Артёму, более известному как AMCHI, скоро 26, но у артиста за плечами уже насыщенная история. Приехав в Москву, он успел поучаствовать в трёх глобальных телепроектах и поработать в двух именитых продюсерских центрах. Некоторое время, видимо, устав от руководства извне, Артём пустился в свободное плавание, стартанув с очень достойной работой под названием «Миражи». Мы поговорили о том, есть ли жизнь у артиста вне лейблов и без зависимости от знающих дяденек. Думаю, у AMCHI она точно будет насыщенной.

 

Выражаем благодарность RYABOV COFFEE за предоставленную возможность проведения интервью и фотосъёмки.

amchi 2

— Насколько тебе комфортно говорить о твоём уходе из Black Star?

 

— Да нормально. Можно обсудить.

 

— Ты один из немногих, кто ушёл ровно.

 

— Вообще без скандалов. Я пробыл на лейбле год, мы разговаривали начистоту с самого начала. В начале текущего года мне начали показывать разные песни. Я говорил, что это всё мне не нравится, я пишу своё. Я им показал материал, главам не очень зашло. Мне сказали, что либо я их слушаю и записываю то, что дают, и тогда я взлетаю в топы и разрываю всех, либо мы просто с тобой расстанемся, только нужно доездить запланированные концерты. Имя и песни мне отдавали сразу и без вопросов. Я день подумал и сказал, что я не хочу выступать с теми песнями, которые мне не нравятся, о каких деньгах ни шла бы речь. Я больше про творчество. Когда тебе дорого твоё ты дело и делаешь его реально с любовью, всё срастается. Это так и работает. В общем, я сказал: «Спасибо, я не хочу тратить ваши ресурсы и время». Мы ударили по рукам, я выпустил ещё одну песню. Потом наступил карантин. Я позвонил Вальтеру Чассему и сказал, что сейчас всё равно не будет концертов, отпустите меня. Через полтора месяца, когда офисы начали работать, я приехал и мы всё закончили, о чём я записал видео. Всё-таки год – это немало, отличный экспириенс, я узнал для себя многие плюсы и минусы.

 

— Дуэт с Ternovoy сделал тебе неплохой пиар.

 

— Это так. Трек сильный. Но и вообще участие в «Песнях» дали мне неплохой толчок, который был нужен.

 

— Вне лейбла у тебя вышла пока только одна песня?

 

— Да, «Миражи». Сейчас выходит ремикс на неё, это ребята из Штатов сделали. Они сами предложили сделать клубный микс. Мы сейчас будем стараться выпускать чаще. Уже 17 сентября выходит трек «Много тайн».

 

— Раньше всё работало иначе: удачная песня ротировалась примерно полгода, только потом выпускали следующую. Теперь артисты стараются выпускать по песне в месяц. Некоторые по три.

 

— Ну, по три – это toomuch. Сейчас время такое, фаст-фуд-музыки. Публика хочет очень много, при этом перенасыщена музлом. Качество музыки из-за этого действительно страдает. Некая песня выходит в топ и артист, даже если ему это не нравится, будет стараться делать по формуле, дабы повторить успех. Типа кальян-рэп. Но сейчас хорошее время для музыкантов, даже если ты копируешь кого-то, это стреляет. Но потом кто-то талантливый вдруг делает нечто другое и всё меняет. Сейчас очень много самобытной музыки. Но формула этой музыки не всегда доступна людям и она может не заходить массово. Да, сейчас выпускают часто, но в наше время иначе не получается. Мы не можем делать как BackstreetBoys – выпустить альбом и четыре года с ним по миру кататься перед следующим. Сейчас ты выпускаешь трек, если он зашёл – даёшь ему пожить. Не зашёл – нужно сразу выпускать новый. Пока трек опускается в чартах, ты должен заботиться, чтобы новый шёл вверх. Стараться и ждать, чтобы он зашёл. Но и в итоге всё равно выбирают люди. Радио может помочь навязать песню, но реальную, трушную популярность ты получаешь только тогда, когда люди сами начинают искать песню в сети, слушать. Услышав один раз, они хотят этого. Это не навязано.

 

Я буду пытаться придерживаться этого графика – песня в месяц. Когда наберётся материал и подкопится популярности, выпущу EP или лонг-плей. Мне часто советуют выпускать сейчас. Но мне кажется, что пока у меня не такая большая аудитория. Когда я выпущу песню, по выхлопу не меньшую, чем «Прочь», тогда и выпущу альбом, понимая, что он не уйдёт в никуда. А это значит – 15 миллионов в AppleMusic. С песней «Прочь» я реально почувствовал, что значит «быть на слуху». Но я до сих пор не считаю, что «Прочь» — до конца моя песня. Поэтому не чувствую свою победу в этом.

