.