Кадр из фильма «Зеленая книга»

Фильм, представленный на соискание премии «Оскар» в пяти номинациях, включая главную и второстепенную мужские роли. Картина, все еще вписывающаяся в голливудские злободневные тенденции, парадоксально описывая их несовременным и ненавязчивым слогом. Все это – биографическая комедийная драма Питера Фаррелли «Зеленая книга».

 

Фрэнк Энтони Валлелонга по прозвищу «Болтун», итальянец по происхождению, но уже поколениями укоренившийся в Америке, работает вышибалой в клубе. В связи с закрытием заведения на неопределенное время Тони вынужден найти подработку, так как ему необходимо содержать семью. Не совсем по своей воле Тони нанимается водителем к афроамериканскому пианисту Дону Ширли, несмотря на отношение Валлелонга к, как он выражается, «баклажанам». Вместе с музыкантами своей группы, среди которых есть даже русский виолончелист Олег (клишировано пьющий водку и говорящий с режущим слух акцентом), Ширли отправляется в тур по южным штатам, где для афроамериканцев действуют жесткие правила пребывания. Дабы максимально спокойно перенести эту поездку, Дону необходим навык применения грубой силы «парламентера» Тони, которому, в свою очередь, выдают путеводитель для чернокожих автомобилистов — «Зеленую книгу».

 

Несмотря на то, что название ленты — отсылка к труду Виктора Хьюго Грина, само существование которого обнажало остро стоящую на американском юге проблему расизма, режиссер не ставит вопрос расовой сегрегации во главу угла, уделяя этому пристального внимания меньше, чем Дэвид Йейтс в сиквеле «Фантастических тварей». Фаррелли использует конфронтацию расовых интересов в качестве фундаментального аспекта развивающихся взаимоотношений героев. Любая из возникших сложностей, связанных с пребыванием Дона в южных штатах, является поводом для интеграции полярных мировоззрений друг в друга.

 

Вопреки тому, что Ника Валлелонга упрекают в перетягивании одеяла в сторону выгодно изобличенного им в первоисточнике отца, довольно быстро отгородившегося суждениями от социума, живущего по общепринятым, но совершенно странным законам, хотя тот сам в начале фильма бросал в урну стаканы, из которых пили афроамериканцы, ярко освещены оба действующих лица. Неугомонно болтливый итальянец, который постоянно ест, не фильтрует речь и пишет хромающие на слог, но бесконечно теплые письма жене, и чернокожий музыкант, олицетворяющий своим непоколебимым естеством верх мудрости и снисхождения к людям, считающим себя культурными — Виго Мортенсен и Махершала Али сыгрались дуэтом достойно предложенных им номинаций. Созданные персонажи идеально укладываются в рамки возведенного Питером Фаррелли фарса, в котором социальная драма (с присущими ей политическими параллелями и клишированными мыслями) утопает в той же пучине простоты кино о людях и их отношениях, что и расизм. Фаррелли выстраивает историю по принципу своих предыдущих картин, потому даже самая неожиданная в ситуационном контексте шутка коррелирует с тоном высокопатетичных мыслей.

 

В пользу композиции играют и основанные на очаровании пейзажи южных штатов. Желто-зеленые оттенки создают ощущение уюта, делая дорогу не просто сопутствующим фоном очередного роуд-муви, суть коей – красота. В «Зеленой книге» она ведет путников не только к точке конечного эмоционального слияния, но и дому, ощущение которого заключено в этом уюте и куда добираются герои к финалу, провожаемые рождественскими снежными деревьями.

 

Фаррелли сосредотачивает все на доме, вкладывая его как чувство в объекты, но вмещая непосредственно в него многоидейность. Дом – это стены, в которых ждет семья, дом – это завязка дружеских отношений, дом семьи Валлелонга – отправная точка для формирования мысли о создании общего для всех места, в котором не существует расовых границ.

 

Валерия Стойкова специально для Musecube

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.