 

— Артистам твоего поколения при популярности в интернете нужно ли радио и ТВ?

 

— Радио всё равно нужно. Телек не особо. Есть YouTube, другие сайты.

 

— Ну а премии всякие получать — приятно же!

 

— Я не очень уважаю российские премии, уж не знаю, почему. Я и в детстве смотрел американские и европейские церемонии. Наши мне всегда казались каким-то шоу фриков, враньём. Эти результаты ничего не показывают. Пусть лучше у меня будет миллион просмотров в сети, чем какая-то статуэтка. Если бы мне дали Грэмми, я бы порадовался. Может быть.

 

Но радио играет роль. Когда начался карантин – стримы упали. Радио слушают в дороге или на вечеринке, это удобнее.

 

-То есть, у тебя высокие стандарты. При этом ты не боишься экспериментов. Твоя песня «Боль» — это блюз, про который широкие массы вообще забыли, мне кажется.

 

— Я хотел её выпустить ещё на «Песнях». Так бы она зашла больше. Но там мне не разрешили. Я очень люблю эту песню, она крутая. С ней сдвоено выходила песня «Водопады». Мне кажется, что «Водопады» более массовая, но больше слушают «Боль». Может, из-за игры слов, может, из-за блюзовой гармонии. Начинают скучать по более настоящему, нечто расслабленному. Сейчас все делают треки «чтобы качало», а не всегда это прикольно.

amchi

— Перед встречей я ознакомился с твоей биографией. У тебя очень неслабый творческий опыт, как выяснилось! Сначала в Краснодаре работа с PLC, потом Москва.

 

— Давай быстро перечислю. В Краснодаре пел по рестикам, учился. Перевёлся в Москву. Попал на «Главную сцену», оттуда в «Лови». Провёл там 3 года, ничего не было понятно и толком ничего не вышло. Пошёл в «Успех» на СТС, выиграл, но меня слили. Потом «Песни на ТНТ» и Blackstar. Если говорить про весь этот опыт, то я считаю, что это всё было из-за наивности и глупости. Я не знал, что делать, как себя вести относительно музыки. Раньше казалось, что, попадая на какой-то проект, там стрельнул и всё у тебя пойдёт. Наверно, раньше так и было. Но, оказалось, что когда я туда залетел, эти времена уже начали проходить. На третий год у Игоря Матвиенко я понял, что никому ничего не надо. Если ты сам не будешь ничего делать, то ничего не сработает. Поэтому, посмотрев первые песни, я пошёл на второй сезон. Подумал, что нормальная тема.

 

— Ты попал в проект Игоря Матвиенко «Лови», вы выпустили альбом, какая-никакая движня была.

 

— Да какой альбом, там всё было не так!

 

— Я так понимаю, что тебе там было некомфортно. Матвиенко пытался из вас сделать «Иванушек» минус 25 лет?

 

— Да, пытался. Но никто особо ничего не делал. Все ждали, что оно само должно пойти. Контракт был дольше, но я попросился уйти. Матвиенко понимал, что ничего не идёт, нет смысла меня держать. Тоже легко отпустил. Наверно, мне нужно было свалить чуть раньше. Но в силу своей неопытности, мне казалось, что я уйду в никуда. Ну, ничего страшного.

 

— Как я понимаю, шоу «Успех» для тебя пролетело мимо.

 

— Да вообще! Типа, просто приехать-выступить. Я смотрел американский «исходник», в Штатах это вообще по-другому преподносилось, было очень крутое шоу. А у нас какое-то бессмысленное. Если уж так говорить, то самый крутой проект, который у нас в стране был – это первый сезон «Песен на ТНТ».

 

— После всех шоу и лейблов, сейчас ты в свободном полёте?

 

— Да. У меня есть менеджер. Мы подписались с французскими дистрибьютерами. И всё. Мы сами находим деньги и возможности.

 

— Это непростой путь.

 

— Конечно, непростой. Но мы знаем, что никому ничего не должны и сами всё решаем. Есть концерты. После концертов оставляешь себе не всё, а делаешь «подушку» и раскидываешь на необходимое. Сейчас необязательны миллионные вложения. А стратегия всегда будет меняться, для каждого трека индивидуально. Путь проб и ошибок. За всё это время я понял, что никто ни хрена не знает, как и что делать. Хотя все делают вид, что знают. В Москве я понял, что все делают вид, мол, такие профессионалы, но ни фига не разбираются! Поэтому нужно пробовать и пытаться.

 

— Везде пишут, что ты достаточно закрытый человек. Как у тебя с обратной связью с поклонниками?

