Молодой человек атлетичного телосложения Йоав (Том Мерсье) с одним только рюкзаком за плечами стремглав движется по улицам Парижа. Он заходит в роскошную, но абсолютно пустую квартиру в богатом доме, ключи от которой берет под ковриком. Кто оставил ключи, почему квартира пуста и на каких условиях мужчину пустили в квартиру, неизвестно. Пока Йоав мылся в душе, некто его обворовывает, оставляя того в чем мать родила. В панике Йоав носится между квартирами соседей, двери которых не спешат отворяться пред нежданным гостем, а после чуть не умирает от переохлаждения в пустой ванне (даже вода перестала идти), но его вовремя находят соседи сверху – молодой парень Эмиль (Кантен Дольмер), беспечный наследник богатой фамилии, который тратит время на писательство, и его девушка Каролина, которая играет на гобое (Луиза Шевийотт). Они одевают спасенного, вручают телефон и деньги и даже предлагают занять одну из свободных комнат в их квартире, на что получают отказ и историю о том, что Йоав приехал во Францию из Израиля (до этого все их знание о нем умещалось лишь в емком «обрезанный»), чтобы навсегда избавиться от связи с родной страной и стать французом.

 

Надав Лапид российскому зрителю практически неизвестен. Все, что связывает массовую аудиторию с именем израильского режиссера, это фильм «Воспитательница» с Мэгги Джилленхол в главной роли. Несмотря на это, «Синонимы» является тем самым фильмом, который ориентирован на понимание зрителем различных национальностей, хоть и поднимает частную проблему (даже личную, учитывая заложенный в фильм опыт переезда во Францию самого режиссера) и отношения стран, менталитет которых не соприкасается с российским.

 

«Синонимы» — картина о том, как человек пытается избавиться от собственной идентичности. И локальность истории — совершенно не повод рассматривать ее через призму отношений исключительно двух народов, но и на нее стоит обратить пристальное внимание по причине многостороннего раскрытия образа нации, к которой стремится Йоав.

 

Он передается местами метафорически и начинается с образа голого героя в пустой квартире – новая жизнь без старого багажа в месте, внешне представляющим роскошь, но внутреннее содержание которого для Йоава пока пустое. Встретившиеся ему Эмиль и Каролина прельщаются чуждыми им понятиями. Для нее это тело спортивного израильтянина, для другого – его истории. Удачная встреча того, кому необходимо избавиться от довлеющего прошлого как неотъемлемой части игнорируемой идентичности, и того, кто пресытился родным и стремится разнообразить жизнь за счет прикосновения к незнакомому.

 

Йоав готов отдать себя за причастность к той Франции, олицетворение которой заключено для него в синонимы, что заучивает герой, таская везде за собой словарь, не поднимая головы, не замечая сущности Парижа и камеры, что постоянно бегает за ним и будто не успевает. По-настоящему замечать он начинает лишь тогда, когда попадает на курсы по французской государственности, где иностранцев учат равенству, отношению к сообществам и народам, и тут Йоав начинает понимать, что его идентичность, как бы он ни пытался стереть ее, записав поверх личность француза, противостоит его ранее необдуманным порывам, все больше склоняясь в сторону тех соотечественников Йоава, которые одержимы родиной и готовы бороться за нее. «Бейтесь за свою музыку!»  — призывает герой, рассуждая уже совершенно не как француз, перестав бороться с «я», вернув истории, но потеряв благосклонность, когда в финале метафорично показывается та реальность, которая неудобно присутствует в отношениях наций.

 

Более понятную, но столь же неудобную картину трудно себе представить. «Синонимы», парадокс, работает на восприятие через антонимичные понятия. Через скачки между прозрачным и необъяснимым, через симпатию и раздражение по отношению к фильму и герою, через противопоставления внутри самой картины. Лапид снял кино, аналогов которому нет, но на основе истории, которую примеряют на себя в разных уголках мира все чаще в нынешнее время. И даже если единственным чувством по итогу просмотра будет дискомфорт, «Синонимы» настоятельно рекомендованы к рассмотрению, потому что картина Лапида дерзкая, нахальная, рискованная, самоуверенная, мужественная, вызывающая, развязная и просто невероятная.

 

Валерия Стойкова специально для Musecube

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.