Помните ту повесть, что печальней всех на свете? История Ромео о Джульетты из Вероны была обречена на трагическое завершение. С момента появления на свет шекспировских персонажей прошло много времени, а их души, кажется, беспрерывно кочуют в поисках сосудов человеческих, чтобы быть вместе.

 

На сей раз события встречают нас в Стокгольме накануне войны. Два парка развлечений конкурируют между собой, не гнушаясь использовать самые дерзкие и травмоопасные методы борьбы. Заниматься шпионажем или устроить короткое замыкание — вообще никакая не проблема. Юноша и девушка, наследники враждующих парков, встретившись, влюбляются друг в друга, но их чувствам необходимо пройти проверку родственными предубеждениями, собственными страхами и надвигающейся войной.

 

Перенос вражды Монтекки и Капулетти на шведские реалии – это, пожалуй, единственное, что роднит «Парк развлечений» с шекспировскими героями и их многочисленными копиями в кино. Неоднократно использованную тему облачили в весьма экстравагантную оболочку. Сюжет построен на транслировании метафоричных образов в действительность. Если девушка влюбилась, то бабочки витают не только где-то в животе, а вполне себе комфортно располагаются вместе с ней под одеялом, опадающие с платья цветы – не только фигуральное отображение увядающего сердца.

 

Происходящее олицетворяет внутренние переживания героев, размывая определенную нормами жизни грань между фантазиями и внешним миром. Оно передается через яркую цветовую характеристику, которая подстраивается под состояние героев, выражена в деталях образов, какие походят за счет перенасыщения акцентами на театральные костюмы, и воплощается в переносе образного отклика на ситуацию в фактическое действие.

 

Такие приемы походят на «парад галлюцинаций», и сперва воспринимаются как что-то абсолютно дикое, пока непрерывность подачи в преувеличенной манере не возводит это в норму. И на фоне этой пестрой и чуть диковатой закономерности главные герои смотрятся более чем уместно, так как тоже по-своему своеобразны. И дело не в возрасте, как было у шекспировских прототипов, – искаженность нормы персонажей претерпела коррективы соответственно общественным стандартам, что (в случае с героиней, например) оправдывает гипертрофированность эмоций и действий.

 

Но радужные чувства на фоне бутафории и не самой лучшей, но красочной графики – это лишь одна сторона картины. Рассказанная история, как оказалось, реальна. Война парков – это лишь один из винтиков в механизме войны глобальной. Странная (страшная) матрешка. Каждый раз, затрагивая эту тему, «Парк развлечений» скатывается стремительно в бездну, как вагончик на американских горках, открывая вещи, связи и предубеждения, которые разрушали мир вокруг и воздействовали охлаждающе на непомерный огонь любви двоих.

 

Но обращение к действительности воздействует отрезвляюще, заставляя задаваться вопросами относительно сопутствующей наполненности картины, ответы на которые не лучшим образом влияют на восприятие ленты – каверы песен Bon Jovi и Beyoncé никак не коррелируют с временной шкалой, что вносит заметный диссонанс, и даже упор на символизм, коего в фильме столько, что можно отдельную статью писать, не объясняет многочисленные нестыковки и чрезмерную утрированность действий, происходящих просто потому, что так было угодно создателям.

 

Но это в итоге оказывается не так уж и важно. Когда реализм отступает под напором красок, а игра малоизвестных российскому зрителю актеров (Фрида Густавссон, Альбен Гренхольм) цепляет, потому что отсутствует сформированное годами о ней мнение, в ход идут обыкновенные эмоции – главный элемент манипулирования аудиторией. Зрителей неизменно притягивают истории любви, не говоря уже о связи, какую описал давным-давно Шекспир. В жизни порой так мало красок, и шведское кино намерено это исправить.

 

Валерия Стойкова специально для Musecube

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.