20 мая в БКЗ «Октябрьский» прошло торжественное открытие 27-ого Всероссийского кинофестиваля «Виват кино России», который стал уже традиционным культурным мероприятием весны в Санкт-Петербурге.

 

Звездные гости, среди которых были Лариса Лужина, Вера Алентова, Андрей Руденский, Ирина Муравьева, Владимир Меньшов и другие, украшали вечер, наполненный поздравлениями, народной любовью и бурными овациями. Но цель фестиваля – чествование кино, а потому состоялся показ фильма, что впервые предстал перед аудиторией именно в рамках фестиваля, посвященного 75-летию со дня полного снятия блокады Ленинграда.

 

Фильмом открытия стала лента Александра Галибина «Сестренка», представленная режиссером и его творческой группой, в составе которой были и юные звездочки картины: Арслан Крымчурин и Марта Тимофеева, которая уже успела сняться в фильмах «Легенда о Коловрате», «Время первых», трилогии «Гоголь» и других.

 

В основу фильма легла повесть народного поэта Башкортостана Мустая Карима «Радость нашего дома». Сюжет разворачивается в годы Великой Отечественной войны. Осень 1944 года, в печи разоренного дома солдат находит перепуганную украинскую девочку. Осиротевшую Оксану отправляют в семью, что проживает в маленькой башкирской деревне. Девочке тяжело приспособиться к новому дому, потому как еще отзывается на неокрепшем детском состоянии перенесенный ужас, а взаимодействие с самым любопытным членом семьи, маленьким Ямилем, встречает языковое препятствие. Дети пытаются найти понимание и преодолеть возложенные на еще хрупкие души тяготы войны.

 

На фоне глянцевых фильмом о военных действиях, где пули летят непременно в замедленной съемке, а на отполированной до блеска картинке бельмом смотрятся уж очень осовремененные образы солдат, «Сестренка» — история о жизни. Не той, что проходила на поле боя, но которая пережила не меньше страхов и потрясений. В контраст конкретным описанным подвигам противопоставлена внешне тихая, но концентрировано-эмоциональная линия жизни, которая застала сотни тысяч детей в военные годы. Она развивается между теми, кому возраст еще не позволяет считаться взрослыми, но кто вынужденно вырос душой.

 

И безусловным героем «Сестренки» является маленький Арслан Крымчурин. Его Ямиль наивен и мудр, он отдает честь портрету отца по утрам, ведет учет скопленных запасов, в каких можно найти все: от ценнейшего сахара до импровизированного клада разных вещих, которым он готов поделиться лишь в новоявленной сестренкой. Он смотрит на нее с неким восторгом, беря на себя еще большую ответственность мужчины, чем ту, что возложил с уходом отца на фронт. Его попытки стать защитой, помощью и наставником – смесь невероятно милых и глубоких чувств. Взаимодействие детей, построенное на монолого-молчаливой основе, отзывается куда большей искренностью, чем вычурные диалоги современного кино.

 

Простота и естественность – залог индивидуальности «Сестренки». Снятая на территории Башкирии, она не только игнорирует всякий намек на искусственность декораций павильонов, что заменены аутентичными домиками и колоритными пейзажами, но и поддерживает дух картины изнутри посредством речевой составляющей. Непривычный слуху башкирский язык как часть культуры показанного народа и знак всеохватности войны, которая одинаково ужасала всех.

 

Режиссер отступил от общепринятых принципов построения фильмов о военном времени, сделав упор на то, что даже в микромире, взятом в формате отдельной деревни, продолжается жизнь, в которой есть место незначительным, но кажущимся невероятно важными распрям мальчишек, дружбе и тихим подвигам, которые могут заключаться даже в спасении башмачка.

 

Погружение в эту маленькую историю, пронизанную взрослыми поступками и чувствами детей, народным стилем и атмосферой, получилось настолько глубоким, что заставляет закрыть глаза на некую абсолютизированность приземленности, которая проявляет себя через небогатый на глобальные события сюжет. Полноценный по меркам кино хронометраж кажется полупустым, он будто требует какого-то события-монолита, но прощает выбранный расход минут режиссеру из-за концентрации внимания на детях, для которых малое, происходящее каждый день, и есть нечто глобальное.

 

Глобальное же для зрителя – развязка. Эмоциональная, она даже в изобразительном плане сделана превосходно. Положение кадра, которое ловит соединяющую черту в середине реки – место кульминационного разрешения истории, подчеркнутое чувствами и природным символизмом.

 

Режиссер заканчивает свое повествование так, будто демонстрация – это строчки повести, которые читает зритель на бумажных страницах. Она удивительно отстранена от обиходных приемов в кино, принимая в отдаваемых ощущениях сторону литературного прототипа. Тихо, без громких музыкальных сопровождений, записанных специально для титров, как закрывается дочитанная книга.

 

Валерия Стойкова специально для Musecube

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.