 

— Я мразь! (смеётся). Ну, реально! Я не очень открытый с незнакомыми людьми, люблю свою комфортную зону. Я даже трансляций в инсте не провожу. Чувствую себя глупо – сидеть и разговаривать будто с самим собой. Я могу записать сториз или ответить на действительно прикольные вопросы. Хорошие комментарии я лайкаю, типа говорю «спасибо». Плохие комментарии – обычно неинтересный понос, я их игнорирую. Могу ответить на интересные замечания. Но даже когда делаешь «вопрос/ответ», то всё одинаково. С обратной связью по-разному. Когда выходит трек и я понимаю, что людям интересно, я отвечаю. Насчёт всего остального… Я не могу перейти эту грань, стать блогером: пост-пост-пост-пост… Может быть, это неправильно.

 

— Насколько это «накидывание дерьма на вентилятор» тебя вообще может задеть?

 

— Что касается меня, мне в принципе всё равно. А вот когда начинают цеплять родных и близких – это меня может очень сильно задеть. А так я понимаю, что хейтят очень обиженные люди. Мне их жалко. В их жизнях ничего не происходит. Если у меня подходящее настроение, я могу подколоть в ответ и забыть об этом. Но меня это не волнует, если честно. Пропускаю.

 

— О блогерстве. Неужели тебя нет в Tik-Tok?!

 

— Есть. Но я понимаю: чтобы стать там популярным, нужно делать три видео вдень. Я слишком ленив для Tik-Tok. Там очень тонкая грань: если не хочешь превратиться в обезьянку, то тебе должно повезти. Я не хочу быть той обезьянкой, которой ещё и не повезло. Я хочу оставаться музыкантом, делать и показывать свою музыку, не становясь блогером. И всё. Я не хочу рассказывать, что сегодня утром я проснулся, почистил зубы, выпил кофе, поцеловал свою девушку и пошёл работать. Неинтересно. Хотя,я понимаю, что все пытаются себя продать.

 

— Цифры ещё не продажа билетов.

 

— Очень точно подмечено! Сколько бы не было у тебя просмотров в Tik-Tok, на твой концерт могут прийти 10 человек. Может, у меня устаревшее мнение, но я верю, что если у тебя действительно хорошая музыка, то это реально может попасть людям в сердца. Чтобы они могли себя с ней ассоциировать. Чтобы услышали и подумали: «Да, у меня было разбито сердце и песня об этом» или «Мы тусовались под эту музыку». Но самый кайф – я недавно это понял — это не когда у тебя песня ассоциируется с каким-то твоим моментом и настроением, а когда песня может вывести тебя на это настроение! Если тебе весь день было грустно, ты послушал песню – и тебя отпустило. В этом есть свой кайф! Очень интересно смотреть с этой стороны.

 

— Насколько ты готов к компромиссам с собой ради PR? Сходить на ужасные ток-шоу на центровых каналах, если будет нужно?

 

— Я не пойду. Меня звали в «Дом-2», там выступают люди зачем-то. Но это же полное дерьмо, деградация населения уже 20 лет. Попрыгать под фанеру перед участниками – заслуженными обезьянками всей страны? Чтобы меня показали в этой среде? Нет. Я могу пойти на какие-то шоу, где интересная аудитория, где я могу спеть, показать свой материал. Там могу и поболтать. Это зависит не от количества, а от качества аудитории. Пусть это будет 10 мероприятий поменьше с людьми, которым что-то интересно в жизни, чем одно на миллионную аудиторию, где никто ничего не понимает, но все хлопают на всё подряд.

 

— Кто сейчас твоя аудитория?

 

— Ну, девушки, конечно. Мне ещё на «Песнях» пытались приклеить ярлык «для девочек». Я считаю, что моя музыка для всех. У меня аудитория – лет от 14, может, даже от 12, где-то лет до 30. Может, до 35. Иногда на концерты приходят пары, которым просто интересно.

 

— Тебе хотелось бы как-то модерировать аудиторию?

 

-Я понимаю, что это невозможно. И потом, 12-13-14-летние люди – самые преданные поклонники и самые активные в сети! Я могу прожить с ними до их 30-летия. Главное, чтобы музыка нравилась, чтобы хотели слушать.

amchi

— У тебя с возрастом меняются музыкальные пристрастия или есть некая постоянная составляющая?

 

— Мне повезло, что сестра с детства подсадила меня на хорошую западную музыку. Это были Backstreet Boys. Я в 4 года знал песни на английском и не знал ни одной русскоязычной. При этом, мой брат слушал Боку – армянский шансон. А у меня были BSB. Потом появился британский музыкальный канал, где крутили Ne-Yo и других r’n’b чуваков. Я ни фига не понимал, кто это, но мне жутко нравилось. Тогда были сайты, с которых качали альбомами, а интернет был 30-40кб, через телефонную линию, и каждый альбом качался не меньше часа. Прослушать до скачки нельзя, хороший или нет -определяешь по обложке. Я стал искать хип-хоп артистов, всякую американщину, потом подтянулась британская музыка. С тех пор такое и слушаю. Не мейнстрим, но очень красивое. Иногда немного экспериментальную. Что-то среднее между простотой и супер вкусовщиной. Русскую музыку всю жизнь не особенно слушал. В Краснодаре парни меня приучали к русскому рэпу, но я понял, что лучше буду переводить тексты. Я же всю жизнь учу английский язык, поэтому мне интересно.

 

— По-моему, сейчас чистого русского рэпа и не осталось.

 

— Согласен, всё смазано. Столько поджанров, что трудно разобраться. Но по сути, все хотят быть «поп». Это же определение популярной музыки, а каждый артист хочет, чтобы его музыка была популярна. Поэтому, все поп-артисты. В плане узнаваемости, концертов. Но не попса. Попса – это херня.

 

— Ты сам себя к какому либо определённому жанру относишь?

 

— Я понимаю, что это всё равно поп-музыка. Но это крутой поп, с элементами r’nb и хип-хопа. Но это не рэп, я не читаю. Скорее, вокальная декламация. Не хочу уходить в один жанр. Просто хочу по уровню быть выше стандартной поп-музыки.

 

— Если сейчас делать дуэт с кем-то из российских артистов, то с кем?

 

— Straniza, с ней обязательно сделаем. Думаю, обязательно ещё что-то запишем с Мотом, только другое, не «Манекен». Мы дружим, Матвей тоже с Кубани. Он очень ровный чувак несмотря на все его заслуги. А так я и не думал. Скоро у моих знакомых малоизвестных пацанов выходит альбом, я залетел на одну песню. Думаю, желание фитов не зависит конкретно от артиста. Если я услышу демку и пойму, что это круто, то я соглашусь. Даже с самым топовым артистом при плохой песне – не буду. Фит ради хайпа – не то. Сейчас много делают фитов для слияния аудиторий и поднятия в топах. Для меня это не то. А когда ты делаешь фит потому, что ценишь музыку и подачу – это круто. И неважно, сколько там подписчиков.

 

— К финалу. О творческих планах мы поговорили.

 

— Да. Треки, треки, треки и снова треки.

 

— Закончим как-нибудь душевно?

 

— Я всегда желаю людям, чтобы они нашли свою дорогу. Сколько бы лет не было. Если человек понимает, что он не счастлив до конца, то ему нужно менять всё кардинально, как бы страшно не было. Бывают точки, когда человек понимает, что он не на своём месте. И пусть будет сложно, но нужно всё менять. Я желаю, чтобы люди всегда находили именно свой путь. Не обращая внимания на всех левых людей, которые приходят-уходят, пытаются тебя утащить вниз. Но мы приходим и уходим одни. Так что все сомнения – лишние. Нужно любить своих родных, потому, что если у тебя есть их поддержка, то мало что ещё нужно. Я понимаю, что мои родные поддерживают меня потому, что я их сын, брат. Но если есть родные, весь мир неважен. Нужно всегда к чему-то идти и знать, к чему. Нужно всегда развиваться. Есть вариант остановиться лет в 30 и до 60 ничего не делать. Я заметил, что у нас, в России, так – переваливает за 40, за 50, многие начинают считать себя очень взрослыми и оседают. Начинается существование. «Возраст доживания». Я желаю, чтобы такого не случалось. Должна быть цель и саморазвитие. Тогда не будет ни скучно, ни грустно. Всё придёт к тому, чтобы жизнь не прошла зря.

 

— Мне кажется, ты абсолютно уверен в том пути, который выбрал.

 

— Уверен. Иногда приходят сомнения: может быть, всё бросить? Работать по профессии – переводчиком. Но тут же понимаю: нет, никогда!Я понимаю, что счастье – это собирательный образ всего. Может казаться, что ты счастлив не на 100%. На сегодняшний день, со всеми песнями и успехом «Прочь», я начинаю заново с полной уверенностью и излучением счастья.

 

Александр Ковалев, специально для Musecube.org

 

Фотографии — Марианна Астафурова

 

Ссылки:

 

 

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Очень интересное интервью!
    Читается на одном дыхании.
    Отдельное спасибо за формат.
    Видио не так раскрывает артиста, чувство недосказанности и неловкости присутствует… А когда разговор двух людей не отвлекают посторонним предметы в виде камер, остаются послевкусие искренности и легкости в общении! Amchi невероятно талантливый парень, уверена он добьётся ошеломительного успеха, его слушатели всегда с ним и за него до конца.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.